Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Подледная реакция: чему учились российские подводники в Арктике
2019-06-06 19:55:31">
2019-06-06 19:55:31
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В мае 2019 года российский флот провел очередные учения подводных сил. Три атомные субмарины — стратегические ракетоносцы К-114 «Тула», К-407 «Новомосковск» и многоцелевой К-560 «Северодвинск» отработали действия в условиях высоких широт, включая плавание и применение оружия подо льдом. В условиях растущих масштабов противостояния между Россией и НАТО в Арктике эти учения могут иметь куда большее значение, чем кажется на первый взгляд. «Известия» разбирались в последствиях.

Подледные гонки

Исследования возможностей субмарин действовать подо льдом начались в отечественном флоте больше ста лет назад — первый в мировой истории подледный переход, пусть и кратковременный, совершила 19 декабря 1908 года российская подлодка «Кефаль» в проливе Босфор Восточный, близ Владивостока. Субмарина прошла подо льдом четыре морские мили. Переход занял чуть более полутора часов и был прерван из-за технической неисправности, при этом подлодка всплыла, пробив лед. По итогам нескольких дальнейших испытаний такого рода были выработаны первые технические и тактические рекомендации для действий подлодок под слоем льда.

Актуальность действий подо льдом резко возросла в 1950-е годы, когда Арктика превратилась в арену противостояния между СССР и США в ходе холодной войны. В августе 1958 года первая в мире атомная подлодка SSN-571 «Наутилус» ВМС США достигла под водой Северного полюса, тогда же другая американская АПЛ SSN-578 «Скейт» два раза всплыла вблизи полюса, в том числе с проламыванием льда.

С этого момента действия подлодок подо льдом становятся всё более регулярными. В начале 1960-х в гонку вступил атомный подплав СССР: в 1961–1963 годах прошла серия учений атомных подводных лодок в высоких широтах с отработкой подледного плавания, всплытия — как через полыньи, так и через ледовый покров, и даже ракетных стрельб. В сентябре 1963 года состоялись первые межфлотские переходы атомных субмарин подо льдом. Сначала 3–17 сентября трансарктический переход с Севера на Тихий океан совершила многоцелевая АПЛ К-115 первого советского «атомного« проекта 627А «Кит«, во время этого перехода пройдя подо льдом 1570 миль за 121 час, а затем 14–30 сентября ракетоносец К-178 проекта 658. Подо льдом он прошел 1617 миль за 136 часов. Тогда же еще одна субмарина проекта 627А К-181 впервые сумела всплыть точно в координатах Северного полюса, где в этот день очень удачно образовалась полынья.

В последующие годы активные действия подо льдом были характерны для подплава большей части ведущих морских держав. Помимо советских и американских лодок в Арктике активно действовали британские и периодически заходили в ходе различных учений французские подводные атомоходы. С появлением в составе ВМФ СССР ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, оснащенных межконтинентальными баллистическими ракетами (проект 667Б и последующие), боевая служба подо льдом стала проводиться регулярно — субмарины под полярной «шапкой» было намного труднее обнаружить и уничтожить. На Дальнем Востоке ракетоносцы Тихоокеанского флота также регулярно несли дежурство в Охотском море, где помимо естественного барьера в виде Курильских остров их в зимний период также защищал ледовый покров.

Возвращение на Север

Возможность скрытно действовать подо льдом не могла не повлечь за собой активных исследований возможностей противодействия прячущимся в высоких широтах ракетоносцам. Учения ВМС США ICEX, которые в последние годы привлекают всё больше внимания, начались не на пустом месте: в 1960–1980-е годы американский флот регулярно проводил учения своих подводных лодок подо льдами, а с 1993-го запустил серию походов SCICEX (Scientific Ice Expeditions), в ходе которых подлодки ВМС США, взаимодействуя с гражданскими специалистами, собрали большой объем информации о состоянии полярных вод, об арктических течениях, их эволюции и других актуальных проблемах, оказывающих существенное влияние на возможности действий субмарин подо льдом и их обнаружения в этих условиях.

Начиная с 2003 года ВМС США регулярно проводят упомянутые выше маневры ICEX, где научная часть сокращена в пользу более активной боевой подготовки. Обычной практикой в ходе этих маневров является возведение палаточного лагеря с собственной электростанцией, вертолетной площадкой и ледовой ВПП, способного обеспечить жизнедеятельность нескольких десятков человек. В ходе маневров американские специалисты отрабатывают техническое обслуживание лодок, их бортовых систем и вооружения непосредственно во льдах, а также снабжение, включая погрузку торпед. По факту это говорит об активном исследовании технологий «мобильного базирования» подводных сил, необходимого, учитывая, что США и их союзники не могут похвастаться в Заполярье ни сетью военно-морских баз, ни тяжелыми ледоколами, способными действовать в этих условиях.

В ходе собственно маневров подводные лодки отрабатывают поиск удобных мест для всплытия, собственно, всплытие через лед, надводную и подводную навигацию в высоких широтах, уклонение от айсбергов, радиосвязь в заполярных условиях, а также поиск подводных лодок и, конечно, торпедные стрельбы.

По имеющейся информации, ВМФ России, также продолжающий практику боевой службы подо льдом, довольно давно не проводил учений с отработкой применения оружия в этих условиях, и именно практическая «подводная охота» стала основным содержанием маневров с участием «Новомосковска», «Тулы» и «Северодвинска». К-560, будучи новейшей из строевых российских многоцелевых субмарин и одной из самых продвинутых в мире субмарин по части радиоэлектронного и гидроакустического оборудования, очевидно, играла роль «условного противника», ведя охоту за «стратегами», задачей которых было сохранение скрытности, а в идеале — заблаговременное обнаружение «вражеской» подлодки.

Россия сегодня обладает серьезными преимуществами в Арктике, имея сеть развернутых баз, флот атомных ледоколов, более многочисленный военный контингент и мощную программу арктических исследований, возобновившихся после длительного сокращения. Тем не менее активность ВМС США и их союзников в заполярных водах может представлять существенную угрозу, учитывая численность подводных сил НАТО, и важность морских стратегических ядерных сил России в общем балансе стратегических наступательных вооружений. Учитывая идущее обновление российского подводного флота и появление новых образцов вооружения подлодок, подготовка к возможным действиям подо льдом становится остро необходимой — как минимум с целью проверки реальных возможностей новых и модернизированных образцов оборудования и систем вооружения.

Загрузка...