Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
За открытыми дверями: к пациентам в реанимации пустят взрослых и детей
2019-06-21 20:36:20">
2019-06-21 20:36:20
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Новые правила посещения реанимаций, разработанные Минздравом, предполагают практически беспрепятственный доступ родственников к больному. Они однозначно запрещают только визиты людей в состоянии опьянения и больных вирусными инфекциями. А также детей младше 12 лет. Если документ будет принят, он станет обязательным для всех больниц. Медицинское сообщество считает открытие реанимаций несомненным благом: оно дисциплинирует персонал и будет работать на повышение доверия к врачам.

Двое в одну палату

В конце мая был принят закон, которого общественность добивалась много лет: доступ в реанимацию открыли родственникам пациентов. Согласно документу, правила посещения должен разработать Минздрав. На днях ведомство вынесло на общественное обсуждение их проект.

В нем говорится, что медучреждения должны предоставить родственникам возможность посещения пациентов в реанимациях, но при этом необходимо обеспечить охрану и защиту персональных данных больных.

Родственники обязаны пройти инструктаж по поводу правил поведения в палате и получить разрешение от лечащего врача пациента, а также от завотделением. Допускается одновременный визит двух человек в одну палату (при этом не уточняется, сколько пациентов лежит там). Пройти в реанимацию могут даже знакомые больного, но только в сопровождении родственника.

реанимационное отделение в городской клинической больнице
Фото: агентство городских новостей «Москва»/ Ведяшкин Сергей

Детей приводить с собой разрешается, если им больше 12 лет.

В палаты не пустят пьяных и больных острыми респираторными инфекциями. Однако медицинской справки о здоровье предоставлять не потребуется.

Придя в больницу, посетитель должен снять верхнюю одежду, надеть бахилы, халат, маску, шапочку, тщательно помыть руки, выключить мобильник. Он не имеет права прикасаться к медицинским приборам и обязан выходить из палаты при инвазивных манипуляциях. При желании родственники смогут помочь персоналу, но тоже после дополнительного инструктажа.

Цивилизованный подход

Опрошенные «Известиями» эксперты единодушно оценивают «открытие» реанимаций как положительное решение.

— Это абсолютно цивилизованный подход. Главный смысл его в том, чтобы не разлучать родных людей в тяжелую минуту, — считает заместитель гендиректора НМИЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева Минздрава России Михаил Масчан. — Узаконить присутствие родственников в реанимации необходимо. Вопрос только в том, насколько медицинское сообщество к этому готово.

По его словам, формального запрета на посещение реанимаций не было и раньше, но такие традиции существовали на уровне учреждений. Как правило, персонал интенсивной терапии не очень привык, чтобы в отделении присутствовали родственники.

реанимационное отделение в городской клинической больнице
Фото: агентство городских новостей «Москва»/Ведяшкин Сергей

— Проще «открыть двери» отделений, где реанимация палатная. Но большая их часть организована как ремзалы, где находится несколько пациентов. Если к каждому из них придет по два родственника, это может создать некоторые неудобства. Трудно сказать, как будут действовать отделения в этом случае. Для клиник, где у врачей нет привычки общаться с родственниками, смена модели поведения потребует усилий, — отметил эксперт. — Но в любом случае открытие реанимаций для посещений больше проблем снимает, чем создает.

Михаил Масчан рассказал: на практике, как только реанимация перестает быть закрытой зоной, снижается уровень недоверия к врачам.

Представьте, что пациент попал в реанимацию и умер там родственники нередко сомневаются, всё ли было сделано для его спасения. А когда они находятся рядом и общаются с врачами, то видят, что пациент не брошен. Прозрачность работы реанимации защищает персонал от возможных претензий, — сказал он.

Но проблема может возникнуть из-за необходимости более тесного общения врачей с родственниками пациентов.

— Это большая работа, которая занимает время, — сказал Михаил Масчан. — Для отделений, где есть нехватка персонала, а таких очень много, это может оказаться сложной задачей. Одно дело, когда завотделением раз в день выходит к родственникам и сообщает о состоянии всех пациентов, а другое — когда с каждым нужно многократно коммуницировать в течение дня. Требуется перераспределение рабочего времени.

Как космонавты

Завотделением Национального медико-хирургического центра им. Н.И. Пирогова Минздрава России Борис Теплых считает, что проблемы закрытости реанимаций, по крайней мере взрослых, давно не существует. В его учреждении доступ родственников в палаты интенсивной терапии был всегда.

— Я вообще не понимаю, зачем для этого создавать отдельные документы. У нас есть регламент посещения родственниками медучреждения, он распространяется и на отделения интенсивной терапии, — сказал эксперт.

По его словам, дети обычно не допускаются в медучреждения, однако если им разрешат, дополнительных рисков не возникнет.

— Нозокомиальные (внутрибольничные. — «Известия») инфекции одинаково распространены и в реанимациях, и в других отделениях больницы, — отметил он. — А защита пациентов от вирусов обеспечивается закрытием учреждения для посещений на время эпидемий.

Если же в палату реанимации хочет пройти очевидно больной человек — то да, его пускать не стоит, и это, по мнению Бориса Теплых, единственный момент, который следует указать в регламенте. Всё остальное предписывают санитарные нормы и правила, в том числе необходимость надевать больничную одежду и маску при посещении пациента.

реанимационное отделение в городской клинической больнице
Фото: агентство городских новостей «Москва»/Авилов Александр

Мы одеваем посетителей, как космонавтов. Может быть, эти нормы избыточны, но в целом они защищают пациентов от непреднамеренного инфицирования, — сказал врач.

Москва открыла реанимации для посещения больше двух лет назад, сообщила «Известиям» главврач больницы им. В.В. Виноградова департамента здравоохранения Москвы Ольга Шарапова.

— У нас пять больших реанимационных отделений, в том числе детских. И практически сразу мы увидели, какое это благо и для пациентов, и для медперсонала. Родственники становятся соучастниками лечебного процесса. Они могут оценить качество и медицинских услуг, и ухода, — сказала Ольга Шарапова. — По нашим наблюдениям, врачи и сестры реанимаций стали работать намного лучше все манипуляции проводятся более четко, медпомощь оказывается более качественно. Присутствие родственников их дисциплинировало.

По словам Ольги Шараповой, в больнице не ограничивают число родственников, желающих посетить пациента, особенно если это ребенок. Часто приходят не только мама и папа, но еще и бабушка с дедушкой. Удается разместить всех. Надо просто правильно выстроить администрирование этого процесса, и тогда ни для кого не будет неудобств.

Загрузка...