Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вслед за человеком, похожим на шахтера из Нижнего Тагила, обещавшего приехать в Москву указать «болотным людям» на их место, усилиями российского телевидения появилось аналогичное послание из Кузбасса, где несколько человек сначала говорили, как нормально им работается (спасибо «Единой России» за наше счастливое детство), а затем предложили москвичам подъехать и поработать у них. Ну и, разумеется, был выделен, как и положено, человек, пообещавший, если надо, «подъехать и разобраться» с митингующими, как говорится, на месте. Мужчина в отличие от своего нижнетагильского коллеги физически более плотный — видимо, для убедительности. То есть товарищи работают, улучшают контент. В общем, как говорил персонаж Александра Галича — прогрессивный рабочий Клим Петрович, «ну, ежели зовут меня, то майна-вира: в ДК идет заутреня за дело мира». Говорить, что это такая же, как и в Тагиле, организованная постановка, скучно и неинтересно: конечно, постановка. Местная ли это инициатива или пожелание товарищей из центра — тоже не так важно. Странно только, что это производится людьми, считающими, что они стоят на защите государственных интересов, потому странно, что именно такие процедуры, организованные для телетрансляции, и есть самое настоящее «раскачивание лодки», о недопустимости которого нам постоянно говорят партия (пока еще) власти и кандидат в президенты премьер Владимир Путин.

Все мы помним и исполняющих шумовой концерт для касок шахтеров на Горбатом мосту, и специализированные телетрансляции, организованные УЖК им. В.А. Гусинского с мест перекрытия шахтерами железной дороги, — вплоть до телевизоров, подвезенных шахтерам, чтобы они сами могли наблюдать свою борьбу на экране.

Манипуляции в политических целях рабочим классом когда-то уже подарили России октябрьский переворот. Разумеется, сегодня о таком чудесном результате речи не идет. Иное время, иная экономика, да и угольная промышленность — оставаясь важной — давно уже не является основой энергетической безопасности.

А вот на социальную безопасность неумные игры с шахтерами еще могут повлиять. Впрочем, игра тут несколько шире и в целом, как говорится, не бином популярного английского ученого. Разделяй и радуйся. Объяснить регионам, что эти «зажравшиеся москвичи», живущие за счет этих самых регионов, и вышли протестовать на Болотную потому, что с жиру бесятся. Вот у нас прирост там и рост здесь, и построили и открыли, и всем повысим, а этим и дополнительно — а они недовольны. Конечно, с жиру. Архаичная власть использует столь же архаичные приемы пропаганды. Вы тут в шахте надрываетесь, а они устрицами дорогие пиджаки пачкают. Все это еще Ленин В.И. вполне умело использовал, так что подобная риторика не новость. Удобная получается схема: в наших общих проблемах виноваты вашингтонский обком и мировая закулиса, а в проблемах регионов виновата Москва, точнее, заевшиеся москвичи. Да, кое в чем Москва виновата. Вернее, не совсем Москва, а скорее — если можно так выразиться — московский Питер. Ведь именно при этом правлении регионы остались без основной части своих бюджетов, что создало большое число проблем, и социальных, и экономических, и управленческих. Но это отдельная тема, просто к слову пришлось.

Сталкивание же между собой различных регионов и социальных групп есть идея чрезвычайно богатая. Дело тут не в 282-й статье, которая главным образом используется властью для борьбы с инакомыслием, является поэтому негодной и должна быть или отменена, или серьезнейшим образом переработана и уточнена по правоприменению. Дело в необычайно устойчивой исторически российской традиции неуправляемого разрастания любого типа столкновений по экспоненте. Именно поэтому крайне нехороши все эти чудо-репортажи, неважно, в каком формате это организовано. Встреча ли это по телемосту с руководством или внезапное совпадение желания трудящихся Кузбасса высказаться с приездом съемочной группы именно в то место, где нашлись желающие выступить. То есть все эти красоты не только бессмысленны, малоприличны, но и по вероятным последствиям небезопасны. Тем более на фоне более чем вероятного роста социальной напряженности в стране в связи с неснижающимся уровнем коррупции на фоне растущих экономических проблем.

Надо в этой связи заметить, что определенная взвешенность и рассудочность никак не повредит и небольшой части тех граждан, которые считают реальные перемены в общественной и политической жизни назревшими и перезревшими. Добиваться не картонных, а действительных изменений в системе, исчерпавшей свою пригодность, — дело несомненно правое, а потому и полезное, и необходимое. Но требующее избегать крайностей и объявления врагами всех тех, кто думает иначе. Давайте оставим термин «революция» историкам и литераторам. Пожару ведь совершенно все равно, что было на этикетке от спичек, его вызвавших. Поэтому в равной степени нехороши любые призывы «разобраться» с теми, кто не «мы», откуда бы они ни исходили. Для кого-то «не мы» — москвичи, для кого-то — либералы, для кого-то — «не наши»,  для кого-то — члены ЕР, для кого-то... — вставьте по усмотрению.

У упоминавшегося выше Александра Галича есть посвященная великому польскому педагогу, писателю и врачу Янушу Корчаку поэма «Кадиш» (это еврейская поминальная молитва, приносимая детьми умершим родителям). Полагаю уместным процитировать оттуда пару строк: «Об одном прошу — спаси от ненависти: мне не причитается она».

Это опасное чувство в России — так уж сложилось — очень плохо рассасывается. Так что не стоит содействовать его дополнительной концентрации.

Комментарии
Прямой эфир