Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Подвели черту: ГЦСИ прощается с РОСИЗО проектом о геометризме

Двухчастная выставка к столетию Баухауса объединила все виды искусства
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Свисающие с потолка трехмерные конструкции и рисунки Владимира Маяковского; фрагменты фильмов 1930-х и новейший абстрактный видеоарт... Двухчастная выставка Государственного центра современного искусства «Гео-метрия в культуре XX–XXI веков. К 100-летию Баухауса» прочерчивает линию от авангарда первой половины XX века до наших дней и расставляет на ней фигуры художников, демонстрируя, что под обаяние идеальных форм подпадали практически все.

Дембельский аккорд

Этим проектом ГЦСИ завершает свою работу в составе РОСИЗО — с 2020 года центр перейдет под крыло Пушкинского музея. Как перемены отразятся на выставочной стратегии, коллекции и прочем — прогнозировать сложно. Сами сотрудники в частных беседах не скрывают беспокойства и растерянности, хотя опыт ГМИИ в выставочной деятельности, возможность использовать его коллекцию и международное имя теоретически должны пойти только на пользу.

Так или иначе, подытожить текущий этап работы ГЦСИ надо было максимально весомо, и «Гео-метрия» как раз стала таким «дембельским аккордом». Прекрасные работы из собрания центра и дружественных институций — российских и зарубежных — здесь дополнены собственностью коллекционеров и самых художников, но главное — всё это выстроено в единое повествование, цельное идейно и эстетически.

Вот только отсылка к Баухаусу в названии не должна вводить в заблуждение: художественное наследие знаменитой немецкой школы, ставшей прародительницей современного дизайна, здесь не отражено вовсе, нет и работ преподававших там Клее и Кандинского (за исключением одной литографии последнего). Но именно Баухаус на рубеже 1910–1920-х ввел в Европе моду на строгие пропорции, функциональность и простоту форм, противопоставив их буйству свободной абстракции. А ГЦСИ показал, как схожие идеи развивали самые разные мастера — от классиков Родченко и Лисицкого до наших современников Шелковского и Инфанте.

Двойная симметрия

Масштаб замысла побудил организаторов разбить проект на две части. Первая демонстрировалась в здании на Зоологической улице в октябре-ноябре, вторая пришла ей на смену в декабре. При этом архитектура пространства осталась неизменной: в центре — ряд блоков, образующих подобие подиума, справа и слева от него — выгородки, некоторые из них используются как экраны для видеопроекций. Геометризм, причудливое сочетание прямых линий читаются уже в самом интерьере.

Но главное, конечно, сами произведения. Сначала демонстрировались коллажи Александра Родченко, фрагменты фильмов Дзиги Вертова, тиражная графика Казимира Малевича, Варвары Степановой, Лазаря Лисицкого, Густава Клуциса и даже гуаши поэта Владимира Маяковского. К слову, русские футуристы опередили немецких коллег, но если идеологи Баухауса ставили во главу угла функциональность, даже утилитарность, то наши соотечественники стремились создать образ мира будущего, отразить дух тех коренных преобразований, которые переживала страна. Проект ГЦСИ воспевает как раз это идеалистическое направление, продолженное советскими мастерами и во второй половине века.

Послевоенной истории геометрического искусства посвящена вторая часть экспозиции, и здесь можно увидеть, как находки супрематистов отозвались в фотоинсталляциях Франциско Инфанте-Араны: плоские фигуры, будто сошедшие с картин Малевича, художник-нонконформист размещал в реальном природном ландшафте и запечатлевал результат на пленку. А его соратник по группе «Движение» Вячеслав Колейчук конструировал из стальных стержней причудливые объемные объекты, математически выверенные и гармоничные, но существующие будто в каком-то абстрактном, неземном мире. Пожалуй, самая интересная его вещь на выставке — «Конструктивные колокола»: подвешенные дюралюминиевые трубки образуют крестообразную структуру, которую можно воспринимать и в символическом ключе, и просто как безупречную симметричную форму.

Над тучами

На выставке неизбежно начинаешь задумываться, что общего между столь разными художественными мирами, помимо чисто внешнего аспекта — тяготения к прямым линиям? Ответ подсказывают как раз работы Колейчука и еще одного шестидесятника — Юрия Злотникова. Его знаменитые «Сигнальные системы» — минималистичные композиции из точек и коротких черточек — здесь тоже, разумеется, представлены. И в их оторванности от обыденной жизни, повседневности читается формула любого геометрического искусства.

Несмотря на внешнюю суховатость, строгость, рассудочную аналитичность, это искусство демонстрирует, в сущности, очень романтический взгляд на мир: здесь нет проблем, нет трагедий и даже тема революции подана в идеалистическом ключе. Хотя порой можно увидеть и второе дно: ироничные рисунки Эрика Булатова «Свобода есть свобода» и «Тучи растут» напоминают о советских реалиях, а эскизы инсталляций Дмитрия Пригова демонстрируют абсурд реальности.

В сущности, расцвет геометрического искусства при всей его внешней нейтральности как раз и свидетельствует о том, что художникам хочется спрятаться от реальности, оторваться от земли и воспарить на крыльях гармонии форм, наложить идеально ровную линию в рисунке на неровную линию собственной жизни. Возможно, по тем же причинам это так притягательно и для зрителей.

Прямой эфир