Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Нет ни одной хорватской фирмы, которая не пострадала бы от санкций»
2019-06-11 17:20:42">
2019-06-11 17:20:42
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Санкции против России стали катастрофой для экономики Хорватии, задевшей практически все отрасли государства. Об этом в интервью «Известиям» заявил экс-президент страны Степан Месич, правивший с 2000 по 2010 год. Он также заявил, что Загреб готов стать посредником на переговорах между Белградом и Приштиной, благо Хорватия имеет добрососедские отношения с обеими сторонами.

Экс-президент бывшей югославской республики Степан Месич

Экс-президент бывшей югославской республики Степан Месич

Фото: РИА Новости/Алексей Куденко

Наша встреча с экс-президентом проходила в Казахстане, в рамках проходивших в республике президентских выборов — Степан Месич прибыл в Нур-Султан в качестве международного наблюдателя от Хорватии. Несмотря на то, что политик изучал русский язык в школе, наша беседа проходила на английском. Сегодня, как признается сам Месич, поддерживать разговор на русском языке, тем более на острые политические темы, он не в состоянии. Это и немудрено: бывшему лидеру страны, за время двух президентских сроков которого Хорватия совершила огромный экономический рывок, втрое увеличив свой ВВП — с $21 млрд до $60 млрд, — в этом году исполняется 85 лет.

— Господин Месич, начать хотелось бы с ситуации на косовско-сербской границе. В конце мая спецназ самопровозглашенной республики провел грубую силовую операцию в районе Косовска-Митровицы, где проживают этнические сербы. В ответ на начавшиеся задержания местных жителей Белград привел войска в боевую готовность. Как по-вашему, удастся ли в ближайшей перспективе урегулировать этот конфликт или он превратится в еще один тлеющий раздор на периферии Европы?

— Ключ к решению этого спора, как, впрочем, и любого другого на Балканах, — исключительно в переговорах. Говорите, разговаривайте друг с другом. Пусть эти переговоры и затягиваются и, может быть, не приносят мгновенных видимых результатов, — это в любом случае шаг вперед. Тем более что стороны уже пытались решить конфликт силовыми методами. Что получили в итоге? Ничего. И Белград, и Приштина проиграли.

Готова ли Хорватия выступить в качестве посредника на возможных переговорах Сербии и Косово?

— Да. В отличие от многих государств мира нам повезло иметь дружественные отношения с обеими сторонами. И мы готовы принять у себя представителей Белграда и Приштины, если они сами не против.

Рукопожатие
Фото: Global Look Press/Cold River Productions

Югославия была одним из инициаторов создания Движения неприсоединения, появившегося как раз в рамках Белградской конференции 1961 года. В 1991 году вы были председателем этого движения. Несмотря на такой бэкграунд, уже в 2009 году Хорватия под вашим руководством стала членом НАТО. Как вы относитесь к тому, что теперь и Косово желает стать частью альянса?

— Вы знаете, НАТО такая же международная организация, как и ЕС. Не вижу ничего предосудительного в том, что какая-либо страна выбирает этот путь. Косово, хотим мы этого или нет, рано или поздно станет частью не только НАТО, но и всех международных организаций — пока всё идет к этому. Вообще, если разобраться в ситуации, косоваров в этом их стремлении можно понять. В свое время Милошевич (Слободан Милошевич — президент Сербии в 1989–1997 годах. — «Известия») допустил чудовищную ошибку, попытавшись решить конфликт вооруженным путем. И сегодня мы имеем то, что имеем, — косовары боятся повторения силового сценария.

— То есть лично вас не пугает растущая милитаризация региона и вступление Косово в НАТО?

— Послушайте, я же уже сказал: каждое государство решает это добровольно, и мнение политиков из соседних стран, пусть даже и участниц НАТО, здесь ни при чем. Если народ республики этого хочет, то, как бы сильно ни противились региональные державы и некоторые члены ЕС, это всё равно произойдет.

За время вашего президентства товарооборот между Россией и Хорватией составлял в среднем $1,5–1,7 млрд, РФ входила в восьмерку крупнейших партнеров Загреба. Однако после введения санкций в 2014 году произошел резкий спад, и уже в 2016 году двусторонний товарооборот едва превышал $807 млн. Как вы считаете, следовало ли Загребу идти в русле единой европейской политики и вводить санкции?

Эти меры против России были введены без согласия ООН, они незаконны и приносят ущерб всем сторонам. С самого первого дня, когда Хорватия ввела ограничительные санкции против Москвы, это стало катастрофой для нашей экономики — ВВП страны в 2014 году составлял $57 млрд, а в 2015-м упал до $49 млрд. Нет ни одной хорватской компании, которая не пострадала бы от антироссийских санкций (хорватский экспорт в РФ ранее превышал $400 млн, сейчас он колеблется на отметке в $200 млн. — «Известия»).

Экономика
Фото: Depositphotos

— Примечательно, что еще во время вашего первого президентского срока в 2003 году Хорватия подала заявку на вступление в ЕС. Но после этого переговоры с ЕС застопорились на целых 10 лет. В итоге страна вступила в союз только в 2013 году, второй из всех югославских республик после Словении оказавшись в единой Европе. Она же стала и последней после 2013 года ЕС не расширялся. Как вы считаете, стоит ли ожидать, что в ближайшее время Сербия также станет членом союза?

— Конечно, стоит. Вступление Сербии в ЕС стало бы очень хорошим шагом как для союза, так и для самой республики. Лично я не вижу в этом никаких проблем и ратую за скорейшее присоединение сербов к европейскому объединению. Более того, мне бы хотелось, чтобы Россия однажды также стала членом Европейского союза, поскольку ваша страна — такая же неотъемлемая часть Европы, как Сербия или Хорватия.

Мы с вами находимся в Казахстане, было бы невежливым не спросить вас о прошедших выборах. Насколько они были прозрачными?

— Выборы прошли на высоком уровне, я лично посетил пять избирательных участков и нигде никаких нарушений не заметил. Отмечу, что это далеко не первый мой визит на выборы в республику — ранее я присутствовал на инаугурации первого президента страны Нурсултана Назарбаева в 2011 году. Если сравнивать нынешние выборы с тем, что было восемь лет назад, хочу сказать, что казахстанцы, по моим ощущениям, стали активнее увлекаться политикой, выросло количество интересующейся молодежи.

Загрузка...