Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Скандал на Мойке захлебнулся в компромате

Активистов "Градозащиты" подозревают в заказной провокации
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Городской комитет по охране памятников «лихорадит» вторую неделю: грандиозный скандал, грянувший 17 ноября, после того как активисты объединения «Градозащита» обнародовали свой доклад о сносе зданий на Мойке,74, обрастает новыми, весьма неприглядными подробностями.


Напомним, что в уничтожении флигелей ради строительства бизнес-центра активисты «Градозащиты» обвиняют одного конкретного чиновника — первого заместителя председателя КГИОП Алексея Комлева. Тогда в адрес Комлева прозвучали обвинения в коррупции и «семейном бизнесе» на сносах: мол, жена и дочь зампреда являются учредителями архитектурных мастерских и по этой линии получают крупные заказы.


В понедельник, 21 ноября, «компромат» на Комлева был передан новому председателю КГИОП Александру Макарову. Оставалось ждать реакции недавно назначенного начальника. Но тут в скандальной истории появились новые участники и обстоятельства: буквально в тот же день на сайте другой градозащитной организации — петербургского отделения общественной организации «Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры» (ВООПИК) был опубликован текст под заголовком «Осторожно! Возможна заказная провокация». В нем представители ВООПИК открыто недоумевают: почему объектом травли стал именно Комлев — ему посвящено 90% содержания «доклада»? А что же другие чиновники, почему к ним у «Градозащиты» нет никаких претензий?


Тем более что, по данным ВООПИК, обвинения в адрес Комлева грешат явным искажением фактов. К примеру, снос зданий на Мойке был санкционирован не им, а бывшей главой ведомства Верой Дементьевой: документы, доказывающие это, находятся в открытом доступе, отмечают в обществе охраны памятников. Однако деятельность Дементьевой «Градозащиту» не слишком интересует. Нет вопросов у активистов-правдоискателей и к первому заместителю председателя КГИОП Игорю Гришину, которого Дементьева назначила на эту должность незадолго до своей отставки.


Между тем именно Гришин, а не Комлев, занимался размещением заказов на реставрационные работы. Не мог не участвовать в этом процессе и еще один заместитель председателя КГИОП — Алексей Разумов, однако в докладе «Градозащиты» о нем упоминают вскользь, без особого напора. И это опять-таки странно, ведь одновременно Разу­мов является начальником Управления государственного учета объектов культурного наследия. И как раз с его именем связана история с сокращением границ культурного наследия «Ниеншанц (Охта 1)». Впоследствии назначенная судом экспертиза показала, что на территории, которую Разумов вывел из-под охраны, находятся уникальные и полностью не исследованные объекты: в частности, неолитические поселения, крепость Ландскрона и новгородское городище. О незаконности приказа Разумова говорилось и в утвержденном заключении Рос­охранкультуры.


Так что правы в ВООПИК: «избирательность зрения» у авторов доклада определенно прослеживается и наводит на мысль о «провокации», цель которой — избавиться от конкретного, кому-то «неудобного» чиновника. Хотя именно Комлев чаще других становился на сторону градозащитников. В частности, он открыто выступал против строительства «Охта центра» и сноса «Литературного дома». К тому же Комлев является автором закона № 827 об охране памятников, в котором прописан ныне действующий высотный регламент. 


Впрочем, в «Градозащите» об этом могут и не знать, ведь сама коалиция была создана всего месяц назад, одновременно с отставкой Дементьевой, и это обстоятельство также наводит на определенные мысли.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...