Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Сегодня выпускники могут просидеть без работы пять-десять лет»
2019-08-21 18:06:59">
2019-08-21 18:06:59
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Как не проглядеть Тарковского и Шукшина? Можно ли продвинуть фильм с помощью утренней электрички? Почему молодые кинематографисты снимают картины о лихих 1990-х? Об этом, а также о юморе, агитации и информации «Известиям» рассказал ректор Всероссийского государственного института кинематографии им. С.А. Герасимова (ВГИК) профессор Владимир Малышев. 1 сентября старейшему киновузу планеты исполняется 100 лет.

— С юбилеем вас, Владимир Сергеевич. Какой из периодов истории ВГИКа видится вам наиболее ярким?

— Их достаточно много. В первый период — от создания до военных лет — ВГИК формировался, реализовывал задуманное. А задумано было хорошо. С первого дня действовала система, которая до сих пор живет: мастер набирает учеников и через свой опыт обучает. Сколько у нас мастеров! Абдрашитов, Соловьев, Учитель, Меньшов, Хотиненко… Всех не перечислишь. У каждого свой взгляд на кинематограф. Как в средние века: живописец или скульптор творит, а подмастерья растирают краски. Потом мастер позволяет им на своей картине три цветочка нарисовать, дальше — больше, и так приходят к самостоятельному полотну. Систему мастерских практически во всех странах переняли, а началось всё со ВГИКа.

Следующий период — военные годы. В эвакуации в Алма-Ате институт не просто войну пережидал, а работал, обучал студентов. После Великой Отечественной во ВГИК пришли учиться фронтовики и вместе с ними молодежь, которая не была на войне. Этот симбиоз тоже был интересным. Ярчайшие мастера вышли из обоих поколений.

Студентка в коридоре Всероссийского государственного института кинематографии им. С.А. Герасимова.

Всероссийский государственный институт кинематографии им. С.А. Герасимова

Фото: ТАСС/Марина Лысцева

Конец 1980-х — тяжелое время. Кинодеятели, в том числе некоторые вгиковцы, которые возглавили Союз кинематографистов, предлагали даже разогнать ВГИК, якобы он устарел. К счастью, не прошло. Сегодня у нас не то чтобы идеальный вуз — есть и отрицательные моменты. Но когда что-то делаешь, а делаем мы много, точно будут недоработки.

— Что сейчас главное для ВГИКа? Можете сформулировать задачу-максимум?

— Убежден, что ВГИКу нужно сохранять традиции и ни в коем случае не забывать про инновации — в кино пришли новейшие технологии. Это не только «цифра» и соответствующее оборудование. В самой системе режиссуры, монтажа произошли огромные изменения. Тут баланс должен быть. Только на одних традициях потихоньку станешь ортодоксом. Если их забыть и увлечься только одними инновациями, потеряем национальные особенности кино. И еще надо не забывать, что ВГИК не зря отнесен к особо ценным объектам культурного наследия России.

Для меня удивительно: шел 1919 год, война, разруха, и всё-таки создали институт кинематографии. Думаю, его создавали, имея в виду цели агитации и пропаганды. Ленин и другие тогдашние руководители хорошо понимали воздействие кинематографа в агитационном плане. Ведь большинство жителей России читать не умело, полстраны уж точно.

— Сейчас тоже читать необязательно. Интернет и ТВ заполнили визуальные образы далеко не лучшего качества.

— К сожалению, да. Я всё время думаю, что, наверное, постарел. Нам же не нравилось, когда были молодыми, что старики говорили: «Вот в наше время…» Одергиваю себя, думаю: «Я что, старый ворчун? Нет вроде». Но мне не нравится примитивизм, отсутствие глубины в искусстве, не только в кино.

Ректор Всероссийского государственного института кинематографии им. Герасимова Владимир Малышев во время заседания Правительственного совета по развитию отечественной кинематографиит на территории киноконцерна "Мосфильм".

Владимир Малышев во время заседания Правительственного совета по развитию отечественной кинематографии на территории «Мосфильма»

Фото: ТАСС/Сергей Бобылев

Я для себя вывел, что состояние общества можно оценивать по юмору. Чуть ли не на каждом телеканале выходит юморист, такой же толстый и лысый, как я, да еще в женском платье. Зал смеется, особенно в регионах. Обидно становится, ведь в каждом регионе была интеллектуальная элита. В одном разговоре я сказал: «Ребята, слово «интеллектуал» пропало, а почему?» Мое мнение — сегодня часто считается ненужным и слово, и понятие. Зачем кому-то вспоминать, кто такой Александр Македонский и когда он родился? Я через пять секунд в интернете это найду. Но информация и знание — разные вещи.

Есть уже от некоторых предложения — отмести якобы побочные общегуманитарные предметы и давать некие курсы по специальности: делай так, включай так… За счет этого можно сокращать срок обучения, убирать философию, эстетику, историю искусств. Но я читал в трудах наших первых педагогов, что во ВГИКе с первых дней дело было по-другому поставлено: кинематографисты должны были выходить из вуза с хорошим гуманитарным образованием. Надергать фактов — где, когда, кто — это далеко не всё. В твоей черепной коробочке знания должны перемешаться, как коктейль, — только тогда режиссер может что-то оригинальное родить. Если голова пустая, примитив получается.

— Вопрос о наполнении коробочки. Это проблема не только образования, но и возраста. В советские времена на сценарный и режиссерский факультеты поступали взрослые люди, многие уже отучились в вузах по другим специальностям. Сейчас, если хочешь получить второе высшее, — плати. Как вы выходите из этой ситуации?

— Этот вопрос давно стоит. Я 12 лет во ВГИКе, но и до меня писали во все инстанции, ходили, доказывали, что страна ничего не потеряет, если в законе после «запрещено бесплатное второе высшее» поставить запятую и дописать: «кроме отдельных специальностей». Применительно к кинематографу речь идет о режиссуре и драматургии. Для страны обучить бесплатно в год 50, максимум 100 человек не проблема. Но — нет. Доходишь до законотворцев и слышишь: «Ребята, мы эту брешь откроем, а затем и другие попросятся».

Студенты Всероссийского государственного института кинематографии им. С.А. Герасимова во время занятий. Фото ИТАР-ТАСС/ Марина Лысцева

Студенты ВГИКа во время занятий

Фото: ТАСС/Марина Лысцева

Это вязкий тяжелый процесс. Но, слава Богу, второй год действует указ о выделении на Ассоциацию творческих вузов 20 президентских грантов. Гранты на второе высшее образование выделяются по четырем специальностям: композитор, дирижер, режиссер и драматург. Конечно, немного, но и это уже хорошо, тем более что систему можно расширять и углублять.

— Вопрос о «ВГИК-Дебюте». Благодаря этой структуре, которой руководит Федор Попов, у выпускников института появилась возможность снимать полнометражное кино. За короткий срок — сразу два больших успеха. Александр Хант с фильмом «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» и Борис Акопов с картиной «Бык» получили призы престижных международных и российских фестивалей. Это индивидуальные прорывы или уже заложена система для производства хороших фильмов?

— Думаю, это уже система, к которой мы стремились не один год. Надо давать шанс молодым. Они сейчас с волчьими билетами выходят, в отличие от советских времен, когда всех нас распределяли по студиям. Кто-то выстрелил первой картиной и пошел дальше, кто-то всю жизнь вторым режиссером был, но все работали.

Сегодня выпускники могут просидеть без работы пять, десять лет, а это, считай, дисквалификация. Если бы Тарковский, Михалков, Шукшин не получили вскоре после выпуска постановку, еще неизвестно, где бы они были. Уже курса с третьего, а то и раньше, виден потенциал.

Мы договорились с мастерами, чтобы на выпуск талантливый студент выходил с готовым сценарием, который можно подавать на конкурс. Потом — съемочный процесс. Достаточно десяти новых молодых режиссеров, чтобы свежий ветер подул.

На сегодняшний день недавними выпускниками у нас снято шесть полнометражных фильмов, в процессе еще четыре. Хорошо, что на этих картинах работали по 10–20 выпускников ВГИКа. Очень надеемся, что творческая судьба у этих ребят сложится. После первого фильма нужно подкрепление вторым, тогда это уже репутация.

Кадр из фильма «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов»

Кадр из фильма «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов»

Фото: kino-teatr.ru

— Интересно, что Хант и Акопов сняли свои фильмы про 1990-е. Вроде бы люди молодые, а тянутся в прошлое.

— Это их детство, его и осмысливают. Дипломные короткометражки тоже в основном про эти годы. Помню один интересный посыл. Четыре современных парня дошутились до того, что потеряли товарища в зимнем лесу, куда сами его и вывезли. Потом нашли. Они смеются, а суровый дядька-полицейский говорит в сердцах: «Что ж вы, молодежь, как вы вообще живете? И шутки у вас дурацкие!» И слышит в ответ: «А вы какую нам страну в 1990-х оставили? Вы нам устроили такое, мы и такие».

Сумасшедшее, дикое время было, беззаконие. Поэтому когда власть ругают, я своим товарищам говорю: «Ребята, мы забыли, что прошли». Сейчас тоже есть недостатки, но те годы — ужас. К счастью, пережили, дай Бог, чтобы не повторилось.

— Известие о победе «Быка» в Карловых Варах пришло во время старта 16-го фестиваля «Балтийские дебюты». Открывая этот форум, который, судя по названию, тоже для молодых, вы сказали, что удивляетесь, как продержались 16 сезонов. На мой взгляд, это успешный фестиваль. В чем причина вашего удивления?

— В том, что он придумывался на ходу. Я в то время был заместителем министра культуры. В Калининграде у нас было какое-то совещание, и тогдашний министр предложил: «Еще полдня до самолета, поедем в Светлогорск перекусить». Мы въехали в Светлогорск — начало сентября, яркое солнце, отдыхающие. На променаде был единственный ресторанчик, где мы с местным мэром пообедали. Я спросил: «Есть у вас фестиваль?» — «Нет». — «А хотите?» — «Хочу».

До этого у меня уже был фестивальный опыт — организовал и провел пару смотров. Стал думать, чем этот будет отличаться от сотен других. Решил, что лучше всего сделать фестиваль дебютов, это всегда некие открытия. Первое мероприятие сформировали на ходу, оттого и программа, особенно международная, была несерьезной. Толком даже не удалось посмотреть, что прислали. Жюри начало отсматривать шведскую картину, а это оказался порнофильм. Председатель жюри Донатас Банионис не выдержал и десяти минут, тем более жена была рядом, — и ушел. Вечером другие члены жюри скандал ему устроили: «Ты обязан смотреть любой фильм!»

—15 лет спустя программа у вас серьезная, атмосфера рабочая и очень демократичная. Растете?

— Другого не дано. Считаю, что фестиваль можно считать состоявшимся, если он прошел как минимум раз пять и не только занял свою нишу среди себе подобных, но и ищет свои изюминки.

Вот, например, зрителям всегда хочется увидеть звезд на красной дорожке. А мы решили — если их приглашать, они должны не просто пройтись. Пусть проведут творческую встречу со зрителями, сделают мастер-классы. На этом фестивале у нас работали режиссеры Давлетьяров, Хотиненко…

Студенты у здания Всероссийского государственного института кинематографии им. С.А. Герасимова
Фото: ТАСС/Марина Лысцева

— Какие изюминки будете искать в дальнейшем?

— Думаю, дальше будем развиваться в сторону большего участия и общения молодых кинематографистов из разных стран. Может быть, круглые столы устроим, обсудим, как ребята преодолевают трудности, как поддерживает их государство. Вечером пусть будут дискотеки: молодежь есть молодежь. На киношных фестивалях не всегда легко встретиться по делу, а их надо использовать: совместное производство обсудить, дополнительные возможности. Мы за чаем поговорили с Марко Мюллером (известный кинодеятель, председатель международного жюри «Балтийских дебютов». — «Известия»), у него есть пара блестящих идей.

— Можете их обнародовать?

— Предпочитаю это делать, когда что-то реальное намечается. А то скажу, а потом — бац! — и не состоялось. Но если в целом, без деталей — мы договорились, как попробовать молодых продвигать. Там есть варианты, расскажу историю из своей жизни. В молодости я жил в крупном подмосковном поселке. Кинотеатр там был мест на 400, но туда мало кто ходил. Затем пришел новый киномеханик, он же директор, и на железнодорожной платформе поставил рекламный щит. Половина поселка ездила в Москву на работу, и он не ленился — вывешивал афишу в пять утра перед первой электричкой. Едет на работу человек и думает: «Чем в пивную с друзьями идти, лучше с женой схожу кино посмотреть». Зрителей сразу прибавилось.

О чем говорит этот случай? Нужно грамотно подавать информацию — где и что идет. Прокатчикам и директорам кинотеатров кино молодых неинтересно, им бы зарубежный блокбастер, зрительский вал. А дебютные фильмы, как правило, малобюджетные, три-пять актеров, никаких спецэффектов, в основе сюжета чаще всего проблемы одного-двух человек. Но всё равно найдется зритель, который будет им сопереживать. Вот для него и тех, кто дарит ему эти эмоции, и будем работать.

Справка «Известий»

Владимир Малышев окончил ВГИК и Высшую партийную школу при ЦК КПСС.

В 1990 году стал гендиректором Госфильмофонда СССР (ныне Госфильмофонд России). В 2001–2004 годах — заместитель министра культуры Российской Федерации. В 2004–2007-м — заместитель руководителя Федерального агентства по культуре и кинематографии. В 2007-м году был избран ректором ВГИКа. Президент Ассоциации учебных заведений искусства и культуры.

Загрузка...