Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Меры США бьют по интересам детей и тяжелобольных людей»

Замдиректора департамента информации и печати МИД России Артем Кожин — о влиянии санкций на гуманитарную ситуацию в Венесуэле
0
Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ущерб от американских санкций для экономики Венесуэлы составил более $110 млрд. Об этом в интервью «Известиям» заявил заместитель директора департамента информации и печати МИД России Артем Кожин. Он также рассказал о критической ситуации с медикаментами в латиноамериканской стране и других последствиях вторичных санкций Вашингтона против государств и компаний, сотрудничающих с официальными властями в Каракасе.

— В Венесуэле сложилась непростая гуманитарная ситуация. При этом ответственность за нее оппоненты нынешней власти возлагают на правительство Николаса Мадуро. На днях корабль-госпиталь ВМС США «Комфорт» направился к берегам латиноамериканских и карибских стран под предлогом оказания помощи беженцам из Венесуэлы. Как на это отреагировали в России?

Мы тщательным образом отслеживаем гуманитарное измерение ситуации вокруг Венесуэлы. Социально-экономическое положение в этой стране действительно сложное. На него оказал влияние целый комплекс причин, связанных со структурой национальной экономики, волатильностью цен на сырьевые товары, просчетами в экономическом курсе правительства.

Однако существовавшие проблемы были драматическим образом усугублены введенными против страны противоправными финансово-экономическими санкциями, прежде всего, со стороны США. Что бы ни заявляли в Вашингтоне, своим острием эти якобы «точечные», а по сути — жестокие меры неизбирательного действия ударили прежде всего по интересам наиболее незащищенных слоев населения Венесуэлы.

По имеющимся подсчетам, общий ущерб от банковских и других ограничений для экономики и социальной сферы страны составляет более $110 млрд. Очевидно, что даже малая доля этой суммы помогла бы решить, например, проблему дефицита медикаментов и других товаров первой необходимости.

Таким образом, в Вашингтоне одной рукой готовы раздавать помощь эмигрировавшим из страны венесуэльцам, а другой — цинично душат экономику Венесуэлы, препятствуя нормальному существованию простых граждан.

— Вы можете привести конкретные примеры?

На мой взгляд, наиболее вопиющие случаи связаны с реализованной властями США «экспроприацией» в пользу оппозиции Венесуэлы и последующим блокированием деятельности североамериканского подразделения государственной нефтяной компании PDVSA Citgo. Она оказывает медицинскую помощь за рубежом венесуэльцам с редкими или не поддающимися лечению в стране заболеваниями (болезни крови, ДЦП, сложные типы анемии, широкий спектр трансплантологии, в том числе пересадка костного мозга, микрохирургия).

В частности, под санкции подпал венесуэльско-итальянский проект АТМО ONLUS по помощи детям с онкологическими заболеваниями. С марта этого года европейские банки из-за угрозы ограничений отказываются переводить финансовые средства на оплату лечения. В марте детей, которые в нем нуждаются, было 26, но теперь их стало меньше. К сожалению, нескольких спасти уже не удалось.

— Но вы говорите не о США, а о европейских банках. Они вправе принимать решение сами. При чем тут американские санкции?

Есть такое понятие, как вторичные санкции. Это использование ограничений против тех компаний, государств или физических лиц, которые осуществляют транзакции с подсанкционными странами, организациями или лицами. «Санкции за нарушение санкций» используются американскими властями как против своих граждан и компаний, так и, становясь в последние десятилетия все больше экстерриториальными, против компаний и организаций из других стран, в первую очередь европейских. В США активно злоупотребляют высокой востребованностью американской финансовой системы в международных расчетах и тесными связями с американским рынком многих крупных компаний. Такая ситуация, помимо чисто экономических выгод, дает Вашингтону серьезный политический рычаг.

Поэтому ссылка на то, что «США тут ни при чем», — большое лукавство.

— Приведенный вами пример — не единичный случай?

Разумеется, нет. Американский Citibank заблокировал средства, выделенные правительством Николаса Мадуро на закупку 300 тыс. флаконов инсулина, что, по оценкам Минздрава Венесуэлы, нанесло непосредственный ущерб порядка 450 тыс. пациентов.

Колумбийский филиал немецкой фармкомпании BSN medical отказался под давлением Вашингтона от поставки уже оплаченных Венесуэлой 2 млн единиц препаратов для лечения и профилактики малярии. Это привело к серьезному увеличению количества случаев заражения данной болезнью.

Швейцарский банк UBS в одностороннем порядке прекратил обслуживание счетов Боливарианской Республики. Это обусловило невозможность своевременной оплаты Всемирной организацией здравоохранения/Панамериканской организацией здравоохранения (ВОЗ/ПАОЗ) взноса на приобретение медпрепаратов для проведения плановой вакцинации населения. Из-за затянувшегося процесса поиска альтернативных путей погашения счета сроки профилактики были сорваны, что пагубно сказалось на санитарно-эпидемиологической обстановке внутри страны.

Аналогичное поведение испанского банка Santander, явно из-за опасений подпасть под американские санкции, привело к невозможности закупки запасных частей к оборудованию сердечно-сосудистой хирургии для нужд Детского латиноамериканского кардиологического госпиталя имени доктора Хильберто Родригеса Очоа. В результате порядка 800 несовершеннолетних пациентов остаются без операций.

Этот список можно продолжить. Как видите, односторонние принудительные меры США бьют по конкретным проектам в области здравоохранения, по интересам наиболее уязвимых слоев населения — детей, пожилых и тяжелобольных людей.

— Знают ли об этом в администрации США?

Думаю, что сейчас уже пора говорить об этом публично. Приоткрою карты: на встрече в Рованиеми 6 мая министр иностранных дел России Сергей Лавров рассказал о проблеме венесуэльско-итальянского проекта госсекретарю США Майку Помпео. Мы больше месяца ждали ответ.

Можно я не буду цитировать его содержание? У нас в России говорят: «Кто хочет — ищет способ. Кто не хочет — ищет причину». Американцы продемонстрировали чудеса словесной эквилибристики, чтобы доказать: в том, что умирают онкобольные дети, их вины нет.

Эта логика, что называется, за гранью. В конечном счете вы можете как угодно относиться к правительству суверенной страны, но элементарное чувство милосердия должно было бы побудить к поиску решения проблемы, тем более что оно — в силах и компетенции ответственных лиц в Вашингтоне.

— Считаете ли вы важным оказание гуманитарного содействия Венесуэле?

Такое содействие уже оказывается, и Россия принимает в этом участие наряду с Китаем, Международным комитетом Красного Креста и профильными гуманитарными структурами ООН. Все мы действуем в строгом соответствии с основополагающей резолюцией Генассамблеи ООН 46/182 с согласия и на основе запросов законного правительства, с уважением принципов гуманности, нейтралитета, беспристрастности и независимости. Работа идет, как и должна идти, — системно и без политизированного пиара.

Прямой эфир

Загрузка...