Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Год назад украинцы решились на рискованный эксперимент. Поддержав 30% голосов в первом туре и заоблачными 73% в финальном раунде президентской гонки искрометного комика, избиратели, как многим из них тогда казалось, отправили в политическое небытие ненавистного Петра Порошенко. Не имеющий ни малейшего политического опыта Владимир Зеленский стал для жителей раздираемой гражданским конфликтом Украины своеобразным кандидатом последней надежды.

Массовый избиратель связал с его приходом к власти свои гипертрофированные, излишне эмоциональные ожидания на широкомасштабную нормализацию ситуации в стране — от налаживания мирного диалога с Донбассом до сворачивания деструктивных «реформ» в социально-экономической и гуманитарной сферах. Вместе с однопартийным парламентским большинством новый президент впервые в современной истории Украины получил полный карт-бланш на преодоление провального наследия предшественников.

Сказать, что Зеленский не оправдал иррационально высокого доверия, оказанного ему народом Украины, значит ничего не сказать. Новый президент довольно быстро не только стал почти неотличим от Порошенко по риторике и практическим шагам, но и уже вступил с его политической силой в ситуативную коалицию в Верховной раде. Вместо того чтобы — как и было обещано — стать для разгромно проигравшего выборы экс-главы государства «приговором», Зеленский обрек себя на позорное положение соучастника преступлений «партии войны».

26 марта украинские представители, по сути, сорвали переговоры трехсторонней контактной группы (ТКГ) по Донбассу. Они отказались выполнять даже взятые на себя ранее минимальные обязательства по мирному урегулированию, включая проведение очередного этапа обмена удерживаемыми лицами. А 31 марта фракция Порошенко заткнула собой дыру в рассыпающемся монобольшинстве, чтобы совместно со «слугами народа» протолкнуть закон о создании рынка земли на Украине.

Это далеко не первый, хотя и наиболее показательный случай, когда Зеленский прибегает к услугам милитаристской «Европейской солидарности» и не менее воинствующего «Голоса» для принятия необходимых ему решений в парламенте. Коалиция президента с «партией войны» пока еще носит неформальный характер. Однако платой за ее ситуативные голосования синхронно с остатками «Слуги народа» почти неизбежно станет консервация политической повестки, фактически исключающей урегулирование ситуации в Донбассе.

Не менее симптоматичным свидетельством отказа Зеленского от реализации своей миротворческой программы стало снятие Сергея Сивохо с должности советника секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины по вопросам реинтеграции и восстановления Донбасса. Экс-продюсер студии «Квартал 95» считался близкой к новому президенту фигурой и призывал «исправлять ошибки, прощать и просить прощения» у мирных жителей неподконтрольных Киеву территорий. Даже не имея непосредственного влияния на процесс нормализации отношений с народными республиками, Сивохо тем не менее был символически важным лицом команды Зеленского.

12 марта во время презентации Национальной платформы единства и примирения на советника секретаря СНБО при попустительстве полиции напали ультранационалистически настроенные молодчики. В ответ на немыслимую в цивилизованном государстве выходку так называемых активистов депутаты пропрезидентской фракции «Слуга народа» потребовали… уволить Сивохо. Никто из руководства страны, включая самого Зеленского, не заступился за едва ли не единственного голубя мира среди стаи воинствующих стервятников в окружении президента.

«На теме мира хорошо заходить в кабинеты, а потом продавать страну и прятать голову в песок под давлением активного меньшинства», — эмоционально отреагировал на произошедшее Сивохо. Очевидно, что таким образом всему украинскому политикуму был послан недвусмысленный сигнал: любые миротворческие инициативы будут пресечены на корню.

Однако бесславная капитуляция Зеленского перед «партией войны» и западными кураторами произошла не только по линии провалившегося разведения сил и средств в Донбассе, а буквально по всему политическому фронту. Уже упомянутое открытие рынка земли — последнего ликвидного актива деиндустриализированной украинской державы — знаменует собой завершение процесса перехода страны под прямое внешнее управление. Запущенная в нарушение регламента Верховной рады земельная распродажа была призвана открыть плотно сидящей на долговой игле Украине дорогу к очередным траншам МВФ и других зарубежных кредиторов.

Однако в международных финансовых структурах уже высказали свое неудовлетворение отсутствием в наспех принятом законе прямой возможности покупки земли иностранными физическими и юридическими лицами. А значит, соответствующая норма со временем будет так или иначе продавлена зарубежными кураторами Украины в ущерб ее фундаментальным интересам. Точно так же, как при явном попустительстве западных медиаторов сейчас осуществляется ремилитаризация обстановки в Донбассе. На фоне нарастающей бесхребетности Зеленского всё это означает только одно: похоже, что в очередной раз обманутый украинский народ уже лишился последнего шанса на преодоление внутригражданского конфликта и суверенное развитие.

Автор — руководитель аналитического центра «СтратегПРО»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир