Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Еще за месяц до 4 декабря политические журналисты промеж себя сетовали на то, что в предвыборных материалах не о чем писать. Разумеется, если к таковым материалам относить также и заказную агитацию (осенний день год кормит), а равно и бескорыстные крики «Долой!», то этих материалов было сколько угодно. Речь шла все-таки не о них, а о традиционной для многих стран предвыборной аналитике, в рамках которой сопоставляются программы, сообщается, какие от этих программ могут быть практические последствия, оцениваются шансы соперничающих политических сил, описываются конкретные коллизии предвыборной борьбы, сообщается, что вот здесь имеет преимущество политическая сила «А», а там — политическая сила «Б» и почему здесь «А», а там «Б».

Что-то сродни работе футбольного комментатора, рассказывающего о матче, участники которого более или менее соблюдают правила, судья не замечен в явном подсуживании, матч не заказной и главный интерес представляет именно то, как игроки бегают по полю за мячом. Сравнение с игрой вполне оправданно, ибо квалифицирующим свойством выборов является именно игровое начало, т. е. состязание по четким правилам с заранее не предсказуемым результатом. Чем, собственно, игра и привлекательна. При нечеткости правил и предсказуемости результатов это может быть очень важным и нужным мероприятием (а может и не быть), но игрой в исходном и в культурном смысле слова это назвать невозможно. Равно как и невозможно в ходе неигрового мероприятия испытывать тревогу и надежду. Оба эти чувства в качестве необходимого условия предполагают неизвестность будущего результата. Когда он загодя известен, можно испытывать чувство непоколебимой уверенности, можно испускать бессильные проклятия, но ни к тревоге, ни к надежде это отношения не имеет.

Конечно, невозможность анализировать собственно предвыборную игру — по причине отсутствия таковой — не означает, что предметы для анализа тут отсутствуют вовсе. Деятельность ЦИК есть вообще неисчерпаемая тема, деятельность наблюдателей тоже, как выясняется, неисчерпаема в своем богатстве. Последнее изобретение гонимой властями ассоциации «Голос» заключается в том, что наблюдение за мероприятием 4 декабря было попросту отдано на откуп анонимным киберактивистам без какой-либо попытки верификации сообщений. Всякий человек, имеющий доступ к интернету, мог анонимно сообщить о любых нарушениях на любом избирательном участке. Придумать лучшую дискредитацию самой идеи независимого наблюдения, которое до сих пор предполагало какую-то ответственность за слова, в случае нынешнего флэшмоба полностью отсутствующую, не сумел бы и сам В.Е. Чуров.

Можно и, к несчастью, даже нужно анализировать тот неуклонный ход событий, когда вслед за дискредитацией понятия честных выборов (с этой задачей справились еще в 2007 году) происходит и дискредитация независимого наблюдения за предположительно нечестными выборами, но это опять же трудно отнести к разряду хоть предвыборной, хоть послевыборной аналитики. Скорее это проходит по разряду общесистемной деградации, когда безответственные и неразумные силы из самых разных и по внешности противоборствующих лагерей начинают играть на понижение в тон и в лад («на лапу», как сказали бы карточные игроки), способствуя общему раскачиванию и без того довольно утлого судна.

Когда-то считалось, что выборы есть такое мероприятие, которое способствует легитимации власти и стравливает давление в паровом котле. Мероприятие 4 декабря, способствующее делегитимации власти и повышающее давление в котле, есть, несомненно, новое слово в учении о задачах и целях представительной демократии.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...