Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Больше «Черный квадрат» мы отпускать не собираемся»
2019-08-19 11:43:43">
2019-08-19 11:43:43
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Постоянная экспозиция Третьяковки станет компактнее, в период реконструкции здание на Крымском Валу будет закрыто на несколько лет, а «Черный квадрат» Малевича больше никогда не покинет Москву. Об этом «Известиям» рассказала генеральный директор ГТГ Зельфира Трегулова. Беседа состоялась в связи с открытием обновленной экспозиции искусства XX века.

— Можете назвать самые существенные изменения в обновленной экспозиции?

— Фонды Третьяковской галереи, как и любого другого музея, неизмеримо богаче, чем то, что демонстрируется в постоянной экспозиции. Но возможности восприятия не безграничны. Зрителю очень трудно объять ее за одно посещение, а ведь многие, приехав в Москву на несколько дней, могут прийти только раз. Поэтому мы стремимся сокращать количество экспонатов. Выбранные работы должны представлять каждую тему максимально ярко и выразительно.

Главное — мы перестали воспринимать постоянную экспозицию как некую константу, «священную корову». Сегодня мы считаем, что она может обновляться. Это пространство, в котором нужно экспериментировать.

Из конкретных новшеств хочу в первую очередь обратить внимание на появление зала Георгия Костаки. Это была наша давнишняя мечта. Мы отдаем должное этому удивительному человеку — коллекционеру с невероятным вкусом, оставившему важнейшую часть своего собрания Третьяковской галерее. Он сделал один из крупнейших вкладов в наше собрание. Например, почти все живописные работы Любови Поповой, которыми мы располагаем, — от него. Да и множество других шедевров русского авангарда. Сегодня сложно представить постоянную экспозицию Третьяковки без работ Георгия Дионисовича. В его зале мы показываем только те работы, которые принадлежат сейчас Третьяковке и относятся к 1910–1930-м годам. Там, например, висит «Восстание» Климента Редько 1925 года, хотя хронологически эта картина должна быть в других залах.

Кстати, в этом году семья Костаки подарила нам часть своего архива и портрет Георгия Дионисовича кисти Отари Кандаурова, эта работа всегда висела в их квартире.

Посетители Государственной Третьяковской галереи на Крымском Валу у картины «Черный квадрат» художника Казимира Малевича

Посетители Государственной Третьяковской галереи на Крымском Валу у картины «Черный квадрат» художника Казимира Малевича

Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова

— Для широкой публики главная сенсация, конечно, появление двух «Черных квадратов» Казимира Малевича.

В постоянной экспозиции всегда висел один — первый, 1915 года. В последний раз он уезжал в 2003 году на выставку «Супрематизм Малевича» в Музей Соломона Гуггенхайма в Нью-Йорке. С тех пор картина не покидала Третьяковку и покидать не будет. Дело не в ее сохранности — она вполне позволяет отправить полотно в Нью-Йорк. Но это одно из важнейших произведений мирового искусства, и больше мы его «отпускать» не собираемся.

Что касается варианта 1929 года, я бы даже не назвала его авторским повторением. Это просто второй «Черный квадрат». Есть еще два «Квадрата» — один больше, другой меньше (хранятся в Эрмитаже и Русском музее. — «Известия»). Малевич делал их для выставок, где хотел демонстрировать рядом с другими работами, и это диктовало необходимый размер.

— Теперь «Квадраты» 1915 и 1929 годов всегда будут вместе?

— Большую часть времени — да. Но возможны перемещения «Квадрата» 1915 года внутри здания и участие полотна 1929-го во внешних выставках. Так, через два месяца первый «Черный квадрат» переедет с четвертого на третий этаж — на выставку «Авангард. Список № 1», посвященную столетию Музея живописной культуры. Это был первый музей современного искусства в мире, и его коллекция стала основой собрания авангарда Третьяковской галереи. После завершения этой выставки работы Малевича опять объединятся в 14-м зале постоянной экспозиции.

Думаю, это удивительная, уникальная возможность постоять перед двумя «Черными квадратами», сравнить, подумать, проанализировать свои ощущения. Это действительно особое чувство — желаю испытать его как можно большему количеству зрителей.

Зал Георгия Костаки в Государственной Третьяковской галерее на Крымском Валу

Зал Георгия Костаки в Государственной Третьяковской галерее на Крымском Валу

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

— Когда сравниваешь два «Квадрата», сразу бросается в глаза, что на первом полотне красочный слой растрескался, а на втором — нет. Справедливо ли предположение, что Малевич не совсем правильно загрунтовал холст и допустил технические недочеты при исполнении «Квадрата» 1915 года?

— Полагаю, это обоснованное суждение. Известно, что под «Черным квадратом» таятся два других изображения. Одно из них протосупрематическое, второе — футуристическое. Там даже невооруженным глазом видны красные, синие, зеленые оттенки, проступающие через черный. Наверное, закрашивая их, Малевич действовал спонтанно, повинуясь подсознанию, и не соблюдал какие-то технологии. И то, что уже буквально через 10 лет после создания на картине появились кракелюры (трещины красочного слоя. — «Известия»), как раз и побудило Малевича написать второй «Черный квадрат» того же размера. Это было сделано для его персональной выставки, которая в 1929 году проходила в Третьяковской галерее. Есть предположения, что он даже пытался реставрировать первый «Квадрат», но потом предпочел создать новую версию.

Думаю, он прекрасно понимал, в чем проблемы первого «Черного квадрата», почему краска растрескалась. Подобный кракелюр на черном достаточно часто встречается и на других его работах 1915–1916 годов. Это издержки технологии, которую он использовал в то время.

— Что сейчас происходит с реконструкцией здания на Крымском Валу?

— На днях у нас была завершающая стадия переговоров — мы приступаем к подписанию соглашения, и в сентябре бюро Рема Колхаса ОМА/АМО приступает к стадии schematic design (эскизный проект). Голландцы будут работать вместе с московским архитектурным бюро «Резерв» — Владимиром Плоткиным и Семеном Ламдоном.

Мы заканчиваем работы по обследованию западного крыла (части, которая раньше была Центральным домом художников. — «Известия»), скоро у нас будет достаточно полная картина, которая станет отправной точкой для предложения новых конструктивных решений: расположения лестниц, эскалаторов, конфигурации выставочных пространств и т.д.

Здание Государственной Третьяковской галереи на Крымском Валу

Здание Государственной Третьяковской галереи на Крымском Валу

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Подчеркну: мы делаем это проектирование на спонсорские деньги, а не на государственные — это ускоряет процесс. Сроки, в которые мы подойдем к самой реконструкции, зависят от разных обстоятельств, но главное — мы должны получить хранилище, куда можно будет перевезти все коллекции и сделать небольшие временные экспозиции.

— Следовательно, постоянной экспозиции на период реконструкции не будет вовсе?

В здании на Кадашевской набережной, которое сейчас строится, мы планируем сделать что-то вроде дайджеста постоянной экспозиции. Скорее всего, на одном этаже. А на втором — будем показывать масштабные выставки. Здание на Крымском Валу будет полностью закрыто.

— В течение какого времени?

— Пока планируется, что с 2023-го по 2027-й или 2028-й. Ничего более точного я сейчас сказать не могу.

— Правильно ли я понимаю, что четыре-пять лет это здание будет совершенно недоступно для публики?

— Да. Но, помимо постоянной экспозиции и выставок, на Кадашевской набережной будут проходить и образовательные программы, и кинопоказы, и концерты... Там планируется открыть прекрасный зал на 500 мест. В общем, многое из того, что сейчас происходит на Крымском Валу, переместится туда.

Кроме того, мы рассчитываем, что на протяжении этих четырех-пяти лет мы будем активно показывать выставки из своего собрания по всему миру и в наших российских филиалах, которые к тому моменту должны открыться во Владивостоке, в Калининграде и Самаре.

Загрузка...