Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Халифат 2.0: Юго-Восточная Азия ожидает притока тысячи игиловцев
2019-10-30 10:42:40">
2019-10-30 10:42:40
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Регион Юго-Восточной Азии становится новой целью террористов вслед за их исходом из Сирии и Ирака. Процесс наметился не вчера, но недавнее уничтожение Абу Бакра аль-Багдади, лидера ИГИЛ (запрещено в РФ), подстегнет этот процесс. По некоторым оценкам, в ЮВА могут перебраться около тысячи бойцов-исламистов, предупреждают опрошенные «Известиями» эксперты. Одно из самых уязвимых мест — Филиппины, где уже вовсю действуют сразу несколько присягнувших на верность ИГИЛ группировок этого толка. И, как заявили «Известиям» в российском посольстве в стране, некоторые части Филиппин россиянам пока лучше вообще не посещать.

Все на выход

Вслед за недавним убийством лидера ИГИЛ Абу Бакра аль-Багдади службы безопасности большинства стран Юго-Восточной Азии были приведены в состояние повышенной готовности — в регионе заговорили о риске терактов в отместку за его смерть. Кроме того, ликвидация главаря игиловцев породила опасения, что теперь террористы родом из Малайзии, Индонезии и Филиппин, присягавшие на верность группировке, ускорятся с возвращением из Сирии и Ирака домой.

Ожидается, что более тысячи бойцов вернутся в этот регион. Уход аль-Багдади стал ударом для террористической сети ИГИЛ, и она попытается вновь заявить о себе в других местах за пределами Сирии и Ирака, рассматривая Юго-Восточную Азию как следующий глобальный джихадистский фронт, — сказал «Известиям» эксперт сингапурского Международного центра исследований политического насилия и терроризма Реми Махзам.

О высоком риске превращения региона ЮВА в новый рассадник терроризма «Известиям» заявил и эксперт Международного исламского университета Малайзии Ахмад эль-Махаммади.

Иракская молодежь во время просмотра новостей о смерти лидера Исламского государства Абу Бакра аль-Багдади в Наджафе, Ирак

Иракская молодежь во время просмотра новостей о смерти лидера «Исламского государства» Абу Бакра аль-Багдади в Наджафе, Ирак

Фото: REUTERS/Alaa al-Marjani

Власти Малайзии находятся в состоянии повышенной готовности после смерти аль-Багдади, особенно когда мы обнаружили еще и растущую заинтересованность в вербовке. Скорее всего, этот регион станет следующей целью после падения террористов в Сирии и Ираке. Смерть аль-Багдади убедит их в том, что пребывание в Сирии — больше не вариант, — сказал Ахмад эль-Махаммади.

При этом в ЮВА ситуация усугубляется еще и тем, что в Индонезии, Малайзии, Таиланде и на Филиппинах есть немало местных групп исламских боевиков, сочувствующих ИГИЛ и вполне способных профинансировать возвращение в регион своих единомышленников.

Возвращенцы, разочарованные тем, что им не удалось принять мученическую смерть на Ближнем Востоке, могут попытаться продолжить свою миссию, организовав теракты-самоубийства на родине, — очертил мрачные перспективы Реми Махзам.

Предупрежден, но не всегда вооружен

Регион ЮВА никогда не был зоной, свободной от терроризма, и потому в предыдущие годы власти не сидели сложа руки. По данным Реми Махзама, с 2013 года власти одной только Малайзии раскрыли 18 террористических заговоров и арестовали 310 подозреваемых боевиков, в том числе 21 гражданина Индонезии. Но по меньшей мере 11 бойцов с Ближнего Востока вернулись в Малайзию, а еще 40 оказались разбросаны по всему региону.

Неизвестны местоположение и намерения и еще полусотни индонезийских боевиков с членами семей, которым, по данным местных разведслужб, удалось сбежать из импровизированных тюрем на северо-востоке Сирии в ходе турецкой операции там в середине октября.

Кстати, из Индонезии в Сирию воевать на стороне игиловцев в свое время отправилось наибольшее количество граждан среди всех стран АСЕАН — по неофициальным источникам, весной этого года их насчитывалось около 700 человек. В отличие от соседней Австралии, которая ввела законодательный запрет на возвращение на родину подозреваемых в терроризме старше 14 в течение двух лет, Индонезия репатриировала из Ирака и Сирии 18 своих граждан. Трое из них предстали перед судом, остальных в обязательном порядке отправили на программы по дерадикализации. Но это затронуло лишь тех, кто вернулся в страну открыто.

Жители и персонал службы безопасности присутствуют на пятничных молитвах внутри мечети в очищенном районе внутри города, за день до Рамадана, 26 мая 2017 года в городе Марави, на юге Филиппин
Фото: Getty Images/Jes Aznar/Stringer

Большинство могли и могут приехать и остаться незамеченными. Как признался на днях местной прессе источник в спецслужбах Индонезии, приток исламистов на родину чреват «оживлением местных террористических ячеек и подъемом их морального духа». А этого Джакарта пытается всеми силами избежать — в крупнейшей мусульманской стране и так всё неспокойно.

В прошлом году смертники из связанной с ИГИЛ местной группы «Джамаа Аншарут Даула» устроили серию терактов в городе Сурабая, убив десятки людей и вынудив власти ужесточить антитеррористические законы. С начала этого года по всей стране были задержаны сотни людей, но угрозу терактов это не сняло. Покушения от рук связанных с ИГИЛ террористов не избежал 10 октября даже один из индонезийских министров.

Слабое звено

О том, что ЮВА уверенно становится новым оплотом ИГИЛ на смену терпящему разгром халифату в Сирии и Ираке, во всем мире во всеуслышание заговорили еще весной 2017 года — вслед за захватом города Марави на филиппинском острове Минданао. Тогда боевикам, объявившим себя частью глобальной «команды» игиловцев, удалось на протяжении пяти месяцев удерживать под контролем целый город, отбить который смогли лишь ценою 1,1 тыс. жизней.

На Минданао и сейчас неспокойно. Как рассказали «Известиям» в российском посольстве на Филиппинах, в центральной части страны уровень террористической угрозы расценивается как умеренный, но на острове Минданао и других частях, где в основном проживает мусульманское население, — архипелаги Сулу, Тави-Тави, остров Басилан — террористическая обстановка остается напряженной.

В настоящее время там проводится контртеррористическая операция против организаций, присягнувших на верность ИГИЛ, а также левого крыла коммунистической партии, которая специализируется на похищении людей и объявлена в стране террористической организацией. Посольство настоятельно не рекомендует российским гражданам посещать эти территории республики, — отметила пресс-секретарь дипмиссии РФ Наталья Линовицкая.

Филиппинский морской патруль у побережья острова Басилан на юге Филиппин
Фото: Global Look Press/Xinhua

В прошлом на Минданао — острове с огромными и плохо контролируемыми властями пространствами — уже была тренировочная база террористов из связанной с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ) террористической группировки «Джемаа Исламия», стоявшей за взрывами на Бали в 2002 году.

— Филиппины остаются слабым звеном, потому что там есть очень много исламистских групп, которые действительно могут контролировать территорию, — заметил «Известиям» эксперт по терроризму в ЮВА из Национального военного колледжа в Вашингтоне Захари Абуза.

Кроме того, особенностью террористических ячеек как на Филиппинах, так и в регионе в целом является их автономность. Как подчеркнул Захари Абуза, в ЮВА нет централизованного руководства ИГИЛ и все местные группировки «фрагментированные, но устойчивые».

Исходя из этой логики, смерть аль-Багдади, которую многие на Западе сочли мощным ударом по всему ИГИЛ, вряд ли особо скажется на уже действующих на территории Юго-Восточной Азии исламистах. И, похоже, местные власти отдают себе в этом отчет. Как заявил на этой неделе журналистам представитель контртеррористического подразделения малайзийской полиции Датук Айоб Хан, «отсутствие приказов от центрального руководства ИГИЛ в Сирии и Ираке не остановит террористов-одиночек», подобно тому, как со смертью Усамы бен Ладена «Аль-Каида» не перестала быть глобальной угрозой. А значит, региональным властям еще долго придется находиться в состоянии повышенной готовности.

Загрузка...