Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сгорела на земле, зажглась на небе

В 1974 году в закрытом военном архиве, куда меня допустили как спецкора "Известий", я обнаружил одно загадочное дело. Оно оканчивалось справкой: "Олешко Валентина, 1924 года рождения, из города Алейск Алтайского края, бывшая советская разведчица, радистка была заброшена с группой в ближний тыл противника. На связь с центром выйти не смогла. Добровольно сдалась в плен. По непроверенным данным, состоит агентом фашистской разведки". В деле упоминалась фамилия советского офицера, который инструктировал и засылал ее.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В 1974 году в закрытом военном архиве, куда меня допустили как спецкора "Известий", я обнаружил одно загадочное дело. Оно оканчивалось справкой: "Олешко Валентина, 1924 года рождения, из города Алейск Алтайского края, бывшая советская разведчица, радистка была заброшена с группой в ближний тыл противника. На связь с центром выйти не смогла. Добровольно сдалась в плен. По непроверенным данным, состоит агентом фашистской разведки".

В деле упоминалась фамилия советского офицера, который инструктировал и засылал ее. Этот офицер оказался жив, мне дали его московский адрес. Я нашел его. При встрече он подтвердил, что готовил Валю Олешко к работе в тылу врага. А что она на немцев работала - вранье, быть не могло. Он за нее ручается...

Из документов я узнал, что вначале Валю, в шинельке учащейся ремесленного училища, посылали по тылам 18-й немецкой армии, блокировавшей Ленинград. Она ходила, возвращалась, докладывала, что видела, - в глухих местах были проходы через фронт. А затем Валю-радистку и еще шестерых разведчиков уже самолетом отправили через фронт в Гатчинский район Ленинградской области к партизанам. Условный знак приземления - пять костров на лесной поляне. Их встретили люди в штатском, говорившие по-русски, знавшие пароль и отзыв.

Это оказались офицеры Абвера. Всех наших обезоружили и повели в деревню Лампово. Пленные готовились к допросам и пыткам. Но Абвер работал тоньше. Их привели на деревенскую свадьбу. Шнапс, самогон... Разместили в отдельной избе. Оказалось, что в этой деревне - десятки советских военнопленных. Дело, конечно, не в шнапсе. Немцы надеялись хитрыми уловками сломить дух наших людей. Но Валю не сломали. Вместе с подругой Леной Микеровой она собирает в группу преданных родине людей. У них рождается фантастический план. В Лампово базируется армейское отделение Абвера под командованием майора Вакенбарта. Его похищение - цель заговорщиков. Может, это и удалось бы, но их предал один из военнопленных, некто Клыков.

Я побывал в Лампово, узнал, что один из бывших военнопленных, Семен Разутов, живет в Гатчине. Заехал в Гатчинский отдел КГБ. Там дали его адрес, по которому я и отправился. Позвонил в дверь. Открыл мужчина лет пятидесяти. Я предъявил удостоверение. "И что?!- нервно вскрикнул он. - Я свою десятку отсидел от и до".."Не о вас речь, - успокоил я его. - Вам знакомо имя Вали Олешко?". Он вздрогнул, провел меня в комнату мимо выглянувшей из кухни жены. "Валя... Как же! Красивая девчонка была. Пела под гитару "Катюшу", "Три танкиста". Я влюблен в нее был, но она не жаловала меня - пил я. А конец, верно, вы знаете?"

Я отвечал туманно. Вздохнув, он сказал, что один из наших пленных спьяну проговорился, что его с Клыковым посылали копать яму неподалеку от лесной дороги. После Валю и других "заговорщиков" привезли к этой яме и расстреляли. "Это я видел"...

Съездил я и на родину Валентины - в Алейск. Из родственников в живых застал лишь ее дядю. Он передал мне ее письма матери. Отец Вали, капитан Иосиф Олешко погиб на фронте. Мать, Галина Семеновна, умерла незадолго до моего приезда. Еще в войну ей в ответ на запрос сухо сообщили: "Олешко В.И. пропала без вести". Позже я выяснил, что немцы, отступая, оставили компромат на Валю и ее группу...

Подробно эту историю я описал в документальной повести "Подвиг разведчицы". Планировалось печатать ее в "Известиях" с продолжением, и первый кусок уже стоял в номере. Но в последнюю минуту цензор требует снять материал. Я иду к главному редактору, Льву Николаевичу Толкунову, с документами. Он ставит на полосе подпись - под свою ответственность. Первый кусок выходит в свет. Но их четыре. На следующий день цензор запрещает печатать продолжение. Главный - на совещании в Верховном Совете. Еду в КГБ. Там свои доводы: а вдруг эта Валя жива и в газетах ФРГ появятся ее фото и интервью? Был жесткий разговор, но все ж полковник позвонил цензору, и дальше уже не препятствовали.

...Через год на перекрестке дорог при подъезде к Гатчине появился памятник. На камне высечена надпись: "Здесь похоронено свыше четырех тысяч советских патриотов, погибших от рук фашистских палачей в 1941-1944 годы, и герои документальной повести Б.Гусева "Подвиг разведчицы" - Валя Олешко, Лена Мекерова, Валя Гусарова, Михаил Лебедев, Дуня Фадеева, Николай Букин, Тоня Петрова".

Борис Гусев

В "Известиях" - с 1959-го по 1980 год.

Заведующий корреспондентским пунктом газеты в Ленинграде, специальный корреспондент

В газетной заметке "Звезда разведчицы" от 10 мая 1983 года сообщалось: "Международный планетный центр зарегистрировал звезду, названую советскими астрономами именем Валентины Олешко". Однако тридцать с лишним лет на Вале было клеймо предательницы. "Известия" вернули ей доброе имя.

E-mail: istclub@izvestia.ru

Станиславу Сергееву

Комментарии
Прямой эфир