Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Люблю форс-мажоры. В такие моменты просыпается фантазия»

Поющая актриса Екатерина Гусева — о «Звуках музыки», «Норд-Осте» и Северном полюсе
0
«Люблю форс-мажоры. В такие моменты просыпается фантазия»
актриса Екатерина Гусева, фото: Юрий Богомаз
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мать двоих детей и любящая жена с ангельским голосом — идеальное воплощение Марии фон Трапп из «Звуков музыки». Правда в прошлом у Марии был австрийский монастырь, а у Екатерины Гусевой — «Бригада», зато контраст в обоих случаях, пожалуй, равносилен.  Кинозвезда, которой до конца декабря предстоит перевоплощаться в романтическую героиню «Звуков музыки», ответила на вопросы «Недели». 

— Реальная Мария фон Трапп признавалась, что «вышла замуж не за фон Траппа, а за его детей», и лишь потом смогла полюбить мужа. Вам близок ее подход к браку?

— Для меня это странно. Правы авторы мюзикла, которые создали несколько иной образ главной героини: у нас между Марией и капитаном фон Трапп возникает любовь с первого взгляда. Ведь семейное счастье без любви к мужу невозможно. Я даже думаю: может, реальная Мария слукавила в своих воспоминаниях? Она же была послушницей в монастыре, а когда стала гувернанткой в доме фон Трапп, возможно, стеснялась своих чувств.

— Владельцы культового фильма утверждают, что 70% туристов, приезжающих в Зальцбург, отправляются туда именно из-за «Звуков музыки». Неужели Марии фон Трапп удалось победить Моцарта?

— Фильм невероятно популярен в Европе: песни из «Звуков музыки» для них все равно что «Спят усталые игрушки» для нас. Все поколения, выросшие в 1960-е годы и позже, говорят о «Звуках музыки» как о самом теплом, искреннем, ценном, что можно себе представить. Люди действительно едут смотреть эти места, тем более что потомки Марии фон Трапп по сей день живут в Австрии. Двери их замка открыты для всех, и я бы с удовольствием познакомилась с ними.

— Почему вы ввелись в мюзикл только в конце ноября?

— Когда началась работа над «Звуками музыки», у меня в Одессе шла работа сразу над двумя фильмами. 8 октября я пришла на премьеру мюзикла. Сидела в зале, волновалась, ерзала, ведь люди на сцене все родные — с некоторыми артистами я знакома еще с мюзикла «Норд-Ост». После окончания спектакля пришла за кулисы поздравить друзей, и совершенно неожиданно Дмитрий Богачев предложил мне главную роль. Согласилась, не раздумывая. Меня привлекло, что это российская постановка, хоть афиши и кричат о «бродвейской премьере». На самом деле вся команда, включая режиссера Евгения Писарева, — это лучший коллектив в нашей стране, работающий в сфере мюзикла.

— Что требует от вас большего приложения сил  пение или актерская игра?

— Когда я играю Марию Магдалину в рок-опере «Иисус Христос — Суперзвезда», в сцене с Пилатом меня всегда душат слезы. А партия сложнейшая, требующая большого диапазона голоса. Тут на помощь приходит вокальная техника. Но я все-таки поющая актриса, а не наоборот. Десять лет я постоянно занимаюсь вокалом, отрабатываю технику, которая мне позволяет, проливая слезы, петь чисто и красиво. И если помножить качество звучания на актерскую эмоциональность — воздействие на зрителя будет колоссальным.

Участие в последнем спектакле «Норд-Оста» вас миновало?

— По случайности в тот день я взяла выходной.

— Многие считают, что это был первый настоящий русский мюзикл, и его нельзя было закрывать.

— Это был великий спектакль. За прошедшие годы я, как зритель и как актриса, не видела ничего подобного. На «Норд-Осте» я осознавала, что мы народ-победитель, что нам есть чем гордиться, есть чьим примером воспитывать детей.  Нельзя было смешивать те страшные события с названием мюзикла. Теперь, как говорит один мой коллега, когда слышишь «Норд-Ост», хочется перекреститься. Но мы все мечтаем, что когда-нибудь спектакль восстановят. Пусть даже я буду на пенсии — значит, сыграю бабушку главной героини, Нину Капитоновну.

— Когда вы играете притягательных злодеек, у вас не бывает моральных терзаний? Есть ведь мнение, что «Бригада» спровоцировала волну подростковой преступности.

— Станиславский не зря говорил: в добром ищи злое, а в злом — доброе, только тогда роль получится объемной. Злодей Злодеевич Злодеев — не более чем мультфильм. Но когда оправдываешь своих отрицательных героев, нужно вовремя остановиться. Не превращать плохого в хорошего, а искать хорошее в плохом.

— Ваши разноцветные глаза — компромисс между родителями?

— Совершенно верно. У папы серые глаза, у мамы — серо-зеленые.

— Что вы будете делать, если во время «Звуков музыки» отключат микрофоны или погаснет свет?

— Я очень люблю форс-мажоры, в такие моменты у меня просыпается фантазия. Ведь мюзикл — это жесткие рамки: сложнейшая машинерия, световая и музыкальная партитуры. Лишний шаг вправо или влево — расстрел. Если отключат микрофоны, мы будем петь вживую, как в оперном театре. А если встанут декорации, будем на ходу придумывать новые мизансцены.

— Вы рассказывали, что пели даже на Северном полюсе, при температуре –40о С. Что это была за песня?

— Из «Норд-Оста»: «Это — любовь! И все вокруг твое, когда открыты для тебя врата ее!».

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...