Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Он хотел быть честным»

Коллеги и друзья Марка Захарова — о его искренности в профессии и в жизни
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ушел из жизни выдающийся режиссер, худрук театра «Ленком» Марк Захаров. «Известия» собрали воспоминания и соболезнования его коллег и друзей, откликнувшихся на это трагическое событие.

Иван Агапов, народный артист России, актер «Ленкома»

Марк Анатольевич — великий режиссер, изумительный человек, любимый учитель, основатель театра... Для меня, как и для всего театра, это невероятное потрясение. Весь прошлый год он репетировал спектакль по пьесе Владимира Сорокина «Капкан». Занял в нем Дмитрия Певцова, Виктора Ракова, Сашу Захарову, Владимира Юматова, Александра Збруева, Антона Шагина... Было всё нормально.

В июне он появился на «Хрустальном балу» в честь директора «Ленкома» Марка Борисовича Варшавера. А в августе вдруг заболел воспалением легких и попал в больницу. В последний раз мы виделись с Марком Анатольевичем в конце сезона. На сбор труппы в сентябре он не пришел. Хотя из больницы уже выписался и рвался в бой...

Состоится ли премьера последнего спектакля Марка Захарова «Капкан», намеченная на декабрь, не знаю. Соберется дирекция театра и будет решать. Сейчас всем не до того. У нас в семье горе...

Евгений Князев, народный артист России, ректор Театрального института им. Б. Щукина

Ушла наиярчайшая личность, которая держала театр долгие годы на таком подъеме, что туда хотелось и попасть в качестве зрителя, и стать членом труппы... Становится очень грустно... Опять говорим: уходят могиканы-могиканы! И так как Марк Анатольевич был учителем, мне бы хотелось, чтобы его начинания, его дело произрастали в его учениках. Чтобы они были настоящими, чтобы это всё продолжалось.

Жутко. К сожалению, смерть — это единственная правда, этого нам никому не избежать, но воспринимать такие новости очень больно. Я всегда любил «Ленком», у нас училась дочь Захарова — Саша, а он с большим уважением относился к нашей школе, несмотря на то что сам преподавал в ГИТИСе, смотрел наших выпускников и принимал к себе в театр. И мне это было очень приятно.

Иосиф Райхельгауз, народный артист России, худрук театра «Школа современной пьесы»

Есть режиссеры способные, есть талантливые, есть выдающиеся, а есть великие. Это как в горах, где возвышаются отдельные пики, которые даже не так просто измерить, но понятно, что они выше остальных. Русский театр в XX веке дал миру целое высокогорье. Это Станиславский, Немирович-Данченко, Мейерхольд — гении, титаны, которых мы не застали. А потом пошли те, кого наше поколение уже имело счастье знать лично, — Товстоногов, Эфрос, Ефремов, Любимов… И, конечно, в этом же ряду — Марк Анатольевич Захаров.

Это человек, который тем, что он делал и как работал, своими великими спектаклями и фильмами, учениками продемонстрировал высочайший уровень мастерства. Можно сказать, в русской культуре появилось понятие «Марк Захаров». И это могло относиться и к кино, и к театру, и к педагогике, и к его общественной позиции. Я много раз бывал с ним на разного уровня совещаниях, Марк Анатольевич не боялся говорить в глаза правду ни мэру, ни министру, ни президенту. Он говорил то, что считал нужным. И не просто говорил — он за это боролся, он реализовывал, доказывая свои слова.

Его столько раз выгоняли! Он начинал в студенческом театре МГУ, поставил там потрясающий спектакль, который назывался «Хочу быть честным». Это были страшные годы — застоя, гадости, мерзости. Те, кто сейчас рассказывают, как чудненько было, либо не знают, либо не помнят, либо врут. Потому что тяжелейшая была ситуация: железный занавес, карание за каждое слово, закрытие всей литературы, всего, что вообще можно было. И вот Марк Анатольевич, молодой режиссер, ставит спектакль «Хочу быть честным». На него невозможно было прорваться. Разумеется, он был потом разогнан, закрыт. Дальше появилось его знаменитейшее «Доходное место» в Театре сатиры — опять закрытая постановка. Да и уже в «Ленкоме» каждый спектакль прорывался, пробивался, доказывал. Вот это «Хочу быть честным» он пронес через всю жизнь.

Когда понимаешь, что есть Захаров, то ты воспринимаешь это как камертон. Помню, Марк Анатольевич посмотрел мой спектакль «А чой-то ты во фраке?», и это для меня было самым серьезным экзаменом. Хотя зрителей было много, и рецензий тоже, и восторгов, но пришел Захаров, оценил — и всё. Я понимал, что я сделал нечто, за что не стыдно. С такими людьми, как Марк Анатольевич, ты понимаешь, что ты не одинок, тебе есть к кому апеллировать и на кого равняться.

Елена Санаева, заслуженная артистка России

Почти 86 лет жизни — это царский подарок от Господа Бога. Тем более человеку, у которого была операция на сердце, и он его подлечивал периодически... Марк Анатольевич много лет руководил театром Ленинского комсомола, он собрал в своей труппе таких значительных актеров, на его великолепные спектакли ходили не только москвичи, но и люди, специально приезжавшие из других городов... В общем, это огромная веха. К сожалению, никто на этом свете не остается. Но такую славную страницу он вписал в театральную летопись нашей страны, что, конечно, его имя, его фильмы, его спектакли будут долго памятны и любимы публикой.

Виктория Токарева, писательница, сценарист

Это великое поколение уходит уже... Петр Тодоровский умер в 87, Владимир Войнович ушел в 85, и Захарову было почти 86… С одной стороны, хорошо, что увеличился срок жизни, а с другой стороны, когда умирает такой талантливый человек — это всегда обидно и жалко... Впрочем, хотя Марк Захаров долго жил, свой талант не изжил. Он был в душе молодым. И у него было молодое восприятие.

Прямой эфир