Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Курдский альянс СДС попросил Россию наладить координацию с официальным Дамаском
Культура
Боб Дилан извинился за копии автографов в его книге за $599
Общество
На подконтрольном Киеву правобережье Херсонщины боевики убили мать и сына
Мир
Reuters рассказало о неудачной попытке стран ЕС договориться о потолке цен на нефть РФ
Общество
В России на 15% увеличилось число жертв пожаров
Общество
Синоптики предупредили о гололедице в Москве и области 29 ноября
Мир
Мэр Снигиревки рассказал об аресте украинскими боевиками сотрудников администрации
Армия
Российские военнослужащие поговорили с родными по телемосту
Спорт
Португалия обыграла Уругвай и обеспечила себе выход в плей-офф ЧМ-2022
Мир
В ФРГ объяснили отказ Шольца в поставках танков Украине боязнью реакции со стороны РФ
Мир
В США рассказали о принуждении Германии к участию в конфликте на Украине
Мир
Стало известно о взрывах в Днепропетровске

Батальон военных поисковиков возвращает героям имена

Сегодня в Ленинградскую область, в батальон, созданный для поиска и перезахоронения останков солдат Великой Отечественной, приедет вице-премьер - министр обороны Сергей Иванов. Сводный экспериментальный батальон завершает свою работу: за одно лето было найдено более 900 останков бойцов, из них 16 - опознаны. Если Минобороны сочтет первый опыт удачным, то в следующем году подобные части будут созданы в других военных округах. Накануне визита Сергея Иванова в батальоне побывал корреспондент "Известий".
0
За одно лето было найдено более 900 останков бойцов, из них 16 - опознаны (фото Евгений Самарин, "Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня в Ленинградскую область, в батальон, созданный для поиска и перезахоронения останков солдат Великой Отечественной, приедет вице-премьер - министр обороны Сергей Иванов. Сводный экспериментальный батальон завершает свою работу: за одно лето было найдено более 900 останков бойцов, из них 16 - опознаны. Если Минобороны сочтет первый опыт удачным, то в следующем году подобные части будут созданы в других военных округах. Накануне визита Сергея Иванова в батальоне побывал корреспондент "Известий".

"Всюду трудно, а страшней пятачка нет"

Саперная лопатка мягко входит в почву. Солдатские руки извлекают из-под корней сосны ботинок. Я поднимаю его — стандартная обувь красноармейца, полная земли, сквозь подошву свешиваются корешки травы. Из ботинка торчит желтый мосол таранной кости стопы. Передаю ботинок бойцу, он — "Осторожно пальчики вынимай!" — выкладывает кости и ботинок на сложенный мешок. Здесь уже лежат черепная коробка без челюсти, таз, берцовая кость и несколько ребер, ржавая каска СШ-40 с налипшими обрывками немецкой газеты, котелок, пара гранат и патронный подсумок от немецкого карабина.

Мы идем к следующему раскопу. Сквозь сосны — красноватые, будто напившиеся крови — видно, как сосредоточенно солдат в наушниках водит миноискателем-"клюшкой". На участке площадью в сотню квадратных метров — штук семь раскопов. В каждом — 2—3 солдата выкапывают кости, каски, гранаты и хвостатые минометные мины-"пятидесятки". Почти у каждой ячейки — трехлинейная винтовка и каска. Фляги, котелки, ремни, другой небогатый солдатский скарб. И патроны повсюду. В обоймах, сгнивших подсумках, пулеметных лентах, да и просто россыпью. Делаем круг по ячейкам, где копает взвод, возвращаемся к первому. На мешке прибавилась пара костей и пулемет Дегтярева без приклада и диска.

Тишину подлеска нарушает проехавшая машина. Мы в 50 метрах от шоссе. Здесь, за выцветшим стендом "Слава героям Невского пятачка!", ведет раскопки отдельный специальный поисковый батальон Ленинградского военного округа (ОСПБ ЛенВО). В мягкой, усыпанной рыжей хвоей земле под ногами солдат — они, герои Невского пятачка...

На небольшом (до 4 километров в длину и до 800 метров в глубину) плацдарме на левом берегу Невы с сентября 1941 по февраль 1943 года погибли, по некоторым оценкам, до 250 тысяч красноармейцев и краснофлотцев — почти столько же некоторые союзники потеряли на всех фронтах (во Второй мировой войне погибли 264 тысячи граждан Великобритании).

"Всюду трудно, а страшней пятачка нет", — гласил советский окопный фольклор.

— Участок работы батальона — всего 400 на 100 метров, — говорит подполковник Андрей Кокк, замкомбата по воспитательной работе. — За 4 месяца раскопок мы нашли около 900 павших бойцов, порядка 3000 различных взрывоопасных предметов, около 12 000 патронов, чуть больше 100 единиц стрелкового оружия. Когда мы уйдем, после нас здесь останется чистая земля. Есть такое поверье: в лес вернется душа, когда последний боец будет похоронен.

Отдельный поисковый батальон был создан приказом вице-премьера — министра обороны Сергея Иванова весной этого года в порядке эксперимента. 300 человек личного состава (инженеры из Ленинградского военного округа, мотострелки из Московского) должны были работать на Невском пятачке с весны до октября, а осенью вернуться в свои части. За полтора месяца, пока военнослужащие проходили подготовку (разминирование, основы археологии и т.д.), служба тыла ЛенВО подготовила базу: жилые и служебные здания в заброшенной части железнодорожных войск в поселке Мга, технику, машины, горючее, питание.

Патриотизм с лопаткой

— Когда мне предложили возглавить батальон, я думал не больше 10 минут, — говорит комбат подполковник Сергей Персиянцев. — Это было новым, важным и интересным делом. Достаточно быстро удалось провести боевое слаживание батальона и приступить к раскопкам. Из 900 поднятых нами бойцов у 60 оказались опознавательные медальоны, 16 удалось прочесть. Было немало пустышек, видно, малограмотные были бойцы или забыли заполнить. Я сам вечерами сидел, вот здесь под лампой буквы разбирал. Остальные, не прочитанные, сейчас на экспертизе. Когда мы связались с родственниками первого опознанного бойца, оказалось, что они считали его попавшим в плен под Смоленском. А выяснилось, что он героически погиб при обороне Ленинграда. Теперь говорят, что будут им гордиться.

Большинство военнослужащих батальона считают работу по обнаружению и перезахоронению останков бойцов почетной.

—Я, когда батальон сформировали, поставил им на видеомагнитофоне фильмы про войну, — говорит комбат. — А сам сижу в стороне, наблюдаю. Одни спят, другие разговаривают. Этот эксперимент я повторил после того, как они уже поработали на пятачке. И увидел, что те, кто спал или болтал, сидят и внимательно, с интересом смотрят.

"Столкнулись с историей вживую", — говорят сами бойцы.

— Мы хотим подготовить памятку-руководство для других подобных подразделений, обобщить опыт нашего батальона, — говорит подполковник Кокк. — Там будет все: от археологического дела до правил работы с общественностью.

Завистники и конкуренты

К батальону как экспериментальному проекту приковано внимание не только руководства Минобороны, но и разных общественников. Первыми гостями были белорусские военные, которые уже 11 лет занимаются поиском и перезахоронением в Белоруссии. За четыре месяца в поселке Мга побывали члены ассоциации офицеров запаса "Мегапир" во главе с маршалом артиллерии Владимиром Михалкиным (он воевал в этих местах), общественники Санкт-Петербурга из организации "Большая медведица", представители международной ассоциации баталистов и маринистов, журналисты. Единственные, кто не наладил контакт с ОСПБ, — это поисковые организации, которых только в Петербурге и области около 50. Как выяснили "Известия" у офицеров батальона, поисковики предлагали военным поделиться архивной информацией. Взамен обещали научить копать. Контакты заглохли. А помочь поисковые отряды с 10—15-летним стажем поиска могли бы во многом.

Тяжелые штатные "клюшки"-миноискатели, которыми снабдили батальон, совершенно не приспособлены для того, чтобы "брать" хорошую глубину. Мины ведь ставят неглубоко. На практике "клюшки" определяют металл на глубине 10—15 сантиметров, не отличают цветной металл от черного, "не чувствуют" объем металла (автоматная гильза и гаубичный ствол "звенят" одинаково). Результат: на своем участке батальон выбрал только те останки, что находились на глубине до 1,5 метра. Возможности найти и откопать глубокие воронки от разрывов, окопы полного профиля, траншеи, ходы сообщения, блиндажи (в некоторых местах все эти инженерные сооружения могут находиться на глубине 5—7 метров) у военных попросту не было.

Сейчас батальон заканчивает работы на участке. В огромном ангаре на его территории — обитые кумачом гробы, куда сложены кости павших бойцов, по 4—5 в один гроб. Все они (кроме тех опознанных, кого заберут родственники) будут торжественно захоронены 19 сентября в мемориальном комплексе неподалеку от места, где они полегли в 1941—1943 годах. На торжественное перезахоронение с воинскими почестями приедет министр обороны Сергей Иванов.

В середине октября военнослужащие батальона вернутся в свои части. Солдаты уйдут на дембель, офицеры продолжат службу. Раскопки на Невском пятачке будут завершены. Но офицеры, с лопатой в руках наработавшие ценный опыт, надеются, что министр отдаст приказ возобновить работы следующей весной. Планы уже размечены на карте комбата: Синявинские высоты и урочище Гайтолово. Да мало ли в России таких мест, где шли ожесточенные бои Великой Отечественной...

Кого перезахоронят на "Невском пятачке"

1. Рядовой Куколев Михаил Васильевич.

2. Сержант Безуглый Михаил Павлович.

3. Красноармеец Кайнов Борис Николаевич.

4. Старший лейтенант Мухин Михаил Иванович.

5. Курсант Баранов Федор Гаврилович.

6. Шофер Струнин Георгий Иванович.

7. Шофер Бобков Гаврил Иванович.

8. Красноармеец Романов Всеволод Яковлевич.

9. Сержант Воронов Михаил Александрович.

10. Усцов Петр Поликарпович.

11. Красноармеец Барило Николай Петрович.

12. Младший лейтенант Чуриков Иван Михайлович.

13. Рядовой Федоров Михаил Левонтьевич.

14. Рядовой Козлов Антон Федорович.

15. Красноармеец Першин Аполлон Васильевич.

16. Красноармеец Кашибидзе Григол Илакрович.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир