Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Сюжет:

В «Газпром нефти» рассказали о своей цифровой трансформации

0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Председатель правления, генеральный директор ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков рассказал о комплексной трансформации нефтяной компании. В четверг, 5 сентября, в ходе сессии «Энергетический скачок: эффективность, инновационность, экологичность», которая состоялась в рамках Восточного экономического форума (ВЭФ), он указал на рост спроса на углеводороды и отличия цифровой трансформации нефтегазового сектора от других сфер.

«Мы исходим из того, что спрос на энергию, на углеводороды продолжит расти. И надо учитывать, что существующие производственные мощности проходят свою эволюцию, достигая пика, после чего на них начинается снижение добычи», — отметил топ-менеджер. По его словам, даже для сохранения «стабильной полки добычи» на мировые рынки должны выходить новые мощности. В связи с этим компания работает над тем, чтобы предложить рынку новые мощности и освоение новых классов запасов.

«Газпром нефть» намерена выйти на новые территории — в Арктике и Восточной Сибири. За Северным полярным кругом у компании уже есть три успешных крупных проекта — Приразломное, Мессояха и Новый порт. Благодаря ним, «Газпром нефть» создала инфраструктуру, в том числе и транспортную, которая позволяет компании развиваться в Арктике и дальше.

«Сегодня у нас есть новые проекты на Ямале, Гыдане, в устье Енисея. Это пока еще малоизученные, но очень перспективные территории. Мы планируем наращивать добычу в Арктике, причем это будет эффективная добыча и эффективные инвестиции в новые проекты», — поделился планами Дюков.

Компания не только работает над ростом эффективности существующих активов, но и уделяет внимание трудноизвлекаемым и нетрадиционным запасам.

«Это одна из наших стратегических ставок. Мы работаем с нефтяными оторочками, подгазовыми залежами. Мы создали технологические полигоны для разработки Бажена, доманика, палеозоя. Если говорить конкретно о Бажене, то мы всё ближе к точке окупаемости его разработки. В 2021 году мы уже сможем добывать нефть Бажена в промышленных объемах», — отметил Дюков.

Для работы с новыми классами запасов нужны новые технологии, их масштабирование и, соответственно, необходима перенастройка многих процессов в «Газпром нефти», отметил он. Этот же путь должны пройти сервисные компании, подрядчики и партнеры.

Дюков также отметил необходимость комплексной, в том числе цифровой, трансформации компании.

«Цифровая трансформация нефтегазового сектора сильно отличается, например, от цифровой трансформации в банковском секторе или в индустрии развлечений», — уточнил глава «Газпром нефти». Если во втором случае создаются принципиально новые продукты, то в энергетическом секторе «основной товар не меняется», подчеркнул Дюков.

В итоге цифровая трансформация нефтедобывающих компаний больше касается изменений бизнес-процессов. «И конечно, в нефтегазе она сложнее, чем во многих других отраслях: мы строим цифровые модели в том числе химических и физических процессов», — пояснил топ-менеджер.

По словам Дюкова, только сама компания может провести свою цифровую трансформацию. Хотя это и не исключает привлечения партнеров. «Газпром нефть», проводя цифровую трансформацию, становится технологической компанией. В настоящее время она уже обладает новыми компетенциями, создает новые продукты.

«Если посмотреть на профессии сотрудников, которые работают в «Газпром нефти», то у нас уже очень много специалистов, которых привычнее встретить в технологических компаниях», — указал руководитель компании.

В июне Дюков заявил, что топливно-энергетический комплекс может стать ключевым заказчиком, а также драйвером для развития технологии искусственного интеллекта в России. «Газпром нефть» уже создала соответствующие компетенции внутри компании, подчеркнул топ-менеджер.

Прямой эфир

Загрузка...