Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Кто убьет коронавирус: найдена молекула для точечного лекарства против 2019-nCoV
2020-01-28 16:08:52">
2020-01-28 16:08:52
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Не существует ни одного препарата, который рассчитан именно на подавление коронавируса, считают специалисты по всему миру. Поэтому сегодня китайские врачи испытывают уже существующие лекарства и народные средства, пытаясь методом перебора найти средства, которые остановили бы распространение 2019-nCoV. При этом, как выяснили «Известия», еще в 2014 году ученые открыли так называемую молекулу К22, которая способна победить коронавирус MERS, несколько лет назад ставший причиной эпидемии ближневосточного респираторного синдрома. Есть вероятность, что К22 могла бы сработать и против «китайского коронавируса». Ведущие российские вирусологи в беседе с «Известиями» подтвердили эту возможность.

Одна из 16 тысяч

Из-за эпидемии, которую в КНР вызвал 2019-nCoV, ученые по всему миру ищут лекарства, которые подавляли бы размножение вируса в человеческом организме. Как уже сообщали «Известия», китайскими врачами отобраны 30 препаратов и средств народной медицины, которые потенциально могли бы оказать лечебное воздействие. Среди них — 12 препаратов от ВИЧ, иммунодепрессант, лекарства против респираторно-синцитиального вируса, интерферон и даже средство, назначаемое при шизофрении.

Все эти поиски — следствие отсутствия специфического препарата, который был бы предназначен для уничтожения именно коронавирусов. Различия между видами вирусов так велики, что препараты, предназначенные против подавления одних видов, не работают в других случаях.

Бактерия коронавируса
Фото: Global Look Press/dpa/Arne Dedert

Однако, как выяснили «Известия», за последние годы всё же были найдены специфические молекулы, которые нацелены именно на подавление коронавирусов, вызывающих заболевания верхних и нижних дыхательных путей. Правда, до создания лекарств дело еще не дошло. Такую молекулу открыли ученые из Гетеборгского университета в Швеции и Института вирусологии и иммунологии в Берне (Швейцария), которые в 2014 году пытались создать лекарство от MERS (Middle East respiratory syndrome, ближневосточного респираторного синдрома. — «Известия») — коронавируса, передающегося человеку от верблюдов и летучих мышей.

Ученые выяснили, что одной из перспективных мишеней для противовирусных препаратов могут быть компоненты человеческой клетки — мембраны, которые вирус использует для размножения. Исследователи провели скрининг более 16 000 молекул, чтобы найти те, которые блокировали размножение вируса в клетках человека. Самую эффективную из них назвали K22.

Хитрый прием

Обычно мишенями для противовирусных лекарств выступают фрагменты самого вируса. Но здесь специалистами был применен хитрый прием: они решили использовать часть больной клетки. Как известно, вирус, как паразит, использует для размножения механизмы клетки своего «хозяина» — в данном случае человека. Вирус стимулирует образование везикул (пузырьков, в которых размножается РНК вируса. — «Известия»), с помощью которых и происходит размножение. К22 блокирует этот механизм, дезактивируя белок, ответственный за образование («сборку») этих везикул.

— Перспективная молекула К22 нарушала образование двухмембранных везикул, которые участвовали в самокопировании вирусной РНК, — рассказал «Известиям» заведующий инфекционным отделением университетской клиники H-Clinic Данила Коннов. — Тем самым демонстрировался выраженный противовирусный эффект в отношении всех типов исследуемых коронавирусов, в том числе и MERS.

Обычно мембраны не являются стандартными мишенями терапии — чаще она направлена на белки или полисахариды, но в данном случае подход дал определенный результат.

Больница Уханя
Фото: ТАСС/Zuma/Julie Rogers

— Это необычная мишень и интересный механизм работы молекулы, — считает кандидат биологических наук, PhD, руководитель отдела молекулярной генетики инновационной биотехнологической компании BIOCAD Дмитрий Мадера. — Поэтому искать молекулы, которые будут схожи по механизму действия, а также пригодны в качестве лекарственного препарата, — правильное направление.

Поиск нужно продолжать, уверен он. Тем более когда-нибудь появятся штаммы, резистентные и к антиретровирусной терапии.

— Однако молекул можно найти много, но от этого очень далеко до лекарства. Она может оказаться токсичной для организма, нестабильной, плохо доставляться и т.д. Между К22, активной в культуре клеток, и активным, протестированным, зарегистрированным препаратом огромная дистанция, которую мало какие молекулы успешно проходят, — подчеркнул эксперт.

Экономика лекарства

С этим мнением согласен и директор Института медицинской паразитологии, тропических и трансмиссивных заболеваний им. Е.И. Марциновского Сеченовского университета Александр Лукашев.

— Авторы в исходной статье говорят скорее о возможном новом направлении в разработке лекарств. По-хорошему на основе этой молекулы делают библиотеку сходных веществ, скрининг противовирусной активности, далее повторяют несколько раз этот цикл. Затем начинается процесс разработки лекарства из лучшего варианта, который занимает месяцы и годы, обычно 3–5 лет, и стоит порядка миллиарда долларов. Вероятность пройти весь путь у молекулы — около 1%, по многим причинам разработку бросают на полпути. В конце под препарат строят выделенные производственные линии и лицензируют. Поэтому К22 практически бесполезна в разрезе сегодняшней эпидемии.

Разработка препарата
Фото: РИА Новости/Павел Лисицын

Создание лекарств от редких (не ежегодных эпидемий) невыгодно фармкомпаниям. Именно это основная причина того, что до сих пор не существует ни одного препарата от коронавирусной инфекции. Непреодолимых технических или научных препятствий тут нет.

— Сейчас лекарство нужно, но еще месяц назад на него никто не выделил бы и миллиона долларов, не говоря уже о 100 млн, — отметил Александр Лукашев. — В прошлом году в США разорились три фирмы — разработчика новых антибиотиков, а у них экономика была на порядок лучше, чем для препаратов от коронавируса. Понятно, что обществу лекарство нужно, но разработка настолько дорогая, что фармкомпаниям это неинтересно.

Новый поворот

В условиях вспышки коронавирусной инфекции 2019-nCoV о необходимости поиска эффективного лечения заговорили вновь, и К22 могла бы стать перспективным «кандидатом».

— Потенциал у новой стратегии лечения коронавирусной инфекции с использованием ингибитора мембранных везикул, без сомнения, есть, — отметил в разговоре с «Известиями» Данила Коннов. — Тем более подобная стратегия потенциально позволяет остановить репликацию вируса и развитие болезни на самых ранних этапах, до развития угрожающих жизни состояний. Но остаются вопросы, на которые необходимо получить ответы.

Главный из них, будет ли эта стратегия эффективна «в поле», то есть в популяции заболевших людей, хватит ли ее противовирусного потенциала для использования изолированно или нужна будет комбинация с другими противовирусными препаратами. И, наконец, насколько безопасным будет применение этих препаратов у людей.

Врачи в Ухане
Фото: ТАСС/EPA/YUAN ZHENG

— Результаты тестов К22 показали достаточно эффективное подавление размножения коронавируса в культуре клеток, — рассказал «Известиям» руководитель лаборатории геномной инженерии МФТИ Павел Волчков. — Но для практического применения любое лекарственное средство должно соответствовать трем показателям: финансово-экономическому (целесообразность вложений в разработку нового аппарата), степени токсичности и степени проницаемости — биораспределению, скорости выведения препарата из организма. Несоответствие любому из параметров дисквалифицирует более 99% молекул. К сожалению, на данный момент в открытых источниках нет информации о том, смогли ли разработчики найти инвестиции для финансирования доклинических и последующих клинических испытаний К22.

вирус

На первый взгляд К22 выглядит привлекательно, но процесс проработки вопроса с малыми молекулами может занять от пяти до десяти лет, напомнил Павел Волчков.

Через глаза

Во вторник власти Китая заявили, что общее число зараженных новым коронавирусом возросло до 4515 человек, 106 больных скончались. По сведениям госкомитета КНР по вопросам здравоохранения, среди заболевших 976 пациентов находятся в тяжелом состоянии. При этом 60 человек были выписаны из больниц.

Счетчик китайского издания South China Morning Post 28 января сообщил о 4635 случаях по всему миру (в понедельник вечером их было 2901). 4562 из них зарегистрированы на материковой территории Китая, восемь — в Гонконге, по семь — в Макао и Тайване, еще 36 — в других странах Азии.

Производство масок
Фото: ТАСС/AP/MAS

Представитель госкомитета по вопросам здравоохранения Ли Синван сообщил и новые сведения о механизмах передачи коронавируса нового типа: 2019-nCoV может попасть в человеческий организм контактным путем через слизистую оболочку глаза.

По словам чиновника, для лечения заболевших требуется около недели, а в более тяжелых случаях — две. Китайские власти уверены, что пик распространения коронавируса в стране наступит через 7–10 дней, но масштабного роста заболеваемости уже не будет.