Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Надсмотрщик поменялся местами с заключенным

В городе Лысково Нижегородской области "родился" судебный прецедент российского масштаба. Сотрудник исправительной колонии осужден на отбывание реального срока в колонии за издевательства над заключенным. Не выдержав жестокого обращения, заключенный Сергей Карпов сбросился с четвертого этажа здания колонии, где отбывал наказание, и лишь чудом остался жив. Теперь он на свободе, а его обидчик оперуполномоченный Михаил Мартынов, которого суд признал виновным в доведении до самоубийства, взят под стражу в зале суда
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В городе Лысково Нижегородской области "родился" судебный прецедент российского масштаба. Сотрудник исправительной колонии осужден на отбывание реального срока в колонии за издевательства над заключенным. Не выдержав жестокого обращения, заключенный Сергей Карпов сбросился с четвертого этажа здания колонии, где отбывал наказание, и лишь чудом остался жив. Теперь он на свободе, а его обидчик оперуполномоченный Михаил Мартынов, которого суд признал виновным в доведении до самоубийства, взят под стражу в зале суда.

События, которые легли в основу уголовного дела, произошли осенью 2005 года. Тогда заключенный Сергей Карпов, осужденный за хулиганство, был переведен в ИК-16, расположенную в поселке Просек Лысковского района Нижегородской области. Как следует из материалов дела, в первый же день пребывания Карпова в ИК-16 его вместе с другими вновь прибывшими заключенными проводили в баню, обыскали, раздели, построили и предложили вступить в так называемый "актив" колонии. По словам Карпова, "актив" - это те, кто доносит начальству обо всем, что происходит у заключенных, также "активисты" выполняют все распоряжения начальства, например избивают или "опускают" непокорных осужденных. Стать одним из них, тем более в колонии, которая находится в соседнем от его села поселке, Карпов отказался.

Тогда на глазах у других осужденных его начал избивать оперуполномоченный колонии Михаил Мартынов, а затем по его распоряжению - члены "актива". Мартынов пригрозил Карпову, что если тот не вступит в "актив", его "опустят" и он будет жить вместе с "обиженными" (в тюремной терминологии это низшая категория "опущенных" в иерархии). Карпов ответил, что если это произойдет, то он покончит жизнь самоубийством. "Ну, теперь остаток срока покажется тебе адом", - пообещал Мартынов. И обещание сдержал.

Как сказано в приговоре суда, Карпов в течение длительного времени подвергался избиениям и психическому насилию. Ему угрожали тем, что он будет "опущен", обвиняли его в гомосексуализме, предупреждали о том, что к нему приедут оперативники из уголовного розыска и ему придется признаться в преступлениях, которые он не совершал. Не раз Мартынов устраивал Карпову неформальные встречи с сотрудниками Лысковского РОВД, которые действительно часто приезжали в колонию.

- До освобождения мне оставалось пять месяцев, и я не хотел оставаться там за то, чего не совершал, - говорит Карпов. - А колонии эти явки с повинной были нужны, чтобы зарабатывать "звездочки". Я понял, что дальше будет еще хуже. В это время в колонии ждали медицинскую комиссию, поэтому избивали так, чтобы комиссия не могла ничего заподозрить:  заматывали палки тряпками, чтобы не оставалось синяков. Я понял, что как только комиссия уедет, то всё...

И 26 октября 2005 года после возвращения из столовой Карпов по пожарной лестнице поднялся на крышу четырехэтажного здания колонии и сбросился вниз. Свидетелями попытки самоубийства стали не только сотрудники колонии, но и посторонние лица, в том числе представители той самой медицинской комиссии. С многочисленными переломами и ушибом головного мозга Карпова доставили в больницу. Он выжил каким-то чудом, но остался инвалидом: из-за переломанных ног он до сих пор не может бегать, не может широко открывать рот, страдает сильными головными болями и провалами в памяти.

Спустя месяц после попытки самоубийства прокуратура возбудила уголовное дело.

- В колонии предпринимали попытки замять эту историю, - рассказывают представители межрегиональной общественной организации Комитет против пыток, оказывавшие Карпову юридическую помощь. -  Но прокуратура весьма квалифицированно провела расследование, собрала доказательства и смогла довести дело до суда. Это крайне редкий случай, поскольку исправительные учреждения -  закрытая система, они отказываются представлять информацию даже уполномоченным государственным органам, и это осложняет расследование таких дел.

Правозащитники отмечают, что ИК-16 "славится" как одна из самых проблемных на территории Нижегородской области, а жалобы от осужденных, отбывающих там наказание, поступают регулярно. По информации МРОО КПП, осенью 2006 года в колонии даже проходила массовая голодовка заключенных в знак протеста против избиений администрацией. Как рассказал Сергей Карпов, некогда ИК-16 была колонией строгого режима, но в 2004 году режим изменили на общий, однако сотрудники колонии, видимо, к этому не смогли привыкнуть.

По словам старшего помощника нижегородского прокурора по надзору за соблюдением законности в исправительных учреждениях Владимира Сафронова, который представлял на процессе гособвинение, во время суда некоторые свидетели защиты оперуполномоченного Мартынова неожиданно стали давать показания в пользу Сергея Карпова. Это были бывшие заключенные, которые, освободившись из ИК-16, перестали опасаться за свою жизнь и здоровье и рассказали о своем пребывании в колонии и о том, что там происходило.

В результате суд признал Михаила Мартынова виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 110 "Доведение до самоубийства" и п. "а" ч. 3 ст. 286 "Превышение должностных полномочий с применением насилия" УК РФ, и проговорил его к 4,5 годам лишения свободы в колонии общего режима. Мартынов свою вину не признал и намерен обжаловать приговор. Его близкие заявляют, что за решение "было заплачено" и что оно "выгодно криминалу".

- Люди убивают - им столько не дают, а за то, что этот дурак с крыши сбросился, дали 4,5 года, - возмущенно кричали они.

Прокуратура не исключила возможность обжалования приговора, отмечая, что гособвинение требовало для Мартынова 6,5 года лишения свободы, а суд дал четыре с половиной. В то же время гособвинитель Сафронов отметил, что преступность в колониях носит скрытый, латентный характер, и то, что хотя бы одно дело удалось довести до суда -  это уже хорошо.

- Это пока не правило, а исключение, - признает Сафронов.

Сам Сергей Карпов не скрывал своей радости по поводу вынесенного приговора и обжаловать его не намерен. Он признался, что больше, чем на условный срок для своего обидчика, не надеялся. Карпов уже два года на свободе, работает в цехе по копчению рыбы. Он говорит, что после колонии понял, что все в жизни надо делать по закону, и поэтому своего обидчика хотел наказать в соответствии с законом, а не "по понятиям".

- Я провел в колонии пять лет (Карпов попал туда несовершеннолетним. -  "Известия".), и за это время у меня как будто целая жизнь прошла. Четыре с половиной года для Мартынова будет достаточно, чтобы посидеть и подумать, -  уж я-то это точно знаю, - говорит Карпов

P.S. Правозащитники Комитета против пыток говорят, что пока практика российских судов в отношении сотрудников колонии, превысивших свои полномочия к осужденным, такова, что если редкие дела и доходят до судов, то наказание сотрудникам колонии назначается условное. Дело оперуполномоченного Мартынова стало исключением.

Октябрь 2005 г. В Екатеринбурге осуждены сотрудники колонии № 2 Бирбасов и Ткаченко, забившие до смерти заключенного Лободу. Районный суд признал их виновными по ст. 286 "Превышение должностных полномочий" и ст. 111 "Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего" и назначил каждому из них по 10 лет колонии строгого режима. Однако областной суд приговор переквалифицировал и назначил каждому из обвиняемых… по три месяца лишения свободы в колонии-поселении. До сего момента это самый строгий приговор в отношении сотрудников колонии, превысивших полномочия.

Ноябрь 2006 г. Вынесен приговор сотрудникам Льговской колонии в Курской области. Двоеносов и Реутов признаны виновными в превышении должностных полномочий. Они избивали заключенного и заставляли его съесть жалобу, которую он составил на их действия. Сотрудники колонии и получили соответственно 3,5 и 3 года лишения свободы условно.

6 июня 2008 г. В Мордовии за беспричинное избиение заключенных осужден сотрудник колонии Ошкин. Суд приговорил его к 4 годам лишения свободы условно.

Комментарии
Прямой эфир