Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Сам тянусь в атаку, всегда приятно помогать забивать»

Хоккеист «Ак Барса» и молодежной сборной России Даниил Журавлёв — о первых матчах на уровне КХЛ, своих кумирах и выступлении на проходящем в Остраве чемпионате мира
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Молодежная сборная России ярко начала чемпионат мира в Остраве. Сначала подопечные Валерия Брагина обидно уступили хозяевам турнира чехам (3:4), а затем разгромили своего заклятого соперника Канаду (6:0), но со счётом 1:3 уступили американцам. Один из ключевых хоккеистов нашей команды — защитник «Ак Барса» Даниил Журавлёв. Он играет в первой паре с действующим обладателем Кубка Гагарина Александром Романовым из ЦСКА. В нынешнем сезоне 19-летний Журавлёв дебютировал в КХЛ и пользуется большим доверием со стороны главного тренера казанского клуба Дмитрия Квартальнова.

Незадолго до матча с Канадой Даниил Журавлев дал интервью «Известиям». Он сравнил уровни МЧМ и КХЛ, рассказал о своей карьере, а также о перспективах отъезда в НХЛ — полтора года назад россиянина на драфте выбрал клуб «Колорадо Эвеланш».

— В одном из интервью вы говорили, что на коньки вас поставил отец. Почему он выбрал именно хоккей?

— Отец был тренером по футболу, но в детстве играл и в хоккей. Ему нравились оба эти вида спорта. Поэтому я параллельно играл и в хоккей, и в футбол. А потом просто выбрал хоккей.

— То есть не за вас всё решили?

— Нет-нет. Если бы мне не понравилось, я в любой момент мог уйти из хоккея.

— В начале карьеры вы пересекались в системе «Ак Барса» с Андреем Свечниковым, который сейчас играет в НХЛ. Общались с ним?

— Мы и сейчас общаемся, списываемся. Не так часто, как раньше. У него серьезный уровень, не хочется отвлекать его от работы. Но отношения поддерживаем.

— При вас он тоже исполнял голы из-за ворот, которыми недавно поразил НХЛ?

— Нет. Он, конечно, всегда был лидером, но подобные голы не припомню. Хотя вообще Свечников еще в детстве много забивал. Уже тогда был понятен его характер. По тому, как он выходил на игру, с каким настроем шел на лед. Если бы вы видели, как Андрюха злился, когда не забивал голы, тоже всё бы поняли сразу. Ясно было, что он будет играть в НХЛ.

— Часто приходилось против него действовать на тренировках? Или были в одной пятерке?

— Мы с ним всегда в разных пятерках были. Бывало, что приходилось один в один тренироваться против него. Всегда чувствовался его уровень.

— Кто из ваших оппонентов в КХЛ вас наиболее впечатлил, когда играли против них на льду?

— Наверное, сложнее всего было играть против Михаила Григоренко. Он хорошо укрывает шайбу, отлично её держит. Мне как защитнику было очень трудно у него ее отобрать — и в первом матче в сезоне («Ак Барс» начал регулярный чемпионат с выездного поражения от ЦСКА со счётом 2:3. – «Известия»), и потом в октябре, когда ЦСКА к нам в Казань приезжал.

— Летом во время предсезонки в «Ак Барсе» вы понимали, что останетесь в составе главной команды?

— Нет, не ожидал такого. Когда взяли на предсезонный турнир, обрадовался. Но дальше всё зависело только от меня. Поначалу удивляло, что получаю так много игрового времени, но было приятно. Дальше уже всё шло в рабочем режиме.

— После вашего дебютного матча за «Ак Барс» против ЦСКА Дмитрий Квартальнов сказал, что вы остаетесь железным игроком основы. Такие слова влияют на самооценку?

— Влияет сам факт доверия. Доверия не словами в прессе, а именно действиями, когда тебя вносят в заявку на матч и дают немало игрового времени. Вообще здорово, что Дмитрий Вячеславович доверяет молодым.

— В чем проявляется это доверие? Квартальнов просто включает в состав, дает игровое время и не убирает из команды, пока сильно не провалитесь? Или еще подробно объясняет, что делать, водит за ручку по льду на тренировках?

— Первый вариант. Он тебя включит в состав, а ты играй, как умеешь. А если провалишься, то всё, до свидания. Пока вроде у меня таких провалов не было.

— Летом 2018 года вы и при Зинэтуле Билялетдинове проходили предсезонку с «Ак Барсом». Тогда был шанс закрепиться?

— Когда взяли в команду, сначала обрадовался. Потом всё перешло в рабочий режим, а уже на сборах мне было тяжеловато действовать на льду против более рослых нападающих. И после сборов меня отправили в ВХЛ. Там уже понял: нет, в этом сезоне точно не сыграю. Шли разговоры, что сейчас меня поднимут, но это были просто слухи.

— Кто вел эти разговоры?

— Многие. Например, тренеры из штаба Билялетдинова. Александр Васильевич Завьялов мне несколько раз сказал: «Давай-давай, готовься, мы за тобой следим».

— Понимали тогда, что «Барс» и ВХЛ уже переросли?

— Не то чтобы перерос. Просто хотелось получить шанс. Когда тебе не дают шанса, зачем об этом говорить?

— Не было мысли попробовать уйти, попросить обмен?

— Нет-нет. Вообще не закрадывались такие мысли. Самому себе хотелось доказать, что могу играть на уровне "Ак Барса".

— Насколько уровень КХЛ выше ВХЛ?

— Скорости другие. Гораздо точнее исполняются установки тренеров. Нет такого, как в ВХЛ, когда один может уйти влево, другой — вправо, третий — побежать на смену. В КХЛ всё четче. Более высокий уровень.

— Сильный мандраж был в дебютном матче с ЦСКА?

— Чувствовал волнение. По крайней мере, в первые три смены. Потом стало нормально. Да и сейчас, пока еще нет большого опыта в КХЛ, волнуюсь, когда выхожу в первую смену. Потом всё это уходит.

— Как отреагировали на результат драфта НХЛ-2018?

— Я в этот момент был дома с родителями. На саму церемонию не ездил. И интервью не было. Мне уже после позвонил агент и сказал, что меня выбрал «Колорадо». Я обрадовался.

— Генеральный менеджер «Колорадо» общался с вами?

— С ним не разговаривал, а скауты звонят, приезжают в Казань, поддерживают.

— Некоторым нашим задрафтованным хоккеистам клубы НХЛ постоянно звонят, дают советы, как тренироваться и питаться, чтобы быстрее адаптироваться к североамериканским требованиям. Вам тоже?

— Нет, просто спрашивают о планах на хоккейную жизнь, сколько еще собираюсь играть в Казани. На другие темы разговоров пока нет. Чем питаться, не говорили.

— Сам город Колорадо уже посещали?

— Ни разу. Дважды меня звали, но в это время уже начинались сборы.

— Молодежный чемпионат мира по уровню сопоставим с КХЛ?

— Примерно одинаковый уровень, но здесь, на МЧМ, бывает, люди играют эмоциями, могут перегореть. В КХЛ такого почти нет. А скорости сопоставимы.

— В матче с Чехией вы перегорели?

— Скорее всего, да. Дисциплина нас подвела. Вспомните, например, бесконечные удаления. Но мы сделали работу над ошибками, поговорили с ребятами. Дальше будет лучше.

— Как вам играется в паре с Александром Романовым? Вы оба умеете действовать в атаке. Есть деление, кто больше нацелен на креатив, а кто на оборону?

—- Играется хорошо. Мы с ним уже давно знакомы, с 12–13 лет общаемся. Деления нет. Еще до начала турнира договорились, что если один бежит в атаку, другой остается в обороне. А так Саня больше играет впереди, а я его страхую. Но нет такого, что он только атакует, а я только защищаюсь. Мы взаимозаменяемы.

— Чувствуется в его игре влияние деда — Зинэтулы Билялетдинова?

— Мне казалось, что Зинэтула Хайдарович больше любит защитников оборонительного плана. А Санёк много играет в атаку. Хорошо подключается, но и в защите он надежен. Настоящий универсал.

— Вас учили в детской школе подключаться к атаке? Или вы делали это по своей инициативе?

— Скорее сам тянулся в атаку. Всегда же приятно помогать другим забивать. Есть желание помочь нападающим, создать им момент.

— Кто для вас образец защитника?

— Из наших мне сейчас Сергач нравится. Михаил Сергачёв. А из иностранцев слежу за Эриком Карлссоном, Брентом Бёрнсом, они оба из «Сан-Хосе». Из универсалов нравится Виктор Хедман из «Тампы-Бэй».

— С кем дружите из партнёров по «Ак Барсу» и «Барсу»?

— Лямкин, Хенкель, Яруллин, еще ушедший сейчас Владимир Ткачёв. Всех не перечислишь. Из «Барса» часто проводим время с Амиром Мифтаховым — поесть, отдохнуть.

— Есть какие-то развлечения вне хоккея?

— Времени нет на развлечения. Только если куда-то сходить, поужинать, в кино зайти. Или дома посмотреть игру Лиги чемпионов по футболу, какие-то хоккейные матчи.

— За кого болеете в футболе?

— За «Ливерпуль» с 2008–2009 года, как только начал что-то понимать в футболе. Была майка этого клуба с фамилией Стивена Джеррарда. Так и начал болеть.

— Вам какой «Ливерпуль» больше нравится: тот, что был при Джеррарде, или нынешний Юргена Клоппа?

— Нынешний. В плане атаки мне нравится Салах. А в обороне Ван Дейк. Два человека, знающих свое дело.

— Клуб как никогда близок к золоту чемпионата Англии, которое удавалось взять почти 30 лет назад. Или могут опять упустить его, как уже несколько раз случалось?

— Судя по их игре, надеюсь, в этот раз не упустят. Смотрю на качество футбола «Ливерпуля», и просто глаз радуется.

— Тяжело болеть за команду, когда она обидным образом проигрывает трофеи, как было с ошибкой Джеррарда в ключевом матче чемпионата Англии против «Челси» в 2014-м, или с провалом вратаря Кариуса в финале Лиги чемпионов против «Реала»?

— Я переживал, когда они проиграли в прошлом году финал Лиги чемпионов с «Реалом», когда Кариус жуткие ошибки допустил. Понятно, это жизнь, каждый ошибается. Но было страшно обидно, что «Ливерпуль» остался ни с чем, проделав такой большой путь к финалу.

— Как отнеслись к всемирному хейту Кариуса за те ошибки?

— Я тоже сначала думал про себя: «Ну что ты наделал?» Но потом, конечно, понял, чего на него гнать? Все ошибаются. В следующий раз будет более стабилен и сконцентрирован на игре.

— Учите английский язык с тех пор, как «Колорадо» выбрал вас на драфте?

— Не каждый день, но стараюсь понемногу учить.

— Не думали, когда поедете за океан?

— Нет. Когда пойму, что готов там играть, тогда поеду. Сейчас еще не готов. Контракт с «Ак Барсом» у меня до лета 2021 года, но не могу сейчас сказать, что у нас с клубом это последнее соглашение.

Прямой эфир