Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Силовой прием президента

Дмитрий Медведев жестко отчитал силовиков за преждевременное объявление о раскрытии теракта в "Домодедово". По его мнению, делать поспешные заявления недопустимо. "Надо работать, а не пиариться", - сказал президент
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

О том, что теракт в "Домодедово" раскрыт, первым заявил официальный представитель Следственного комитета России (СКР) Владимир Маркин. Он сделал это 29 января - через 5 дней после трагедии. При этом ни имени самого террориста-смертника, ни других подробностей не сообщалось. По всей видимости, у следственных органов еще не было всей информации. И за эту поспешность в четверг досталось председателю СКР Александру Бастрыкину и директору ФСБ Александру Бортникову.

Силовики пришли к президенту с докладом о ходе расследования теракта. Но Дмитрий Медведев быстро охладил победоносный пыл силовиков.

- Считаю абсолютно недопустимым, - довольно жестко сказал президент, - когда еще до проведения всех следственных процедур, подготовки обвинительного заключения, отправки его в суд, вынесения приговора и вступления его в силу кто-либо объявляет о раскрытии преступления, тем более такого тяжкого. Вы мне докладывали, что есть продвижение в расследовании, это хорошо, но ни представители прокуратуры, ни Следственного комитета, ни другие должностные лица не имеют права объявлять о раскрытии преступления.

По словам президента, преступление не может считаться раскрытым. И хотя есть движение вперед, необходимо провести еще очень большую работу.

- Нужно именно работать, а не пиариться, - продолжил Дмитрий Медведев. - Этих подонков нужно искать, чтобы земля у них под ногами горела.

Силовики довольно часто объявляют о раскрытии преступления до приговора суда. Мало того, иногда дело считается раскрытым, даже когда подозреваемые еще не пойманы. По большому счету, в юриспруденции формулировки "раскрыт" не существует, и это слово появляется всякий раз, когда следователям кажется, что они знают, как было дело. Даже если потом человека оправдывают, ничего не меняется. Кстати, чтобы изменить это положение, в закон "О полиции" была даже внесена специальная норма, обязывающая пресс-службы опровергать первоначальные сообщения в случае оправдания. И тем не менее вряд ли кто-то будет спорить с тем, что люди имеют право знать об успехах следствия. Особенно по громким делам.

Но в ситуации с терактом в "Домодедово" все действительно вышло слишком поспешно. Скорее всего в момент заявления СКР все, что было у следствия, - это данные о личности человека, взорвавшегося вместе с посетителями аэропорта. Формально теракт действительно можно было считать раскрытым. И даже дело можно было закрыть и сдать в архив - с формулировкой "ввиду смерти подозреваемого". Но это только формально. Ведь любому понятно, что в тот самый момент, когда Владимир Маркин распространял сообщение, где-то в лесах, а может быть, даже в подмосковных квартирах кто-то опять прикручивал взрывчатку изолентой к ремню.

Надо признать, что в последние годы правоохранительные органы довольно далеко продвинулись в расследовании преступлений. В том числе и терактов. Но только уже совершенных. А в дни после трагедии, да и во все другие люди ждали не только отчета о работе на месте происшествия. Слова "теракт раскрыт" должны были означать, что те, кто послал смертника, задержаны или уничтожены. Что все оперативные службы, сделав все что можно и невозможно, свели возможность новой трагедии к нулю. Наверное, президент имел в виду именно это.

На встрече 3 февраля Александр Бастрыкин и Александр Бортников рассказали Дмитрию Медведеву о деталях расследования.

- Задержано несколько лиц, которые владеют информацией о причастных к подготовке теракта, - сказал Александр Бортников.

Во фрагментах тела смертника находилось огромное количество сильнодействующих наркотических и психотропных веществ. Это еще раз свидетельствует о методах, которыми пользуются бандиты. Лица, которые оказывали помощь смертнику, установлены и объявлены в розыск. Мы отрабатываем всех участников, кто имел отношение к доставке смертника и взрывного устройства в Москву. По имеющейся информации, мы предполагаем, кто является организатором теракта.

Александр Бастрыкин добавил: следствие располагает данными, что к подготовке теракта причастны члены семьи смертника. По словам председателя СКР, на сегодняшний день сформирована специальная следственная группа, направленная в Северо-Кавказский регион для проведения следственно-оперативной работы.

То, что к теракту имеют отношение члены семьи смертника, косвенно подтверждает версию о том, что организатором является 50-летний лидер "Губденского джамаата" Дагестана Ибрагимхалил Даудов. Именно его 49-летняя супруга Завжат погибла при самопроизвольном взрыве в московской гостинице 31 декабря. По одной из версий, она намеревалась взорвать себя на Манежной площади. Двое сыновей Завжат и Ибрагимхалила состояли в террористическом подполье и ранее погибли в столкновениях с силовиками. Не исключено, что домодедовским смертником был их третий сын - 20-летний Магомедхабиб. Однако в Следственном комитете связь Даудовых со взрывом в аэропорту до сих пор опровергали.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир