Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Лишняя дочь: трагедия в Ингушетии вновь подняла вопрос о домашнем насилии в России
2019-07-09 15:53:58">
2019-07-09 15:53:58
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Лучшие врачи пытаются спасти руку маленькой пациентки из Ингушетии в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии. Есть надежда, что некроз конечности уйдет, уверяют в минздраве республики. Тем временем вся страна следит за судьбой семилетней Аиши Ажиговой, которая длительное время подвергалась истязаниям, как считает следствие, в семье своих опекунов. Что известно на сегодняшний день о потрясшем страну преступлении — в материале «Известий».

«Ожидают демаркации некроза»

Аиша была экстренно доставлена в столичный НИИ из республиканской клинической больницы Ингушетии 5 июля. Накануне местные специалисты провели операцию по спасению сосудов кистей рук изувеченному ребенку.

Маленькую жительницу села Сунжа привезли в детскую республиканскую больницу Назрани днем 4 июля. Предварительный диагноз не сулил ничего хорошего: закрытый перелом локтевой кисти со смещением, подвывих головки плеча, множественные ушибы и ссадины по всей поверхности тела, гангрена правой верхней конечности и ожоговые раны третьей степени с признаками инфицирования в области ягодиц. Чуть позже в Москве врачи найдут старые переломы ребер и травму позвоночника. Состояние девочки повергло медиков в шок.

Фото: Getty Images/Florian Kopp

«В ходе беседы с министром здравоохранения Заремой Льяновой лечащие врачи девочки сообщили, что ее состояние стабильное. Без отрицательной динамики. Ожидают демаркации некрозов», — рассказал представитель лечебного ведомства «Интерфаксу». Он уточнил, что маркеры эндотоксикоза значительно уменьшились. Информация о самочувствии ребенка поступает непосредственно от лечащего врача.

«Ее лечащий врач Павел Мединский сказал, что состояние прежнее, ухудшений нет, тактика выжидательная, ждут демаркации — чтобы отграничилась та зона на руке, которая нежизнеспособна. Может, это будут пальцы или кисть, а может, и вообще не придется ампутировать, никто этого не знает пока. Она проходит курс лечения, общее состояние хорошее, токсикоза нет», — рассказала министр здравоохранения Ингушетии Зарема Льянова. Также в НИИ сообщали, что улучшения в состоянии верхних конечностей не было: «выражен сухой некроз пальцев правой кисти и грубые изменения мышц плеча и предплечья». От операции тогда отказались.

Еще 8 июля врачи готовились к самому худшему — ампутации части руки. Об этом сообщила Анна Кузнецова, уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ: «Сейчас идет борьба за каждый миллиметр, за каждый новый шанс, возможность. Сейчас боятся за левую ручку. В отношении других медицинских подходов и ситуации развития здоровья именно в отношении того, что будет сделано конкретно, мы узнаем на будущей неделе, когда пройдут все консилиумы».

Ненужный ребенок

Пока медики были заняты спасением ребенка, следователи выясняли обстоятельства получения увечий. Уже 4 июля было возбуждено уголовное дело по статье о причинении тяжкого вреда здоровью ребенка. Под подозрение попала тетка девочки, 35-летняя Мака Ганиева, которая и доставила ребенка к врачу. Данные о привлечении ее к ответственности были опубликованы в аккаунте уполномоченного при главе республики по правам ребенка Заремы Чахкиевой.

Почти сразу появилась информация о том, что женщина уже была ранее осуждена, причем по статье о тяжких увечьях. Но как девочка вообще оказалась у тетки? Аиша жила в семье брата отца, сотрудника полиции. Причем опекунство не было официально оформлено. Фрагментарная информация о судьбе родителей ребенка свидетельствует о том, что Аиша была лишней как в жизни отца, так и в жизни матери. Их во время следствия разыскали и допросили силовики.

Родители отдали ребенка на воспитание родне после развода. Женщина, как пишет «Комсомольская правда», вышла повторно замуж. По данным МВД республики, семья состояла на учете в полиции в 2017 году как неблагополучная, но позже их сняли с учета, после чего мать передала ребенка на воспитание тетке. На Кавказе традиционно после развода дети остаются в семье отца. Но отец никогда не интересовался ребенком вовсе. Республиканский омбудсмен сообщила, что органы опеки намерены через суд лишить биологических родителей прав на дочь.

Фото: Depositphotos

Стоит отметить, что в республиках Северного Кавказа из-за особого отношения к институту семьи развод считается серьезным отклонением от нормы поведения в обществе. Особенно если инициатором разрыва отношений становится женщина. Нередко дети от распавшихся браков испытывают негативное отношение со стороны других родственников из «правильных» семей.

Семья Ганиевых проживала в Сунже около двух месяцев в съемной квартире и о них мало что было известно селянам, рассказала начальник местного отдела органа опеки и попечительства Хади Цечоева.

На первых допросах Ганиева заявила следствию, что наказывала ребенка, но к увечьям, обнаруженным врачами, она отношения не имеет. «Я видела состояние ребенка, объяснить, откуда у нее укусы и ножевые раны, не могу, так как все ее раны были мною обработаны зеленкой», — рассказала женщина.

По поводу ожогов Ганиева выдвинула крайне малоправдоподобную версию — якобы девочка сама села в поставленную на пол кастрюлю с бульоном. Со слов задержанной, она постоянно обрабатывала девочке многочисленные раны и ссадины зеленкой, не обращаясь за профессиональной помощью. Переломы рук, дескать, случились из-за падения в канализационный люк. Однако врачи обнаружили многочисленные травмы, образовавшиеся в разное время. Ганиева призналась лишь в том, что порола ребенка ремнем и била газовым шлангом. В то же время ее супруг сообщил следствию, что скандалил с женой по поводу излишней грубости по отношению к ребенку, когда замечал раны и порезы на теле девочки.

СКР проверит также и работу участкового педиатра, курировавшего участок, где проживала Аиша.

Любопытно, что у Ганиевой двое родных детей — они будут переданы родственникам, пока она сама находится в СИЗО — ее арестовали после возбуждения уголовного дела. Следствие заинтересовалось вменяемостью женщины — в ближайшее время ей будет проведена судебная психиатрическая экспертиза.

«Вопиющий случай для Ингушетии»

В Ингушетии найдут благополучную семью для Аиши после полноценного лечения, пообещала Зарема Чахкиева. Атмосферу в новой семье будут контролировать компетентные органы. Малышку уже хотят усыновить люди из разных уголков планеты — из Якутии, Германии, Норвегии, Австрии и даже далекого Уругвая. Среди потенциальных удочерителей женщина, потерявшая своего семилетнего ребенка в Беслане во время теракта.

В Народном собрании республики намерены пересмотреть и проработать действующие нормы, чтобы предотвратить случаи насилия в отношении детей после чудовищного случая с Аишей.

«Нами будет произведен мониторинг действующего законодательства и будут кое-какие изменения внесены, если мы придем к выводу, что те или иные моменты надо изменить или ужесточить. Это будет в рамках регионального законодательства, которое не может противоречить федеральному законодательству. Но в рамках допустимого мы сделаем всё возможное», — сообщил ТАСС депутат Народного собрания Ингушетии Ильяс Богатырев. Он добавил, что в регионе нет случаев, когда дети передавались бы в детдома или были брошены родственниками.

Фото: Depositphotos

«Для Ингушетии это вопиющий случай, повергший в шок. В нашем регионе нет детских домов, потому что даже если оба родителя погибли, то детей на попечение забирал тейп, то есть социальные институты народные у нас работают и таких случаев еще не было. Я даже не знаю, как комментировать эту ситуацию, это чудовищно», — добавил он.

Автор цитаты

Стамбульская конвенция — сокращенное название Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием.

Конвенция создает правовую базу для борьбы с насилием в отношении женщин и бытовым насилием, а также предусматривает судебное преследование виновных. Ключевым является введение в национальное уголовное законодательство таких составов, как психологическое насилие, преследование, физическое насилие, сексуальное насилие, в том числе изнасилование, принудительный брак, калечение женских половых органов, принудительные аборты и принудительную стерилизацию, так называемые преступления «чести». Также документ обязывает государства ввести ответственность за сексуальное домогательство.

Конвенция открыта для подписания с 11 мая 2011 года и уже подписана 45 странами. Первой конвенцию ратифицировала Турция в 2012 году, за ней последовали еще 33 страны. Россия и Азербайджан — не подписали документ.

Не исключено, что дело Аиши станет толчком и к переменам и в федеральном законодательстве. Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова заявила, что будет добиваться принятия закона против домашнего насилия.

«Это еще раз подвигает нас к рассмотрению вопроса о ратификации Стамбульской конвенции и скорейшей разработке федерального закона России о противодействии насилию в семье», — говорится в пресс-релизе на официальном сайте омбудсмена Москальковой.

Загрузка...