Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Bloomberg сообщило о просьбе Турции отсрочить платежи за российский газ до 2024 года
Мир
Армения заявила об обстреле приграничных позиций со стороны Азербайджана
Политика
Депутат ГД назвал план Илона Маска по ситуации вокруг Украины отрезвляющим для Запада
Армия
Младший сержант подавил огонь боевиков и способствовал наступлению российских войск
Мир
Российский посол допустил инфляцию в 100% в Аргентине
Мир
ВКС РФ ликвидировали объекты террористов и 13 боевиков в Сирии
Мир
Американский экономист допустил вину США в диверсии на «Северных потоках»
Мир
Илон Маск опубликовал опрос о принадлежности Крыма и Донбасса
Мир
Экс-депутат бундестага предрек банкротство ФРГ в случае выплаты репараций Польше
Мир
Генпрокурор Швеции приняла решение оцепить место ЧП на «Северных потоках»
Мир
Немецкий эксперт предупредил ЕС о выигрыше РФ после введения потолка цен на нефть

«История сохранит не политические интриги, а культурный слой»

Валерий Фокин — о том, почему умирает русский репертуарный театр и что нужно делать для его спасения
0
«История сохранит не политические интриги, а культурный слой»
Главный режиссер Александринского театра Валерий Фокин. Фото: РИА НОВОСТИ/Владимир Федоренко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Руководители крупнейших театров страны не так давно встречались с премьер-министром Владимиром Путиным, чтобы поговорить о российской театральной реформе. Корреспондент «Известий» побеседовал с участником встречи, художественным руководителем Александринского театра Валерием Фокиным.

— Какие вопросы обсуждались с премьер-министром?

— Самые проблемные. Первый и главный касался болезненного, но необходимого перехода отечественных театров на контрактную систему, действующую во всем мире. Я предложил в качестве временной меры вернуть профессиональную переаттестацию артистов, которая в советские времена происходила в театрах раз в пять лет, как в науке. Это неплохой вариант для переходного периода: с кем-то можно попрощаться, кого-то перевести на срочный контракт. Насколько мне известно, предложение попало в список поручений премьера.

— Кому направлены «театральные» поручения?

— Полагаю, министерствам культуры и юстиции, где подготовят приказы. Но сам по себе приказ ничего не значит: нужно вносить изменения в законодательство. Как раз второй вопрос на встрече касался законодательного разделения функций художественного руководителя и директора и проблемы единоначалия в театре. 83-й закон («О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений». — «Известия») не предполагает разделения этих функций. Путин согласился со мной, что на театре необходима вариативность, что нужно исходить из того, что худрук — это первое лицо в театре: он должен (в идеале, конечно!) формировать репертуарную политику и саму идею театра. Мы договорились юридически закрепить и этот момент.

— От театров потребуются конкретные предложения?

— Позднее — да, но сначала поручения премьера пойдут в правительство и будут надлежащим образом оформлены, затем попадут в соответствующие ведомства, где специалисты займутся внесением законодательных изменений. И только тогда можно конкретно говорить, в каком театре лучше, чтобы первым лицом был худрук, а в каком есть директор с интендантскими мозгами, умеющий приглашать хороших режиссеров.

Вы часто  говорите о коммерциализации бюджетных учреждений и бессилии пресловутой театральной реформы. Поясните, пожалуйста, свою позицию.

— Самая неграмотная из нынешних чиновничьих позиций — спекулировать диким понятием «зритель голосует ногами». На первый план вышли не творческие, а финансовые и статистические показатели: посещаемость, кассовые сборы, которые теперь преподносятся как чуть ли не единственный критерий хорошего или плохого театра. 

— А что неладно с театральной реформой?

— Я боюсь, что мы с ней опоздали. Любую реформу логичнее проводить постепенно, чтобы люди успевали адаптироваться. И переход театров на контрактную систему нужно было начинать уже давным-давно. Сейчас ее все равно введут (поручение Путина по этому поводу уже рассматривается в правительстве), но так резко, что полетят головы, особенно в провинции. Театры станут закрываться, а люди — уходить. Но деваться им особо некуда: механизмов социальной защиты почти нет. Так что ситуация тяжелая.

— Как спасти русский репертуарный театр?

— За него нужно бороться, индивидуально и совместно. Приводить к общему знаменателю любые чиновничьи «пробы». Не бросаться в чистую коммерцию, к которой нас старательно подталкивают. Не идти на поводу у бюрократов, когда они, ссылаясь на тот же 83-й закон (хотя он на этом не настаивает), хотят все взвалить на одно «руководящее лицо» и заставить прописывать в новой редакции устава, что худрук театра должен отвечать и за репертуарную политику, и за противопожарную безопасность, и за туалетную бумагу. Кроме того, нужно постоянно мониторить ситуацию в театрах. Сколько директоров и худруков театров? Где выпускники? Что со стариками? Каков баланс, каков процент? Никто этим не занимается. Но больше всего меня, 40 лет работающего в театре, оскорбляет то, что наш труд никому не интересен. Мне говорят, мол, это не главное. А что тогда главное? Что останется после нас? Не то, что кто-то кого-то подсидел, а кто-то где-то выиграл очередные выборы. История сохранит не политические интриги, а культурный слой, который выражен в архитектуре, живописи, музыке, литературе, в кино и театре.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир