Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Сюжет:

«Мы всё равно неминуемо придем к тому, что штрафы будут повышаться»

Замначальника ГАИ МВД Олег Понарьин — о проблеме наказания нарушителей и обустройстве российских дорог
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Впервые в истории Петербургского международного экономического форума в нем принимают участие представители Госавтоинспекции. В рамках ПМЭФ «Известия» поговорили с заместителем начальника ГАИ МВД России Олегом Понарьиным об «экономике» ДТП, а также о том, можно ли ждать улучшения ситуации с состоянием региональных трасс и почему повышение штрафов за превышение скорости — мера неизбежная.

— Правоохранительные структуры, отвечающие за безопасность дорожного движения, впервые участвуют в экономическом форуме. Для чего вам это?

— Да, действительно, для нас это первый опыт участия в таком масштабном форуме экономической направленности. С чем это связано: проблема безопасности дорожного движения не только российская, она международная. Ежегодно в мире миллионы людей гибнут в результате ДТП. В России в прошлом году погибли 18 тыс. наших сограждан. Это, конечно, огромная трагедия. Но за этими цифрами стоит еще и экономическая составляющая. В том числе государства лишаются таким образом налогоплательщиков, со всеми связанными с этим последствиями. И второй момент — мероприятия, которые планируются в рамках национального проекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги», тоже требуют определенных материальных и финансовых вложений, которые при этом сторицей должны вернуться в экономику России сохраненными жизнями, сохраненным здоровьем наших граждан, участников дорожного движения.

— Когда речь идет о безопасности дорожного движения, одна из главных проблем — это состояние дорог. Эта проблема на форуме как раз сегодня обсуждалась. Но их строительство, поддержание их в нужном состоянии — это скорее епархия региональных начальников, Минтранса. Вам удается с ними находить общий язык? Бывает ли так, что вы просите отремонтировать дорогу, а местный чиновник отвечает, что да, прекрасно, но денег на это нет?

— С точки зрения экономической мы, конечно, здесь мало что можем поделать. Мы не можем помочь деньгами, хотя мы можем изымать средства, которые потом пойдут на ремонт дорог, в виде штрафов. Одна из функций Госавтоинспекции — это надзор за нормативным состоянием дорог в том, что касается безопасности движения. В этом плане мы можем дорожникам что-то посоветовать, что-то подсказать, иногда это имеет хороший эффект. С Росавтодором, например, в последнее время мы находимся в очень хороших партнерских отношениях. Опять же с Минтрансом мы на различных площадках отдельно договариваемся о тех мероприятиях, которые необходимо реализовывать на федеральных дорогах. С регионалами мы взаимодействуем через наши территориальные подразделения, но как раз в рамках этого экономического форума мне удалось пообщаться со многими губернаторами, мы напрямую обменялись мнением по ключевым вопросам безопасности движения, и мне приятно, что пусть не все, но большинство из них хотят подробнее изучить эту проблему, знают об очень многих ее аспектах.

— Насколько я знаю, в том числе на форуме обсуждалась необходимость установки разделителей на дорогах. Вроде бы мелочь, но достаточно серьезная. Все согласились с тем, что это необходимо, но на трассах какого уровня их нужно ставить?

— Да, это важный момент. И что касается разделения встречных потоков, тут я ни от одного губернатора не слышал слова против. Все понимают, что встречные столкновения — это один из самых опасных видов происшествий. Сегодня стандартами предусмотрено применение таких ограждений на дорогах первой категории, то есть имеющих несколько полос движения. Хотя уже несколько лет мы вместе с территориальными владельцами дорог, вместе с федералами внедряем установку тросовых ограждений на дорогах с меньшим количеством полос. Пока это делается в экспериментальном порядке, но мы уже отмечаем очень хороший эффект. Это не столько спасает от выезда на встречную полосу, сколько создает иллюзию разделения, иллюзию коридора, что заставляет участников движения сбросить скорость и не дает им выехать на встречку там, где это запрещено.

— Какие еще меры, на ваш взгляд, необходимо принять именно с точки зрения дорог? Вот вроде бы все договорились, должны появиться разделители. Еще что?

— У нас был целый комплекс предложений, которые мы вносили в национальный проект, и, к счастью, наш поддержали. Все эти предложения в основном были включены в качестве рекомендаций. Это, во-первых, освещение опасных участков дорог, на которых особенно часто происходят ДТП, освещение наземных пешеходных переходов, внедрение ограждений для предотвращения выездов и опрокидываний с дороги, с этим также связан большой пласт проблем, и, наконец, элементарный вопрос — круглогодичность содержания дорожной разметки. Ведь мы с вами все, как водители, так и пешеходы, видим, что девять месяцев в году разметки на дорогах нет.

— Но здесь ведь тоже всё упирается в человеческий фактор? Да, предложения прекрасны, но что касается того же освещения дорог, у нас, помнится, на региональных трассах в свое время пытались внедрять немецкий опыт, устанавливали на разделители отражатели. Через какое-то время все эти разделители были свинчены и исчезли. Можно ли как-то с этим бороться?

— Честно говоря, я ни от коллег, ни от дорожников не слышал о массовом снятии светоотражателей. Все-таки мне кажется, что в этом смысле наиболее сложный этап, когда люди снимали элементы ограждений ради интереса, мы пережили. Другой вопрос, что если это происходит, то восстановление этих объектов идет не в те сроки, которые положены. Эта проблема действительно остается. Но тут есть еще один момент, по поводу которого мы сейчас с дорожниками договорились и в принципе услышали друг друга. Дело в том, что не на всех участках трассы объективно нужно устанавливать освещение — на протяженных загородных участках сделать это просто невозможно по целому ряду причин, в том числе финансовых. Но тогда давайте делать просто хорошую светоотражающую разметку, отражающие знаки, светоотражатели ставить те же. То есть компенсировать отсутствие освещения комплексом других мер.

— В плане ресурсов — насколько отличается ситуация по отдельным территориям? Ведь даже в той же Московской области, бывает, едешь в одном районе — прекрасные дороги, в том числе между небольшими населенными пунктами. Заезжаешь в другой район — сразу становится хуже. Выезжаешь из Московской области — совсем плохо.

— Да, и методы, и подходы, и уровень финансирования мер, связанных с безопасностью дорожного движения в разных муниципалитетах, откровенно говоря, очень разнятся. На сегодняшний день, на мой взгляд, это самая большая боль в дорожной отрасли, и об этом знают все. Федеральные дороги в последнее время привели в достаточно хорошее состояние, и сами дорожники говорят, что они норматив по эксплуатации дорог выдерживают чуть ли не на 100%, с дорогами местного значения другая ситуация. И в рамках национального проекта основные задачи сейчас связаны как раз с региональными и муниципальными дорогами. Они доводят свой уровень содержания хотя бы до нормативного состояния, до 50%. В нашем понимании это практически революционные цифры. Но нам бы хотелось, чтобы норматив в том, что касается безопасности, выполнялся не на 50%, а на все 100%

— В последнее время ГИБДД выступило с несколькими достаточно жесткими инициативами, направленными прежде всего на усиление наказания для водителей-правонарушителей. Реакция и общества, и журналистов была очень острой. Можно понять и вашу мотивацию, и реакцию людей, но как выходить из этой ситуации, где искать компромисс?

— Я вам больше скажу, после того как моя семья услышала про мое выступление и про наши предложения, мне сказали: «Ты подумай вообще, стоит ли тебе домой возвращаться или нет». Это, конечно, шутка, но это отражает отношение общества к нашей инициативе. В принципе наше обоснование сводится к следующему: сейчас за нарушение скорости на 20–40 км/ч предусмотрен штраф в 500 рублей, и это учитывая, что в течение первых 20 суток можно заплатить на 50% меньше, то есть 250 рублей. Получается, что это стало индульгенцией, почти приглашением к нарушению. Большинству людей не жалко заплатить 250 рублей, они нарушили, выбросили эти деньги и забыли. При этом задачи административного законодательства сводятся как раз к тому, чтобы не допускать повторных правонарушений. Поэтому мы всё равно неминуемо придем к тому, что штрафы будут повышаться. Как именно это будет сделано, будет ли меняться эта дельта в 20–40 км/ч, пока неясно, — этот вопрос сейчас активно обсуждается в том числе и в обществе. Но мы видим, что даже отклонение в 10 км/ч очень серьезно влияет на травматизм. Поэтому на самом деле с нашей точки зрения наша главная задача даже не в том, чтобы добиться установки отражателей или разделителей — мы хотим, чтобы и проверяющие, и проверяемые по-другому начали относиться к проблеме в целом. Чтобы они понимали, что наша жизнь бесценна и сохранность ее зависит прежде всего от нас.

Прямой эфир

Загрузка...