Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Преступное прокурорское сообщество

Бывший заместитель прокурора Московской области Станислав Буянский рассказывает о том беспределе, с которым он не захотел мириться и в конце концов уволился из прокуратуры.
0
Дмитрий Урумов в зале Басманного суда под надежной охраной (фото: ИТАР–ТАСС)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

- Расскажите о своей работе и о том, как произошло ваше увольнение?

- Меня зовут Буянский Станислав Геннадьевич, ранее я занимал должность заместителя прокурора Московской области. В прошлом году в мае я уволился с этой должности, уволился из органов прокуратуры в связи с тем, что не хотел мириться с беспределом, который творится в органах прокуратуры, в частности - в прокуратуре Московской области. Дело в том, что с приходом к руководству прокуратуры области Мохова Александра Михайловича и Игнатенко Александра Николаевича прокуратура Московской области стала выглядеть как централизованный орган, но не в части исполнения законов и надзора за законами, а в части выстраиваемой модели коррупционной системы. Прокуратура области была полностью пропитана коррупцией - начиная с низов и заканчивая верхами, и всем этим руководил непосредственно Игнатенко Александр Николаевич, первый заместитель прокурора области. Хотя и прокурор области - Мохов Александр Михайлович - был в курсе всех этих ситуаций и все это происходило с его согласия.

- В связи с тем что я не хотел мириться со сложившейся ситуацией, не хотел вливаться в эту систему, не хотел работать с этими людьми и не хотел совершать преступления, те преступления, которые совершали они, я уволился из органов прокуратуры, - продолжает Буянский.

- Скажите, а личность Ивана Назарова вам знакома?

- Да, конечно. Назаров появлялся неоднократно в прокуратуре области, у него были тесные отношения с Игнатенко Александром Николаевичем, с Урумовым Дмитрием Исааковичем, со многими прокурорами районного звена, то есть был вхож в кабинеты.

Пересекались на каких-то мероприятиях, у каких-то руководителей прокуратуры были дни рождения, и конечно же там я видел и Назарова. Мне посчастливилось оказаться только на одном из них - это день рождения Игнатенко Александра Николаевича, и, конечно, впечатлил меня этот день рождения и по уровню выступающих артистов, и по уровню яств, которые были на столах. Достойно. Но недостойно, наверное, сотрудника прокуратуры такие дни рождения устраивать.

- А когда вы впервые узнали о связи Назарова с Моховым, с Игнатенко и как долго продолжалось вообще сотрудничество?

- Меня назначили в августе 2009 года на должность заместителя прокурора области, но назначение было долгим, и так получилось, что документы о моем назначении направлял предыдущий руководитель прокуратуры области, еще до прихода к руководству Мохова Александра Михайловича и Игнатенко Александра Николаевича. Поэтому я как бы был в этой группе чужим человеком изначально. И, конечно, с моим назначением Игнатенко познакомил и обозначил, что вот это Иван Назаров.

- Суммы какого порядка проворачивались?

- Я не могу судить о суммах, потому что конкретно я не видел эти деньги. Конечно, какие-то денежные потоки проходили, но я хочу отметить, что уровень того же Урумова или задержанного Глебова ненамного больше, чем уровень других лиц прокуратуры области, таких как недавно освободивший должность одинцовского прокурора Нищеменко, или серпуховской городской прокурор Базылян, или прокурор города Озеры Дрок. Эти лица совершали не менее, а может быть, даже более преступные действия, чем тот же Урумов или Глебов, и со всеми этими лицами контактировал Назаров непосредственно сам или через Игнатенко.

- Просто если в прокуратуре люди не самого высокого уровня проводят такие денежные потоки, о каких тогда суммах можно говорить, когда речь идет об уровне заместителя прокурора, самого прокурора?

- Я подчеркну, что размер сумм - это вопрос к следствию. Вы должны понимать, что Иван Назаров - это предприниматель, который осуществлял свой бизнес на территории Московской области и в том числе на территории Москвы. О чем, кстати, умалчивается в СМИ. Понятно, что его бизнес - игорный, он незаконен. Но каким образом ему функционировать в рамках незаконного бизнеса? Только при поддержке правоохранительного блока. Вот Игнатенко его и поставил в те рамки, при которых Назаров смог осуществлять свою деятельность. Полностью закрыл глаза на незаконную деятельность Назарова. Я хочу, чтобы вы понимали, что именно Игнатенко являлся духовным и идейным вдохновителем всего этого сообщества. Я по-другому это не назову. Действительно, я где-то прочитал, есть понятие ОПГ, а есть понятие преступное прокурорское сообщество. Действительно, преступное прокурорское сообщество, которое функционировало на протяжении двух лет в Московской области. И многие прокуроры были поставлены в рамки, при которых они должны были исполнять указания Игнатенко, Мохова и иже с ними, иначе это каралось бы вплоть до увольнения. Многие прокуроры и поплатились - они были уволены из органов прокуратуры. А многие смирились с этим и выполняли преступные приказы. Не каждый способен пойти на войну с системой, не каждый готов сделать тот шаг, который сделал я, - написать заявление и уволиться. И, конечно, многие шли на противоправные действия.

- А вам не страшно было? Молодой человек, семья, дети?

- Мне было не страшно, потому что я говорю правду и я давал клятву, присягу прокурора, и я не собираюсь ее нарушать.

Тех сотрудников прокуратуры, которые были не согласны с позицией Игнатенко, увольняли, всех снимали, к ним направляли комплексные проверки и их освобождали от должностей. Я рад, что наконец это всплыло, и надеюсь, что дело дойдет до суда.

- Общество всегда поражалось цинизму, с которым сотрудники прокуратуры проворачивают заграничные поездки... Вы как это трактуете? Это вседозволенность?

- Когда я еще работал заместителем прокурора Московской области, меня удивляло, с какой регулярностью Игнатенко, Мохов отдыхают и ездят по заграницам. Это случалось, наверное, раз в месяц, раз в два месяца.

Даже не удивлял факт, каким образом они отдыхали, потому что я не отдыхал с ними, не наблюдал, в каких отелях они жили. А удивляло, с какой регулярностью это происходило. Потому что за то время, пока я был зампрокурора области, мне удалось отдохнуть только за месяц до моего увольнения. И с работы я уходил в десять вечера и приходил на работу в восемь утра. А тут человек больше отдыхает, чем работает. И конечно же я знал по их рассказам, что они летали на частных самолетах. Конечно, удивляло это все. Удивляло то, что люди не стесняются этого и не стесняются того, что обычные граждане смотрят на них и делают соответствующие выводы. Но это, наверное, вседозволенность...

Я думаю, сейчас виден результат - дело возбуждено, прокуроры задержаны, кто-то объявлен в розыск. Надеюсь, что все это не замылится и не забудется и все-таки дело уйдет в суд. И другие прокуроры, другие сотрудники МВД, вообще весь силовой, правоохранительный блок сделают для себя определенные выводы о том, что они назначены на эти должности для того, чтобы защищать интересы граждан, а не нарушать их и не жить в свою угоду.

- Скажите, как вообще происходят назначения?

- Органы прокуратуры - это централизованная система органов власти, где нижестоящие прокуроры подчиняются вышестоящим прокурорам. Поэтому особо не забалуешь. И это прописано все в Конституции РФ. Перед этим человека, которого планируют назначить, аттестуют на должность. Председателем аттестационной комиссии Московской области был как раз всем известный Игнатенко Александр Николаевич. То есть Игнатенко аттестовывает кого ему надо, а прокурор Мохов направляет уже на подпись генеральному прокурору приказ о назначении.

- Что является критерием аттестации?

- В данном случае в Московской области критерием являлись, наверное, в 80 процентах - служба в Щелковской городской прокуратуре, а в 20 процентах - лояльность к руководству прокуратуры области, лояльность к Игнатенко и готовность идти на преступления ради карьеры.

Небыло смысла покупать места, потому что Игнатенко выстроил такую модель, что он наверху и своих людей расставлял по районным звеньям. И нет смысла брать еще за должности деньги.

Я думаю, он назначил порядка 50 процентов руководящего состава. Никто не считался с опытом, со стажем людей. Выгоняли, освобождали места.

Комментарии
Прямой эфир