Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Безоговорочная задержка: Россия остается в ПАСЕ

Однако Москва не одобряет принятый в Ассамблее механизм реагирования на нарушение устава
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Делегаты ПАСЕ подтвердили полномочия российской делегации, тем самым избавив весь Совет Европы от нового кризиса из-за возможного ухода наших парламентариев. Однако инициаторы голосования по участию РФ в ассамблее сдаваться не намерены — как заявили «Известиям» в делегации Литвы, этот вопрос они намерены поднимать каждую сессию. В третий день делегаты ПАСЕ приняли еще одно судьбоносное решение: они одобрили механизм реагирования на нарушения устава. Российские участники также предлагали свои поправки, однако отозвали их в последний момент.

Окончательное подтверждение

Третий день заседаний ПАСЕ стал самым насыщенным в эту сессию. Для российской делегации он был важен еще и потому, что решалась судьба ее полномочий, оспоренных в первый день. И, даже несмотря на то что накануне Комитет по мониторингу рекомендовал эти полномочия подтвердить, оставался риск еще одного ухода российских парламентариев из ПАСЕ. А это означало, что пятилетняя эпопея с участием РФ в Совете Европы пошла бы по кругу — об этом россияне предупредили коллег перед судьбоносным голосованием.

В итоге 29 января большинство депутатов поддержали ратификацию российских полномочий: за проголосовали 96 человек, против — 44, семеро воздержались. Комментируя исход голосования в интервью «Известиям», глава делегации Петр Толстой назвал его отражением недружественной атаки со стороны группы «Балтик Плюс» в составе Латвии, Литвы, Эстонии, Грузии и Украины, созданной осенью для противодействия РФ в ассамблее. По его словам, теперь парламентарии смогут спокойно работать в ПАСЕ на протяжении всего последующего года (ведь оспорить полномочия можно лишь в начале зимней сессии).

Вместе с тем инициаторы этого голосования, которые еще в середине дня признали техническое поражение, намерены и дальше бороться с российским участием в ПАСЕ. Как заявил «Известиям» один из авторов процедуры, литовский депутат Эмануэлис Зингерис, его группа намерена поднимать вопрос о полномочиях РФ в ПАСЕ каждую сессию, дабы и дальше оказывать сопротивление «гегемонии российской геополитики против прав человека».

Другие делегации видят в возвращении России положительную тенденцию. Как рассказал «Известиям» нидерландский депутат, автор доклада по полномочиям РФ в Комитете по мониторингу Тини Кокс, рекомендуя ратифицировать российские полномочия, он ссылался на решение сессии в июне 2019 года, когда после пяти лет права делегации были полностью восстановлены.

— Единственное, что я должен был сделать, это проанализировать, были ли за последние полгода какие-либо принципиальные нарушения в действиях РФ, которые воспрепятствовали бы ратификации ее полномочий, — отметил парламентарий. — Я таких нарушений не обнаружил. Напротив, я увидел значительный прогресс: российская делегация плотно работает с нашим мониторинговым комитетом, Москва выплатила свой долг перед Советом Европы, пошла активная работа в направлении решения украинского кризиса. Не хочу быть чересчур оптимистичным — впереди еще много что нужно улучшить, но определенный прогресс есть.

«Акция — Реакция»

Если с полномочиями ситуация разрешилась благополучно, то обсуждение другого вопроса — совместной процедуры реагирования на серьезные нарушения устава — пошло не так, как хотели бы российские парламентарии. Изначально они подготовили порядка 15 поправок к механизму, однако накануне обсуждений эти предложения были отозваны.

Принятая резолюция определяет пошаговый процесс на случай, если какая-либо из 47 стран – членов Совета серьезно нарушит положения устава. В конечном итоге, после ряда консультативных и мониторинговых процедур со стороны трех уставных органов — ПАСЕ, Комитета министров (КМСЕ) и офиса Генерального секретаря, КМСЕ может запустить процесс по ст. 8 Устава, предусматривающий фактическое исключение государства-нарушителя из организации.

Как заявила во время пресс-конференции накануне обсуждений генсек Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич, «новый трехсторонний механизм — хороший способ преодолеть кризис, в котором оказалась организация».

— Если мы вернемся хотя бы на год назад, мы были далеки от того положения, в котором находимся сейчас, — сказала генеральный секретарь, отвечая на вопрос «Известий». — Решение о соответствующем механизме было принято в мае 2019 года на встрече министров в Хельсинки. Его главная цель — внести ясность в уставные положения и лучше координировать работу трех основных подразделений организации. На мой взгляд, в нем заложены элементы, которые позволят укрепить доверие между членами организации.

Правила этой процедуры сводятся к следующему: инициировать работу с государством-нарушителем может один из трех органов совета. Чтобы это произошло в ПАСЕ, необходимо не менее трети от общего числа депутатов с правом голоса, то есть минимум 108 человек. После запуска механизма председатели ПАСЕ, КМСЕ и генсек проводят встречу и в течение следующего месяца направляют в страну миссию высокого уровня для обсуждения разногласий. Если в этой поездке договориться не удастся, то в течение двух месяцев генсек разрабатывает план действий, который надо будет реализовать за девять месяцев. Ну а если в конце концов все три уставных органа придут к выводу, что ситуация осталась без изменений в лучшую сторону, Комитет министров должен будет запустить процедуру в рамках ст. 8, где речь о приостановке полномочий (де-факто исключении из организации).

Москву в данном случае больше всего беспокоит порог голосов для принятия решения — она выступает за увеличение числа делегатов, поддерживающих запуск процедуры. Как рассказал «Известиям» дипломатический источник в российской делегации, РФ настаивает на том, чтобы процедура прорабатывалась тщательно, с соответствующим призывом Москва обратилась к своим европейским коллегам. При этом возникает вопрос, возможно ли, что после принятия процедуры ее можно будет запустить в отношении России по эпизодам последних пяти лет, но уже на законных основаниях.

— Это позиция и цель украинской стороны, — отмечает собеседник «Известий». — Но такая трактовка механизма в корне неверна. В его проекте речь идет о тех ситуациях, которые произойдут после его принятия. А это значит, что для РФ всё начинается с чистого листа.

Теперь одобренный в ПАСЕ механизм переходит на министерский уровень — вплоть до встречи КМСЕ в мае 2020 года в Грузии его будут обсуждать на уровне постоянных представителей национальных делегаций в Страсбурге. Именно 47 глав МИДов должны будут принять итоговое решение — для одобрения механизма там потребуется две трети, или порядка 32 голосов.

Читайте также
Прямой эфир