Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Когда Козаков дал мне роль Хоботова, он угадал мою инфантильность»

Анатолий Равикович — о любимом Карлсоне, несыгранном короле Лире и приятных воспоминаниях
0
«Когда Козаков дал мне роль Хоботова, он угадал мою инфантильность»
Фото: Валерий Гордт
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

24 декабря исполняется 75 лет народному артисту России Анатолию Равиковичу, актеру Санкт-Петербургского театра комедии им. Н.П. Акимова, незабвенному Хоботову из «Покровских ворот». С юбиляром встретилась корреспондент «Известий».

— Вы более 50 лет в профессии. Есть роли, про которые можете сказать: «Ай да Равикович! Вот молодца!»?

— В каждой роли, когда играешь ее, кажется: «Ай, молодца!» А спустя какое-то время дистанция ставит всё на свои места, и вроде не такой уж ты и молодец. Есть роли для меня этапные, которые открывали мои новые актерские грани — с помощью Игоря Владимирова (главный режиссер Театра имени Ленсовета. — «Известия»). Они мне запомнились. Клоун Бом в спектакле «Интервью в Буэнос-Айресе» — моя первая настоящая драматическая роль, хотя и маленькая. Я очень волновался, стеснялся, не знал, как ее играть. Мне казалось, что я буду смешон, неловок.

Этапной считаю роль старика в спектакле «Вы чьё, старичьё?». Прежде я не играл такой характер — русский, деревенский. И моя первая большая серьезная роль на весь спектакль — Дженнаро в «Человеке и джентльмене», итальянская, с большим количеством перепадов от смешного до трагического. 

— Вы не назвали Карлсона, которого играли около 20 лет. Михаил Боярский сказал: «Такого Карлсона, которого сыграл Равикович, нет, не было и не будет».

— Спасибо Мише за такие слова. Для меня не была сложной эта роль: открыл книгу — и пошел играть. Мы очень любили этот спектакль. Это был праздник для всех. Как день рождения. Публика шла на Алису Фрейндлих, в какой-то степени — на меня. Все с удовольствием смотрели, как два взрослых человека валяют на сцене дурака.

— Про Карлсона вы как-то сказали, что, наверное, были им в прошлой жизни.

— В прошлой жизни я был каждым персонажем, которого играл. Хиггинс из «Пигмалиона» говорит про себя: «Мне до сих пор кажется, что я не такой взрослый и внушительный, как другие». Вот это я могу сказать про себя. Практически до седых волос во мне было какое-то детское отношение ко всему. Долго верил в Деда Мороза, в чистую, бескорыстную любовь, дружбу. Может, потому что в детстве прочитал много книг, был книжным мальчиком. Я не могу заниматься хозяйством, ходить в магазины, на рынок. Меня всегда обманывают. Я непрактичный человек. Наш дом ведет Ира (супруга Анатолия Равиковича, актриса Ирина Мазуркевич. — «Известия»). Я вообще не знаю, где что лежит, где что купить, что почем... Правда, немножко умею готовить. А Карлсон — это мои анекдоты, байки, когда я вокруг себя собираю народ. Думаю, когда Михаил Козаков дал мне роль Хоботова, он отгадал некую мою инфантильность. Хоботов не совсем взрослый, с этим увлечением поэзией, со всеми своими ребячествами. Верно?

— Можете назвать актеров, игрой которых восхищаетесь: ну как он это делает?! Или для вас давно уже нет секретов в профессии?

— Ну как же! Есть актеры, перед которыми я снимаю шляпу. Например, Алиса Фрейндлих. Мы 30 лет работали вместе, но я до сих пор не знаю, как она приходит к своему результату. Талант — это тайна. Такими были и Евгений Евстигнеев, и Евгений Леонов в лучших своих ролях. И Смоктуновский — в спектакле БДТ «Идиот», в фильме «Ночной гость». Из стариков — Николай Симонов, актер неслыханного масштаба. Из молодежи мне нравятся Маковецкий, Машков.

— Когда вам вручали Царскосельскую художественную премию за яркий актерский почерк и книгу «Негероический герой», вы сказали, что чувствуете себя... немного Остапом Бендером, выдававшим себя за гроссмейстера. Еще рассказы будут? Ведь вы завершили 1982 годом, когда вышел фильм «Покровские ворота».

— Ничего обещать не могу. Я действительно не писатель. В книжке я описываю самые яркие, памятные мне и приятные воспоминания. Это не хронологический отчет оперуполномоченного своему начальнику, а выбранные места из моей жизни. Если и буду еще писать, то какие-то зарисовки, не касающиеся театра. Может быть, связанные с моей семейной жизнью, встречами с врачами — там много забавного.

— Есть у вас сейчас съемки?

— Случайно возникает какая-то роль, когда нужны старики. Это нормально. Недавно я снялся в сериале «Пусть не кончается любовь». История про артистов, живущих в Доме ветеранов кино. Роль интересная, даже с любовью — с Лилитой Озолиней. Там снимались Джигарханян, Сёмина, Ильин, Конюхова, Верник.

Еще летал в Баку, где Юлий Гусман снимает приключенческий боевик, комедию «Не бойся, я с тобой! 1919». Это продолжение его же фильма, снятого 30 лет назад. Мне достался персонаж положительный — директора цирка. Причем снова, как и в сериале про артистов, по фамилии Шапиро. Словно других еврейских фамилий нет!

— Пять лет назад для своего бенефиса в Театре комедии вы выбрали роль Сарафанова в «Старшем сыне» А. Вампилова. А сейчас чем удивите?

— Отмечать не буду, и удивлять — тоже. Я уже наигрался. Наступает момент, когда ты всё про себя знаешь, — и нужен какой-то очень свежий взгляд, заинтересованный режиссер, который увидел бы в тебе черты, дотоле неизвестные. Скажем, предложил бы: «Давайте сыграем короля Лира». Вот я бы удивился! 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...