Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Пол ХЛЕБНИКОВ: "Соглашение с Березовским не означает поражения нашего журнала"

Мировое соглашение, заключенное в минувший четверг в суде Лондона между американским журналом "Форбс" и Борисом Березовским, было истолковано последним как признание журналом своей неправоты. Чтобы узнать точку зрения противоположной стороны, "Известия" обратились к автору скандальной статьи "Крестный отец Кремля" обозревателю "Форбса" Полу ХЛЕБНИКОВУ. С ним беседует вашингтонский корреспондент "Известий" Евгений БАЙ
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Мировое соглашение, заключенное в минувший четверг в суде Лондона между американским журналом "Форбс" и Борисом Березовским, было истолковано последним как признание журналом своей неправоты. Чтобы узнать точку зрения противоположной стороны, "Известия" обратились к автору скандальной статьи "Крестный отец Кремля" обозревателю "Форбса" Полу ХЛЕБНИКОВУ. С ним беседует вашингтонский корреспондент "Известий" Евгений БАЙ. - Так кто все-таки победил в ходе длившегося шесть лет судебного разбирательства - Березовский или журнал "Форбс"? А может быть, достигнута боевая ничья? - Березовский не выиграл процесс. Он ничего по решению суда не получил. В феврале 1997 года, в момент подачи иска он настаивал, чтобы мы признали ошибочность всей статьи, от начала и до конца. К тому же он просил большую денежную компенсацию за ущерб, нанесенный его репутации. Сейчас он не получил ни цента в виде возмещения ущерба, равно как не добился и полного опровержения всех приведенных в статье фактов. Статья как была, так и остается на сайте журнала "Форбс" - редколлегия ее не сняла. Березовский смог убедить суд лишь по одной позиции. Судья увидел в статье обвинение в адрес истца в том, что тот стоял за убийством российского тележурналиста Владислава Листьева. - Но разве этого обвинения не было в статье? - Нет. Статья была не о деле Листьева. Она была посвящена карьере Березовского с 1988 по 1996 год. Там очень много громких событий. Дело Листьева упоминается лишь как один из эпизодов, который мог иметь отношение к карьере Березовского. Мы его и не обвиняли в убийстве, а лишь упомянули, что он попал под следствие в связи с этим преступлением. В статье все гораздо более тонко изложено. Дело Листьева было упомянуто мною лишь как иллюстрация криминализации российского общества начала и середины 90-х годов. Но английский судья Поплуэлл не воспринял нашу логику и решил, что мы действительно обвиняем Березовского в причастности к убийству Листьева. И вот теперь мы официально подтвердили, что у нас нет фактов, свидетельствующих о причастности господина Березовского к убийству известного тележурналиста. Однако это было не опровержением, а разъяснением нашей позиции, которое ничего не изменило и не опровергло из того, о чем говорилось в статье. - Но в ваших разъяснениях на суде фигурировало и имя Николая Глушкова. - Да, мы признали лишь одну конкретную ошибку, которая была допущена. В статье я упомянул о том, что Николай Глушков, в то время заместитель генерального директора "Аэрофлота", имел судимость в 1982 году за хищение государственного имущества. Эту информацию я получил от представителя российского Министерства внутренних дел. Но потом, когда мы стали проверять факты, выяснилось, что речь идет о каком-то другом Глушкове. Но эта допущенная ошибка ничего не меняет в содержании статьи. Более того, роль, которую сыграл Глушков в разных финансовых махинациях вокруг "Аэрофлота", сейчас стала очевидной и для правоохранительных органов России. - Почему именно сейчас Березовский решил отозвать свой иск? - Может быть, потому, что в России приближаются выборы, и он всеми силами пытается вернуть себе репутацию крупного политического игрока. А может быть, сыграла роль элементарная боязнь перед разоблачениями на процессе. Ведь мы еще не приступили к той стадии разбирательства, на которой должны были выступить свидетели. У журнала "Форбс" были достаточно сильные свидетели из числа крупных российских предпринимателей, известных журналистов, бывшие российские министры, высокие чины из правоохранительных органов. Мы готовили процесс, который бы детально обсудил все стороны карьеры Березовского. Наконец, есть и еще один фактор. Процесс над Глушковым, который выдвинул иск вместе с Березовским, по всей видимости, через несколько месяцев закончится. И если обвинения против него - те, что фигурируют в статье, - подтвердились бы, британскому суду было бы очень трудно взять сторону истцов, один из которых осужден. Может быть, играет роль и то, что российская прокуратура настойчиво требует от Великобритании выдачи Березовского и представляет судебным органам этой страны все более детальные обвинения в его адрес. Как бы то ни было, мне совершенно ясно, что, если бы Березовский был уверен в победе на суде, он бы не отозвал свой иск. Кстати, реакция самого Бориса Абрамовича на решение суда была достаточно смешной. Он опубликовал рекламное объявление в газете "Файнэншл таймс" на целую полосу. На ней - рисунок: четверо сидят на диване. На первом плане он сам, Борис Березовский, вопрошающий: "Крестный отец Кремля?" Рядом с ним кто-то в английском судебном парике, говорящий: "Они ошиблись, Борис". По соседству - бывший главный редактор "Форбса", печально констатирующий: "Мы проиграли", и, наконец, там же - президент Путин: "Никаких комментариев". А под этой карикатурой - жирным шрифтом набраны слова: "Березовский выиграл процесс против журнала "Форбс", он не повинен в убийстве Листьева и не является главарем российской мафии и бандитским авторитетом". На мой взгляд, такая реклама вряд ли поможет укреплению репутации Березовского на Западе.
Комментарии
Прямой эфир