Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ

Аркан, национальный герой Сербии, военный преступник № 1, был романтиком бандитизма и войны. Когда он был вынужден на несколько лет вернуться в Белград, его образ жизни стал настолько типичным для гангстерской среды, что с него можно было снимать фильмы про ранние этапы становления мафии в Нью-Йорке и Чикаго. Он роскошествует, дважды женится на писаных красавицах, скупает рестораны и казино, устраивает загулы, засыпает долларами цыганские оркестры... Он отдает приказ убить 250 раненных хорватских солдат, которых обнаруживает в городском военном госпитале. Их вырезали прямо в больничных койках. В интервью одной западной телекомпании он скажет, что только "защищал наших сербов от хорватов". Он организует в Эрдуте концлагерь для хорватов, где практикует массовые казни, пытки и издевательства над военнопленными
0
Желько Ражнятович Аркан с женой (фото: Reuters)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Суд над Слободаном Милошевичем в Гааге - событие из ряда вон выходящее. Дело даже не столько в позиции нынешнего руководства Югославии, решившегося на выдачу бывшего главы государства международным организациям, сколько в бесчисленных темных сторонах последнего десятилетия истории этой страны. Одна из самых интригующих загадок - тайна убийства Аркана, национального героя Сербии, военного преступника № 1 и бандита. 25 января 2000 года в холле белградского отеля "Интерконтиненталь" было почти пусто. Только за столиком лобби-бара возле дорогого бутика сидела компания: трое представительных мужчин и две молодые красивые женщины. От подъезда только что отъехали автобусы в аэропорт: один с туристами, другой - с делегацией шейхов с Ближнего Востока. Большая часть секьюрити была занята официальной делегацией из Китая, и потому в холле находился только один охранник. Он беседовал у дверей с молодым человеком, по виду также работавшим в системе безопасности. Никто не обратил внимания на то, что лифты на несколько минут оказались заблокированными. Портье точно запомнил время: 17.15. Душан (Доброслав) Гаврица, молодой, крупный, хорошо одетый мужчина, в сопровождении еще одного человека вошел через центральный вход, кивнул портье и направился к столику, за которым сидела веселая компания. Ему приветственно замахали руками, и навстречу поднялся крепкий седеющий человек с лицом ребенка, но возрастом явно лет под пятьдесят, который по всем признакам был старшим за столом. Они обнялись по-сербски - с троекратным целованием и несколько минут беседовали и смеялись. Дальнейшие события по хронометражу полиции заняли 10 секунд. Гаврица распахнул куртку (в Белграде было морозно), выхватил немецкий пистолет-пулемет "Хеклер и Кох" и трижды выстрелил в упор в человека, с которым только что целовался. Второй убийца всадил пять пуль в спину молодого человека, сидевшего за столом. Одновременно распахнулись двери "заблокированных" лифтов, и еще двое убийц расстреляли третьего сидевшего за столом мужчину. Вскрикнула одна из молодых женщин - пуля рикошетом слегка задела ее. Убийцы успели выбежать из отеля на улицу, когда двое охранников в дверях опомнились. Стрелять в убийц стал не гостиничный охранник, а его собеседник (это был один из телохранителей убитого). Он попал Душану Гаврице в спину, но сообщники втащили его в машину и быстро уехали в сторону выезда из Белграда. Разборка Старшим за столом был Желько Ражнятович по кличке "Аркан", депутат парламента Сербии от Косово, лидер маргинальной политической партии, командующий Сербским ополчением, более известным как "Тигры", совладелец отеля "Интерконтиненталь" в Белграде, владелец "Грандотеля" в Приштине, сети кафе-мороженых в Белграде, футбольного клуба "Обилич", военный преступник, ордер на арест которого уже был выдан Гаагским трибуналом, некоронованный король белградского "андеграунда" - криминального мира, национальный герой Сербии. Его убийца Душан Гаврица был профессионалом - много лет он воевал в составе "Тигров" под началом своей будущей жертвы. Первая пуля попала Аркану в пах, вторая разорвала горло, а третья - контрольная - вошла в мозг через левый глаз. Вторым погибшим был Драган Гарич - сотрудник МВД Сербии, прикомандированный к Аркану в качестве официального телохранителя. Пять пуль вошли в позвоночник от затылка до поясницы - убийца был специалистом высочайшего класса. Третий мужчина, погибший в этой драме, - Миленко Младич, друг и партнер Аркана по бизнесу. Легко ранена была сестра жены Аркана - Лидия Величкович, а сама его знаменитая третья жена Светлана Величкович-Ражнятович, более известная по сценическому псевдониму Цеца (певица № 1 в Югославии в жанре поп-обработки народных сербских песен - крайне популярный жанр в современной Югославии), также сидевшая за столом, не пострадала. Убийцы выехали из Белграда по бывшей трассе "Братство-Единство" в сторону границы с Хорватией, но вскоре свернули на юг в направлении Сербской Республики Босны. Гаврица истекал кровью. Второй убийца довез его до родного города Гаврицы - Лозницы, почти на границе с Боснией, где сдал его в местную больницу, в которой Гаврицу вернули к жизни. Уже к вечеру югославская полиция и служба безопасности блокируют весь город, чтобы спасти убийцу от мести "тигров" - к Лознице стали съезжаться десятки крепких молодых людей в черной форме. В течение недели в Белграде было арестовано десять человек, из которых потом осталось только трое обвиняемых в убийстве, несмотря на то, что обвинения были предъявлены всем десятерым, причем за день до их возможного освобождения из-под стражи. Один из них был бывшим белградским полицейским. Министр информации Югославии Горан Матич заявил, что "Аркан был убит черногорской мафией, которая желала прибрать к рукам его бизнес в Белграде". Чуть позже возникает прямо противоположная версия: якобы Аркан, наоборот, будучи черногорцем по крови, сблизился с прозападным президентом Черногории Мило Джукановичем. Уголовную версию подтвердил и начальник криминальной полиции Белграда полковник Миленко Эрчич: "Арест подозреваемых отметает слухи о причастности к убийству правительства, это дело между экс-полицейскими и криминалитетом". Никита Он начинал карманником на рынке Ташмайдан в Белграде, хотя в воровстве кошельков у белградских дамочек не было никакой необходимости - молодой Желько Ражнятович никогда не нуждался в деньгах, поскольку его отец к моменту первого ареста Желько уже был генералом Югославской народной армии (ЮНА). У Желько было достаточно карманных денег, но он шел на Ташмайдан и воровал: так он понимал опасность, риск и мужскую доблесть. Арестованный за вооруженное нападение на ювелирный магазин, он получает поразительно малый срок - всего два года и по отбытии его спокойно покидает Югославию через Триест. Именно тогда впервые заговорили о практике СДБ (Службы државне безбедности - Службы государственной безопасности - югославского варианта КГБ) найма уголовников для грязной работы за пределами Югославии. Из людей типа Аркана (сам этот псевдоним Желько Ражнятович взял из фальшивого паспорта, которым снабдила его СДБ после очередного побега из тюрьмы в Голландии) делали "Никиту" - наемных убийц врагов Югославии в Европе, предоставляя возможность периодически скрываться в Белграде и закрывая глаза на грабежи банков, ювелирных магазинов и устранение конкурентов. 21 декабря 1973 года лидер хорватской мафиозной группировки в Западной Европе Слободан Митрич ("Боб-каратист"), напрямую связанный с хорватским националистическим движением (по ряду данных, он участвовал в финансировании усташского подполья), был убит в Амстердаме в принадлежавшем ему кафе "Мостар" тремя югославами. Спустя пару часов они были задержаны голландской полицией, но неожиданно заявили на допросе, что принадлежат к некой спецгруппе СДБ. Разразился скандал. В 70-х и 80-х годах наряду с грабежами банков и ювелирных магазинов сербские налетчики отстреливают криминальных авторитетов, сотрудничавших с политическим или вооруженным подпольем в Хорватии, Косово и Македонии. В 1982 году голландская полиция получает подтверждение того, что на СДБ работает не только Аркан, но еще по крайней мере четверо криминальных сербских боссов в Нидерландах: босняк Любинко Бечирович ("Дуйя"), Любомир Магаш и Шеретин Йочич ("Йоца"). В Германии они громят албанские героиновые банды, финансировавшие Армию освобождения Косово (АОК). Основным источником финансирования вялотекущей тогда войны (а она в разных формах идет уже тридцать лет, хотя об этом мало кто помнит как на Западе, так и в России) были так называемые "15 фамилий" - строго иерархизированная албанская мафия, связанная с тайной полицией Албании, контролировавшая солидную часть героинового рынка Европы. Уничтожить эту систему до конца так и не удалось до сих пор. Даже в 1997 году специалист по наркоторговле Джон Мазер утверждал: "Мы должны отдавать себе отчет в том, что от 30 до 50 процентов денег АОК идут от наркотиков". В 1998 году германская федеральная полиция замораживает два банковских счета организации "Объединенное Косово" в банке Дюссельдорфа после обнаружения депозитов на несколько сотен тысяч долларов, полностью поступивших от торговли наркотиками. Координировал эту деятельность Буяр Букоши - глава "правительства Косово в изгнании", поразительно богатый практикующий врач-уролог из Бонна. Сейчас Букоши, продолжающий считать себя премьер-министром Косово, вошел в открытый конфликт с главой АОК Хашимом Тачи и пережил несколько покушений, организованных начальником разведки АОК Реджепом Селими. Он продолжает контролировать банк "Дарданиа" в Тиране, утверждая, что на его счетах находятся "деньги диаспоры". С середины 70-х и до конца 80-х часть албанских наркоторговцев, таких, как Аркан, Дуйя, Магаш и Йоца, просто убивают, на других наводят полицию, стремясь настичь capo di tutti capi, "большого босса", верховного главу "15 фамилий" - македонского албанца Даута Кадриовски. Они сдают его полиции в Стамбуле, которая арестовывает его, конфискует его многочисленные яхты, виллы и машины, но Кадриовски откупается от турок и выходит из тюрьмы. Он уезжает в Америку, где открыто живет до сих пор, являясь одним из основных финансистов АОК. Министр внутренних дел Македонии Томислав Чокровски не смог добиться в 1998 году от ФБР выдачи Кадриовски, несмотря на то, что лично привез в Вашингтон доказательство его "наркоактивности" по линии Бари (Италия) - албанский порт Дуррес - Косово и Македония. В Югославии рассказывают байку о том, как однажды Аркан провел на крыше дома во Франкфурте четыре дня и четыре ночи, поджидая трех албанских наркодилеров, чтобы убить их. На суде в Белграде после очередного ареста Аркана за нападение на ювелирный магазин во время оглашения приговора его отец не выдержал и закричал с места: "Желько, ну скажи им, сколько ты сделал ради Югославии!" Аркан успокоил его жестом руки, а после оглашения приговора его адвокат передал судье какую-то папку. Через двадцать минут Аркана освободили прямо в зале суда. Военный преступник Он был романтиком бандитизма и войны. Когда он был вынужден на несколько лет вернуться в Белград, его образ жизни стал настолько типичным для гангстерской среды, что с него можно было снимать фильмы про ранние этапы становления мафии в Нью-Йорке и Чикаго. Он роскошествует, дважды женится на писаных красавицах, скупает рестораны и казино, устраивает загулы, засыпает долларами цыганские оркестры... Эту идиллию "андеграунда" разрушает распад Югославии. Сейчас уже невозможно установить, по собственной инициативе или нет Аркан становится основным поставщиком оружия из Сербии в мятежную Краину - сербский анклав в Хорватии на границе с Боснией. Еще до начала активных боевых действий Аркан объединяет в организованную структуру подростков - "фанатов" белградского футбольного клуба "Црвена Звезда". Из них, как и из подчиненных ему уголовных банд, затем будет формироваться первый состав "Тигров" - Сербского ополчения, собственного вооруженного формирования Аркана. Но сперва фанаты устраивают побоище на стадионе в Загребе во время футбольного матча с "Црвеной Звездой". В ответ на крики хорватских болельщиков "Срби - на врби!" ("Сербов - на вербы!") люди Аркана достают железные прутья, привезенные с собой из Белграда... Аркана задерживает хорватская полиция, но после телефонного разговора Слободана Милошевича с президентом Хорватии Франьо Туджманом отпускает. Второй раз хорваты задерживают его на дороге в Книн - столицу Сербской Краины. В машине Аркана обнаруживают оружие, и его доставляют в Загреб. Тогда Туджману позвонили другие люди: дочь президента Хорватии в это время еще училась в Белграде, и ему было объяснено, что с ней произойдет, если Аркан не будет отпущен. Туджман распоряжается отпустить его... С началом активных боевых действий в Славонии Аркан официально формирует отряд "тигров". Их обучают на базах под Белградом офицеры югославской армии, после чего Аркан выдает им "фирменную" черную форму и бросает на фронт под Вуковар. Операция по взятию сербскими войсками хорватских городов Вуковар и Осийек на берегу Дуная стала самой позорной и кровавой историей сербо-хорватской войны 1991-1992 годов. Начальник генерального штаба ЮНА генерал Живица Панич почти полгода не мог взять Вуковар, хотя стянул туда несколько армейских корпусов. Хорваты сопротивлялись отчаянно. В конце концов Панич сровнял город с землей, захватил Осийек и Эрдут, а "честь" зачистки Вуковара отдал "тиграм". Вот тогда-то впервые и заговорили об Аркане-убийце, человеке, лишенном представления о границе между добром и злом. Он отдает приказ убить 250 раненных хорватских солдат, которых обнаруживает в городском военном госпитале. Их вырезали прямо в больничных койках. В интервью одной западной телекомпании он скажет, что только "защищал наших сербов от хорватов". Он организует в Эрдуте концлагерь для хорватов, где практикует массовые казни, пытки и издевательства над военнопленными. Попутно Аркан монополизирует торговлю нефтепродуктами в Воеводине и Славонии вместе с убитым впоследствии в Белграде в результате аналогичного покушения начальником полиции общественной безопасности Сербии генералом Радованом Стоичичем ("Бадже"). Он даже помогает хорватам: выйти на свободу из окруженного "тиграми" населенного пункта стоит "всего" 1300 немецких марок. В Сараево цена подскочила до 3000, потому что приходилось делиться с мусульманскими "авторитетами". Из Славонии и позднее из мусульманских районов Боснии в Сербию потянулись колонны автомашин с награбленным добром. Он вводит в отряде жесткую дисциплину и конфискует в знаменитом Белградском зоопарке пару тигрят - их постоянно возят с собой в качестве живых символов отряда. В Боснии он участвует в зачистках населенных пунктов. Лично Арканом отданы приказы на уничтожение сотен мирных жителей в Бийелине, Брчко, Зворнике и Братунаце. Позднее, во время натовских бомбардировок Белграда - он пережил их в отеле "Найятт", в котором жили западные журналисты и который по определению не стали бы бомбить, - Аркан любил давать интервью (он хорошо говорил по-английски, по-итальянски, по-голландски и по-гречески). "Я лишь был частью сербской армии", - сказал он CNN, и многие полагают, что именно с этой фразы начался путь к смерти в холле "Интерконтиненталя". Так было надо - Ты меня осуждаешь? - Аркан во всей своей красе: черный берет залихватски заломлен набок, гигантская "кобра-магнум" на поясе, "Хеклер и Кох" на расстоянии вытянутой руки, улыбка младенца и жесткий взгляд. - Так было надо. - Надо для чего? - я к моменту этого разговора уже порядком устал (мы крутились на джипе по горам вокруг Баня-Луки почти сутки) и не был расположен светски поддакивать. - "Надо" вообще странное слово: если надо для победы, так это покажет только время, надо для того, чтобы чувствовать себя правым, так на это тебе никто никогда не ответит. Улыбка покидает его лицо. - А ты не задумывайся об этом. Ты здесь и сейчас. Вот пистолет, а вон враг. И ты мужчина. И это единственный способ им быть. Кроме женщин, конечно, - опять улыбается, встает из-за стола и что-то говорит по-итальянски охраннику. - Пойдем, я покажу тебе тигрят. Я нехотя плетусь за ним в центр базового лагеря. Я хочу есть, и мне плевать на тигрят. Что я, в зоопарке не был? Он вытаскивает тигренка из клетки и поднимает как кошку. Тот щерится, мяучит и сучит лапами. - Знаешь, зачем я их взял? - Аркану явно нравится то, что он сейчас делает и говорит. - Каждый мой солдат видит их. Это символ: покормить тигренка и сфотографироваться с ним - это награда. Они ведь не за деньги воюют... - Сейчас ты скажешь, что за Великую Сербию. - И это тоже. Мы, сербы, очень патриотичны бываем, когда хотим. Но они еще и за себя воюют - за то, чтобы чувствовать себя мужчинами. Через пару лет они могут сказать всем в лицо: я честно воевал. Я был "тигром". Да, убивал католиков (ненавижу католиков!), убивал мусульман - но иначе они убили бы меня. Вот что значит "так было надо". Тигренок пытается перевернуться у него в руках и укусить. - Жаль, что ты этого не понимаешь, - Аркан отпускает тигренка обратно в клетку. - Понимаю. Надо быть правым перед самим собой. В этом по крайней мере позерства обычного нет. Смеется. Доволен, что разозлил меня. - И это тоже надо. Я ведь Аркан. Кто пойдет за Арканом, если я не буду гулять с цыганами в "Мамма миа"? Это же Сербия. Почти как твой Кавказ... "Паук" Официально ни ЮНА, ни руководство Сербской Республики Босны никогда не подтверждало, что "Тигры" воюют под общим командованием с официальными сербскими частями. Существовало еще несколько таких "неформальных" отрядов: капитана Драгана - австралийского серба, говорившего по-сербски с сильным акцентом, Бронислава Лайновича, бывших криминальных авторитетов "Гриши" и "Белого", отряд "Серые волки" и др. Но есть фотография, где депутат Скупщины (парламента) Биляна Плавшич целует Аркана, стоя одной ногой на трупе солдата-мусульманина. И наконец, вершина карьеры "Тигров" в боснийской войне - операция "Паук". Осенью 1993 года связи между районом Брчко (так называемый "коридор Брчко", который сейчас контролируют российские миротворцы) на севере Боснии, Сербской Краиной в Хорватии и собственно Республикой Сербской мешал анклав Бихач, населенный мусульманами и формально подчинявшийся Сараево. Его лидером был Фикрет Абдич ("Бабо"), бывший директор местной фирмы "Агрокоммерц" (по сути дела председатель колхоза), вокруг которого был сформирован 5-й армейский корпус боснийской армии. Сначала Абдич сохранял полную верность сараевскому правительству и был даже где-то "святее папы": по его приказу в Бихаче, Трнополье, Великой Кладуше, Кератерме и Маньяче были созданы концлагеря для сербов, где, по самым скромным подсчетам, было убито до пяти тысяч человек, а десятки тысяч подвергались пыткам и издевательствам. Сараево назначает новое командование 5-го корпуса, поскольку начинает предъявлять претензии к слишком амбициозному Абдичу, претендовавшему на верховную власть во всей Боснии. В ответ Абдич приезжает в Белград и подписывает с Милошевичем соглашение о перемирии и совместных действиях от имени некой республики "Восточная Босния". Милошевич пожимает руку человеку, виновному в убийстве тысяч сербов, и делает его своим союзником. Сараево объявляет Абдича предателем и бросает против него 5-й корпус. На помощь новоявленному союзнику приходят войска Сербской Республики Босны под личным командованием Ратко Младича. Формируется армейская группа "Паук": 1-я Новиградская бригада (генерал Челеткич), 39-й Краинский армейский корпус (генерал-лейтенант Миле Новакович), 21-й Кордунский корпус (полковник Чедомир Булат), 5-й сектор СДБ (полковник Йовица Станишич). И наконец, самое главное: 1-й корпус специальных сил Югославской армии под командованием Аркана. Два его ближайших друга - полковник Новица Божович ("Кобац", то есть "Орел") и Милорад Улемак ("Легион") - возглавили оперативные группы войск. Связь с Белградом осуществлял самый приближенный к Милошевичу офицер спецслужб полковник Франко ("Френки") Шерматович - командующий "краповых беретов", спецчастей полиции, аналогичных нашему спецназу ГРУ. Группа "Паук" в течение нескольких месяцев методично уничтожала Бихач и 5-й армейский корпус мусульман. Не спасла даже помощь хорватов и НАТО. Версии Стройную версию о криминальных разборках сломал премьер-министр нового постмилошевичского правительства Югославии Зоран Джинджич. В интервью журналу "Шпигель" он заявил, что располагает материалами (в том числе некой видеокассетой), подтверждающими то, что приказ убить Аркана отдал бывший министр безопасности Югославии Раде Маркович, который к этому моменту уже был арестован новой администрацией Югославии. Мотивы Джинджич не раскрыл, но подразумевалось, что Аркан слишком много знал о Слободане Милошевиче и "обратной стороне" войны в Югославии. Собственно говоря, версия о причастности клана Милошевича к убийству Аркана стала звучать в первые же часы после убийства. Помимо основного политического мотива ("он слишком много знал") указывали и на его неожиданные разногласия со своим бывшим другом - сыном президента Марко Милошевичем. По Белграду пошли слухи о так называемом "вадовицком клане" - преступной группировке, работавшей на Марко. Но многие наблюдатели обратили внимание на странности поведения Аркана в последние месяцы перед смертью, особенно в период натовских бомбардировок Югославии. Он охотно раздавал интервью, не скрывал своего участия в этнических чистках в Косово. И наконец, он выступил инициатором освобождения и передачи НАТО захваченных в Македонии трех американских солдат и еще нескольких сотрудников американских миссий. Уже после смерти Аркана стало известно, что его голландский адвокат Джузеппе ди Стефано, знавший его еще со времен грабежей банков, неофициально обратился в Гаагский трибунал с предложением сделки: Аркан добровольно сдается трибуналу и дает показания в обмен на смягчение приговора вплоть до его полной амнистии. Эту информацию мгновенно тиражирует югославская и западная пресса. Ее никто не комментирует: неожиданно выясняется, что дочь Аркана уже несколько месяцев спокойно живет в Бельгии, но имидж "национального героя № 1" столь устойчив, что сербское общественное мнение до сих пор не желает поверить в такой поворот событий. Он был похоронен в Белграде со всеми мыслимыми почестями. Его старший сын нес крест. Его жена рассказала, как они познакомились: она приехала на гастроли на фронт поднимать боевой дух "тигров" (от предыдущей жены Аркан откупился пятью миллионами немецких марок). Его соратники произнесли пламенные речи. О нем издали много книг. Он - прямое воплощение того, как во время страшных войн трансформируется массовое сознание и мифологизируется действительность. Он национальный герой Сербии. Из полицейской хроники Западной Европы (Все содержащиеся ниже материалы несекретны и являются собственностью Королевской полиции Нидерландов). Впервые Аркан был арестован в Белграде за ограбление ювелирного магазина в возрасте 17 лет в 1971 году. Освободившись, перебрался в Италию, где быстро нашел контакт с мафией. Свое 19-летие отметил ограблением банка в Милане, идентифицирован итальянской полицией по отпечаткам пальцев, но успел уехать в Югославию. Через год совершает аналогичное преступление в том же Милане. Также организовал убийство владельца ресторана "Кики" в Милане. Через час после убийства пришел в ресторан и заказал кофе. В 1974 году Аркан вместе с итальянским мафиозо Фабиани и несколькими сербами совершает налет на банк в Стокгольме. Собрав деньги, Аркан демонстративно снимает с лица маску, улыбается в камеру слежения и дарит кассирше букет роз. Через несколько дней Фабиани был задержан шведской полицией. Аркан совершает вооруженный налет на здание суда и освобождает Фабиани. 24 октября того же года Аркан, Фабиани и македонец Слободан Костовски грабят ювелирный магазин в Амстердаме, через пару дней совершают аналогичный налет в Гааге. Они успевают сбыть награбленное в различные страны через банки и перекупщиков, пока полиция не арестовывает их в Бельгии. Суд приговаривает Аркана к десяти годам заключения, но уже через несколько месяцев он бежит из тюрьмы. В 1979 году Аркан совершает подряд три вооруженных ограбления банков в Голландии. Вновь арестован, на этот раз совершенно случайно: его опознал в баре бельгийский полицейский, пивший там пиво. 8 мая 1981 года Аркан бежит из тюрьмы города Веймербайеса вместе с мафиозо Серджио Сеттимо с помощью вооруженных сообщников. Сеттимо вскоре был снова арестован. 5 июня того же года Аркан нападает на ювелирный магазин во Франкфурте, но получает ранение в перестрелке с охранником и задержан полицией на месте. Через несколько дней он бежит из тюремного госпиталя. Его арестовывают в Берне после очередного налета на ювелирный магазин, но он опять бежит из тюрьмы в Лозанне. Он натягивает на себя десять шерстяных джемперов, чтобы не пораниться о колючую проволоку, выпрыгивает с четвертого этажа тюрьмы на голый асфальт и перелезает через шестиметровый забор. Гангстерская война начинается 4 марта 1988 года. Боевик Зоран Лукич расстреливает во Франкфурте с мотоцикла четырех албанцев - лидеров банды "balletja-balletje", которая контролировала "розовый" квартал Франкфурта. Убийство совершено по приказу Предрага Джуричича ("Дадо") и Дарко Асанина - новых боссов сербов в Германии. Когда полиция выходит на их след, они уезжают в Белград. Тем временем в Голландии Шеретин Йочич ("Йоца") убивает в сексклубе итальянского драгдилера. 4 июля четверо сербов арестованы в Германии за попытку похищения голландского преступного магната Клааса Моленаара. От смерти главу неаполитанской каморры, конфликтовавшего с сербами, Раффаеле Столдера спасает арест в Милане итальянской полицией. 5 июля югославы расстреливают китайского босса, владевшего ночным клубом и задолжавшего денег Аркану. 6 июля представители каморры приглашают тогдашнего босса югославской мафии боснийца Абдул-Халика на "разборку" в пиццерию "Джемини" на улице Торбекерплейн, где его и убивает выстрелом в упор некий Раймондо Чипулло. Абдул-Халика на посту "крестного отца" Голландии замещает сперва босниец Бечирович ("Дуйя") - его убивают через три недели в собственной квартире в Амстердаме и выкидывают труп из окна по приказу босса "из местных" Клааса Брюйсма, - а затем македонец Спазе Михайлов, которого убивает голландская полиция во время ареста. 20 января 1992 года Предраг Джуричич убит в своей машине несколькими выстрелами в голову из дробовика. Боссом становится Аркан. В сентябре того же года Аркан лично с несколькими своими людьми убивает в Белграде цыганского барона Ису Леро Джамба. В октябре по приказу Аркана убит еще один белградский босс - Александр Кнежевич ("Кнеле"). В Амстердаме Аркан развязывает бойню: последовательно убиты несколько боссов сутенеров, "король" видеопиратов Пиет Хендрикс, некий Яап Талсма - владелец гаража, через который проходили угнанные машины, в парке Оудеркерк у Амстела найдены тела боснийца Самира Хаджиселимовича и его друга серба Джордже Илича. В центре Амстердама происходит масштабная перестрелка, в которой были ранены несколько югославов. 24 января 1994 года в Амстердаме были убиты новый цыганский барон Небойша Лазич и его родственник Бранко Николич, после чего 150 цыган спешно покинули Голландию. 20 апреля 1995 года бывший боксер и криминальный авторитет Джон Смит был убит в баре "Крумелтье" в Роттердаме чеченцем Магомедом Ужиевым, которого наняли Аркан и бывший чемпион Европы по кикбоксингу Яан Оостербаан. Оостербаана арестовывают на основании показаний четырех югославских наемных убийц, ранее задержанных голландской полицией. В июле 1996 года в Милане убит Берник Пеоини, лидер местной албанской банды "Круя". 30 июля был тяжело ранен новый босс банды Кумбару Джемал. На следующий день его добивают в госпитале трое сербов.
Комментарии
Прямой эфир