Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Полечите — распишитесь: почему онкодиспансер в Самаре выдает пациентам по таблетке в день
2020-02-07 14:49:56">
2020-02-07 14:49:56
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москве задержали группу медиков, причастных к хищению тысячи препаратов для лечения онкологических заболеваний. Предварительно ущерб от действий врачей оценивают в 100 млн рублей. Руководитель онкологического центра и двое его подчиненных подделывали отчеты, чтобы похитить лекарственные препараты. В российских регионах онкобольные пациенты жалуются на трудности получения жизненно необходимых лекарств. Ради одной таблетки жительница Самары Ирина Новикова вынуждена каждый день ездить в онкоцентр. В очередях она проводят по 3–4 часа, в том числе в выходные и праздники. Почему тяжелобольным россиянам приходится высиживать в многочасовых очередях и можно ли исправить ситуацию — разбирались «Известия».

На всю оставшуюся жизнь

Препарат «Тагриссо» необходимый Ирине Новиковой, стоит порядка 400 тыс. рублей за месячный курс. Но выдать его сразу пачкой в диспансере не могут. О произошедшем Новикова написала в соцсети. Она проходит лечение от рака легкого IV степени, и врачи назначили ей инновационный препарат. Родственники или знакомые не могут получить препарат за нее.

«Плачу. Не могу сдержаться даже при посторонних. Стою в онкоцентре и реву. Сначала я пришла туда, куда меня отправили. Там на меня вытаращили глаза и сказали, что не имеют никакого отношения к тагриссо. Начали звонить и выяснять, отправили к зав химиотерапии. Постояли там в очереди, зашли, узнали, что обеспечение будет происходит так — ежедневно я буду приезжать и получать таблетку», — написала пациентка. По ее словам, она долгое время добивалась, чтобы медики назначили именно этот высокоэффективный препарат.

Врачи во многих регионах выдают пациентам упаковку этого препарата, но самарские медики попросили женщину потерпеть. 5 февраля пациентке отдали первую таблетку после четырехчасового ожидания.

«Представьте, что вам уверенно заявляют (не проходящая мимо медсестричка, а заведующий отделением химиотерапии), что всю свою оставшуюся жизнь каждое утро вы будете начинать с посещения такого тяжёлого места, как онкоцентр. Всю. Каждое. И не только вы, а ваш ребёнок тоже. Это вполне объясняет моё потрясение», — написала Ирина Новикова, добавив, что онкобольные не должны быть прикованы к медучреждению, которое выдает таблетки. Особенно учитывая, что состояние может ухудшиться и в таком случае получить лекарство становится абсолютно невозможно.

Мы только включили

Ситуацию прокомментировали в самарском Минздраве, пояснив, что осимертиниб («Тагриссо») включили в перечень жизненно необходимых препаратов с начала 2020 года.

«В дневном стационаре лекарства выделяются за счет средств ОМС. Врачебная комиссия приняла решение назначить Ирине Новиковой «Тагриссо» в условиях дневного стационара до начала получения препарата в рамках льготного обеспечения. В дальнейшем, при наличии медицинских показаний, Ирина Новикова будет получать данный препарат по рецепту врача в амбулаторных условиях и принимать его дома», — говорится в заявлении регионального Минздрава.

Согласно информации, размещенной на сайте госзакупок, в 2019 году Самарский областной клинический онкологический диспансер закупил препарат осимертиниб («Тагриссо») в количестве 350 единиц. Общая стоимость поставки лекарственного препарата составила 6,6 млн рублей.

В 2020 году онкоцентр подал заявку на поставку препарата осимертиниб в рамках льготного лекарственного обеспечения на 2020 год. Начальная цена составляет 2 млн рублей. В рамках этой поставки медучреждение планирует закупить 240 единиц препарата, то есть на 110 меньше, чем годом ранее.

Понимающий доктор

Иногда в онкоцентрах могут выдать сразу несколько таблеток, но это зависит от договоренности с врачом. Если доктор понимает, что у пациента нет физической возможности ходить ежедневно, то в исключительных случаях идет на уступки, рассказала «Известиям» президент Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй» Ирина Боровова.

Диагностические анализы чаще всего необходимо сдавать раз в неделю, и пациенту выдают определенную дозу до следующего диагностического момента. Получается, что врач действует в нарушение приказов. Аргумент состоит в том, что при приеме таргетных препаратов пациент должен наблюдаться каждый день. Мы уже прописали платформу электронного мониторинга дистанционного сопровождения пациента, находящегося на терапии. Там говорится, что пациент наблюдается дистанционно, достаточно заполнения анкет. Там он фиксирует свое состояние, этого достаточно, — отметила Боровова.

Особенно остро стоит проблема обеспечения дорогостоящими онкопрепаратами пациентов, которые живут в удалении от больниц и онкоцентров.

— Речь идет о пациентах, которые не просто не могут доехать или дойти, а которым нужно добираться до центра 300 или 400 км. Их не госпитализируют, чтобы сэкономить бюджет, и отправляют на дневной стационар. Получается, что человека доводят до безумия. Прием таргетных препаратов — это тяжелое лечение, а пациент мотается в общественном транспорте часами, — добавила президент Ассоциации онкопациентов.

По законодательству родственники могут получить эти препараты через генеральную доверенность. Но если речь идет о лежачем больном, то родственникам нужен выездной юрист, который берет за свои услуги около 15 тыс. рублей.

— Ситуация с таблетками очень тяжелая. Законодательство не позволяет в дневном стационаре выдавать таблетки на срок больше, чем один день. Считается, что пациента нужно смотреть ежедневно, хотя этого точно не требуется. Одна дело, когда препарат вводят в вену, нужно специально обученная сестра, потому что рядовой специалист с этим не справится. Есть определенная схема действий. Таргетные препараты бьют в цель, у них меньше побочных эффектов, поэтому пациенты могут принимать их дома, — уточнила Боровова.

В последнее время ряду медицинских учреждений удалось практически полностью избавиться от очередей за таблетками. Этому способствовало введение электронной записи. Но в каждом конкретном онкоцентре ситуация полностью зависит от грамотных действий административного персонала.

— Производители инновационных лекарств стремятся к тому, чтобы прием терапии становился для пациента комфортным. Но почему-то такое же мнение не реализуется в медучреждениях и регуляторных органах Минздрава. Когда появился таргетный таблетированный препарат, нужно, чтобы сразу к нему появились приказы, позволяющие выдавать пациенту бластер на определенный период, чтобы принимать его дома без участия медицинского персонала. Это сэкономит бюджет и физические силы пациента, — отмечает эксперт.

Есть улучшения

Существует и другой способ получения лекарств для онкологических больных: в амбулаторном сегменте льготной аптеки по рецепту врача. Упаковку назначенных медикаментов выдают пациенту-льготнику бесплатно, но далеко не все аптеки обладают нужным запасом препаратов, так как региональные госзакупки препаратов зачастую срываются. Чтобы исправить ситуацию, необходимо пойти по пути погружения амбулаторного лекарственного обеспечения в систему ОМС для основных патологий, отметил в в беседе с «Известиями» юрист, председатель координационного совета «Движения против рака», член Общественного совета при Минздраве России Николай Дронов.

— Врачи онкодиспансера понимают, что амбулаторный сегмент обеспечивается за счет средств регионального бюджета. Скорее всего, там есть проблемы с закупками и наличием. Поэтому они делают всё, что возможно, чтобы обеспечить пациента препаратом, чтобы выполнить свой врачебный долг. Но при этом очень высока вероятность, что после проверки медучреждения страховыми организациями расходы, которые списываются на обеспечение препаратами, будут взысканы с нее, — пояснил Дронов.

Выдавая пачку таблеток единоразово, медицинская организация сильно рискует: если пациент, например, попадет в автомобильную катастрофу и погибнет, по документам он будет еще 10 дней лечиться в дневном стационаре. Отвечать за это придется администрации медучреждения, добавил лидер «Движения против рака».

Любой вменяемый администратор здравоохранения это понимает, поэтому люди вынуждены ходить. Новый федеральный министр здравоохранения в курсе всех этих проблем и уже обратил внимание на то, что их нужно оперативно решать. Но чтобы решить все проблемы, нужно больше денег, чем имеется во всей системе здравоохранения. Ни одна страна мира не лечит бесплатно самыми оригинальными и современными препаратами всех и всегда. В Москве, например, проблема с обеспечением лекарствами нуждающихся в них онкологических пациентов полностью решена и этот вопрос находится на личном контроле у мэра. Судя по тому, что врачи умудрились похитить препараты, по данным СМИ, на 100 млн рублей, в городе, видимо, есть излишек препаратов. Иначе были бы жалобы пациентов на недостаток, а сейчас жалоб москвичей на необеспечение противораковыми препаратами к нам в «Движение против рака» не поступает — отметил Дронов.