Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Почему все так хреново в Сарапуле

Корреспондент «Известий» на месте искал ответ на вопрос, которым житель города озадачил Владимира Путина
0
Почему все так хреново в Сарапуле
Фото: ИЗВЕСТИЯ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вопрос «Почему все так хреново в Сарапуле?» задали премьеру через интернет во время «прямой линии» 15 декабря. Путин ответил: «Не знаю, надо обязательно посмотреть».

Кто задал вопрос, неизвестно. Сам автор не назвался, а в правительстве выяснять не собираются. Как пояснил пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков, аппарат Белого дома обычно не работает после «прямой линии» с гражданами, которые туда обращаются, если на то нет особого распоряжения.

Не получив возможности поинтересоваться у рассерженного горожанина, что же не так в его населенном пункте, я выехал на место — чтобы увидеть все своими глазами.

И вот я в Сарапуле. Это 62 км от Ижевска. Население — чуть меньше 100 тыс. человек.

Центральная улица им. Карла Маркса вполне проходима для транспорта. Вдоль проезжей части то здесь, то там длинные снежные «брустверы» высотой до пояса — последствия очистительных работ. Прогулявшись вдоль них до улицы Советской, можно увидеть стоящего среди сугробов Ленина. Рядом — Красная площадь, где расположены мэрия, местная ГИБДД и городской суд.

Захожу в мэрию и прямиком к начальству — председателю городской думы Анатолию Наумову и главе администрации города Анатолию Сизову. Беседуем на троих. Первым делом Наумов сообщает, что из окружения Путина с ним пока не связывались, а сам он до сих пор очень огорчен вопросом премьеру о родном населенном пункте:

— Я отреагировал очень эмоционально. «Караул» не кричал, но внутри у меня все всколыхнулось. Мне показалось, что вопрос необъективный. Да, у нас много проблемных вопросов, много открытых вопросов. Но в городе есть и масса положительных моментов. От других городов мы сильно не отличаемся!

— Какие же проблемы в городе Сарапул? — интересуюсь.

Дальше за Анатолием Наумовым только успевай записывать.

«Наибольшее раздражение» у людей вызывает «постоянный, безудержный» рост тарифов ЖКХ. В городе чувствуется нехватка заведений для отдыха (всего три клуба, мало кафе, нет благоустроенных парковых зон). Смертность превышает рождаемость. На ключевых предприятиях города — «Сарапульском радиозаводе», электрогенераторном заводе и заводе электрооборудования «Элеконд», где в общей сложности трудятся около 9 тыс. человек (15% экономически активного населения), кадровая чехарда.  

— На радиозаводе в течение трех лет поменялось пять директоров. Из-за этого в работе завода произошел серьезный сбой, и он оказался на грани банкротства, — рассказывает Наумов. — Только благодаря встречам главы республики с Владимиром Путиным завод сохранил оборонные заказы, благодаря которым как-то сейчас стоит на ногах. Четыре месяца назад была задолженность по зарплате с глубиной в пять месяцев и за три месяца прошлого года. На сегодня задолженность только полтора месяца, ну и прошлогодняя.

Электрогенераторный завод оказался в нокдауне из-за АвтоВАЗа. Владельцы вложили сотни миллионов рублей в линию по производству электроусилителей руля для вазовской «пятерки», а в Тольятти взяли да и сняли ее с производства.

— Вложенные средства уйдут в убыток, а 300 рабочих цеха остались сегодня без работы, — сокрушается мэр Сизов.

Дефицит городского бюджета — 40 млн рублей при доходах чуть больше миллиарда. Не хватает денег на ремонт дорог, благоустройство территорий, текущий ремонт школ и больниц.

— Речь идет об элементарных вещах, — говорит Анатолий Сизов, — ремонт зданий, мебели, установка окон там, где очень изношены основные фонды.

Тут, сообразив, что картина получается чересчур похожей на ту, которую нарисовал автор вопроса Путину, городские начальники спохватываются.

— Сегодняшние темпы роста нас вполне устраивают. Да, не везде у нас хватает, не по всем отраслям деятельности мы успеваем, но тенденции у нас здоровые! — уверенно говорит Наумов. — Если не будет резких политических поворотов, революций, перестроек — город будет жить.

Объективно говоря, дела в Сарапуле по среднероссийским меркам обстоят не так уж хреново. Если сравнить доход муниципального бюджета Сарапула, приходящийся на одного горожанина, с аналогичным показателем знаменитого теперь моногорода Пикалёво, то окажется, что в Пикалёве он в два раза хреновее: всего 4,5 тыс. рублей на человека в год против сарапульских 10,5 тыс. рублей.

Начальник УВД по городу Сарапулу, полковник полиции Сергей Чуверов чуть задерживает меня перед входом — просит, чтобы не пугался, потому что в здании идет ремонт. Успели сделать только первый этаж, поэтому обшарпанный коридор на втором выглядит как иллюстрация к американскому фильму о причинах падения социализма.

Чуверов начинает издалека. По его словам, количество официально зарегистрированных безработных в городе — 1,3 тыс. человек — реальной действительности не соответствует. Безработных больше. Осенью прекратил существование местный машиностроительный завод, а завод железобетонных изделий работает кое-как. Армия безработных пополняет ряды преступников.

— Не все из оставшихся без работы смогли уйти в коммерцию. Люди привыкли работать на заводах, где стабильная зарплата. Вот они, оставшись без привычного заработка, и начинают заниматься не тем, чем надо, — объясняет Чуверов. — Мы как-то решили подсчитать, кто именно совершает в городе преступления. Если убрать несовершеннолетних и пенсионеров, останется примерно две трети населения — 60 тыс. человек. Так вот, из них более 30% имеют судимость за уголовные преступления.

Всего за 11 месяцев в городе зарегистрировано 1475 преступлений. Самые «популярные» — кражи. Убийств с начала года совершено 17. Это примерно вчетверо выше московских показателей в пересчете на 100 тыс. человек населения. Что и неудивительно.

— Пойти в Сарапуле совершенно некуда, — рассказывает ижевский таксист Денис. — Я приезжаю к своей девушке. Мы раньше пробовали здесь время проводить. Но то, что есть, все какое-то неприятное. Да и местные на выходные в Ижевск из Сарапула едут.

В заведении под названием «Солнцепек» студентки местных учебных заведений уныло тянут пиво.

— Сами посмотрите, что здесь можно делать? Я хочу работать на нормальной работе. Хочу нормально жить. Конечно, я хочу уехать. Доучусь и уеду, в большой город. В Питер или Москву, — вслух мечтает одна из них, Александра.

— «Крокодил» у меня делают этажом выше. В подъезде всегда шприцы. Во дворе всегда толпы пьяных малолеток. В клубах проверяют паспорта, но только если человек новый. Тех, кто с 14 лет ходит, признают за своих и пускают без проблем, — добавляет Надежда.

Сама она по клубам не ходит — говорит, контингент не ее, а хочется чего-то особенного. Но Сарапул —– не по этой части. Тут все скорее типичное.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...