Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Свой костюм ближе к телу: Бахрушинский музей поднял нацвопрос

Выставка сценической и этнической одежды приурочена к 125-летию ГЦТМ
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Туфли Федора Шаляпина, полотно Врубеля и шелковый сарафан, возраст которого приближается к 250 годам, можно увидеть на выставке «Источник вдохновения. Театральный и народный костюм». Два ведущих музея России — Бахрушинский (ГЦТМ) и Исторический (ГИМ) — в совместном проекте раскрыли происхождение так называемого народного сценического костюма.

Выставка-подарок

В Каретном сарае Музея имени Бахрушина светло и празднично. В стеклянных витринах установлены манекены в одеяниях всех цветов радуги. Сарафаны, сюртуки, кафтаны, платья... Какие-то из них — одногодки с музеем, которому в октябре исполняется 125 лет, а иные и вовсе вдвое старше. Один из самых красивых и дорогостоящих экспонатов — шелковый сарафан, расписанный розами и украшенный золотым кружевом — датируется концом XVIII века.

На стенах выставочного пространства — коллекция эскизов театральных костюмов кисти Константина Коровина, Александра Бенуа, Симона Вирсаладзе, Федора Федоровского и других великих художников. Театр для этих мастеров был не столько источником заработка, сколько приливом вдохновения.

Гостей встречает жемчужина коллекции: картина Михаила Врубеля «Женский портрет». С него смотрит улыбающаяся девушка в венке из ромашек, в красной рубахе и бусах. Образ этой красавицы и мотивировал научных сотрудников Бахрушинского музея на создание выставки. Но без экспонатов из Исторического музея она была бы неполной. В хранилищах ГИМа собрана обширная и разнообразная коллекция костюма.

— Мы делали экспозицию — подарок к 125-летию Бахрушинского музея, поэтому постарались подобрать редко выставляемые предметы из наших обширных запасников, — поделилась с «Известиями» старший научный сотрудник отдела тканей ГИМ Ольга Гордеева. — Исходили из того, что этнический костюм можно считать квинтэссенцией народной культуры. Это своеобразный язык этноса, который многое может о нем рассказать.

Среди экспонатов выставки — шерстяные тканые юбки народов Севера, исключительная по своим художественным достоинствам золотая вышивка грузинских и армянских мастеров, красочные среднеазиатские шелка из Таджикистана. Неудивительно, что эти наряды, каждый из которых сам по себе произведение искусства, дали толчок к созданию потрясающих театральных костюмов. Например, Федор Федоровский, создавая эскизы сарафанов девушек-берендеек к опере «Снегурочка» в Театре Зимина, использовал элементы мордовских нарядов.

Безусловно, этнический костюм — первоисточник, вдохновитель и пример для мастериц театральных, — пояснила «Известиям» заместитель директора ГИМ Марина Чистякова. — В этом можно убедиться, сравнивая экспонаты. Вот женский костюм XIX века из Рязанской губернии, а похожие элементы мы видим в костюме Купавы из спектакля «Снегурочка» Императорского Малого театра 1903 года. Ничто не создается искусственно. Всё имеет свои национальные корни.

Сарафанная магия

В выставочных витринах — этнические наряды из Эвенкии, Прибалтики, Средней Азии, с русского Севера, из Рязанской губернии. Все вещи находятся в идеальном состоянии, хотя сотканы и сшиты много лет назад. Глядя на них, убеждаешься: хранение — тоже искусство. Причем как хранение музейное, так и частное, семейное: большинство вещей собрано сотрудниками музеев в экспедициях.

— С точки зрения техники самая тонкая работа выполнена мастерицами из Рязанской губернии. Посмотрите на этот искусно расшитый навершник (род накидки. — «Известия») и самотканую рубаху, — обращает внимание на экспонаты научный сотрудник ГИМ Александра Цветкова. — Оцените также вышивку туркменского платья. Смотришь — и не можешь понять, как сделана эта красота. Технология уникальная, и я не уверена, сохранилась ли она.

Костюмы из собрания Бахрушинского музея, как и положено театральным объектам, установлены на сцене. Фоном для них служит реплика занавеса к опере «Золотой Петушок», выполненного по эскизам Натальи Гончаровой. Художница трудилась для спектакля «Русских сезонов» в Париже — это начинание великого антрепренера Сергея Дягилева подарило миру целую плеяду великолепных художников.

Здесь же туника балерины, народной артистки СССР Малики Сабировой, сшитая к премьере балета «Лейли и Меджнун», красные с золотом восточные туфли Шаляпина — Федор Иванович надевал их в театре Монте-Карло, где пел Хана в опере «Старый орел».

— Народный костюм всегда был источником вдохновения для театральных художников, — подчеркнула в беседе с «Известиями» заместитель гендиректора Бахрушинского музея Ирина Баканова. — Потому что театральный костюм — условный по определению, фантазийный. И смотреть на народные и сценические наряды в таком близком сопоставлении всегда интересно.

Как говорят хранители, этнические и театральные костюмы обладают особой магией. К ним надо привыкнуть, их надо уметь носить, а искусством легко в них двигаться вообще владеют единицы. Что касается выставочной подачи, то в зале их нужно еще и правильно осветить. Иными словами, все эти экспонаты требуют к себе повышенного внимания как музейщиков, так и артистов. А зрителям выставка, безусловно, в радость: ярко, броско, креативно, познавательно.

Прямой эфир

Загрузка...