Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Оперативная забота: МВД предложили разгрузить сотрудников угрозыска

Процессуальную работу предполагается передать следователям
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Оперативников могут избавить от работы по возбуждению уголовных дел, а право принятия процессуальных решений по преступлениям передать следователям. Такую рекомендацию для учета в оперативно-служебной деятельности первый замначальника ГУУР МВД РФ генерал-майор полиции Александр Фролов направил руководителям всех региональных отделений УУР и ГУ (У) МВД (документ есть в распоряжении «Известий»). Актуальность своей инициативы он объясняет тем, что 85% оперативников ежедневно тратят до 70% рабочего времени на доследственную проверку, что мешает их основной работе — раскрытию преступлений. К тому же частые нарушения при отказе в возбуждении дел снижают доверие общества к полиции. Такой вывод был сделан по итогам внутриведомственного исследования. О его результатах уже доложено министру внутренних дел РФ генералу полиции Владимиру Колокольцеву.

Не возбужденные

Сейчас сотрудникам уголовного розыска (УР) и управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ЭБиПК) приходится изучать сообщения о преступлениях, проводить доследственную проверку и принимать решения о возбуждении уголовного дела. Из документа следует, что это негативно сказывается на исполнении оперативниками основных обязанностей — им не хватает времени на предупреждение и раскрытие преступлений, работу с источниками информации. Кроме того, такая практика нарушает принцип законности при принятии процессуальных решений и снижает доверие граждан к работе полиции.

По данным, которые приводит в своем письме генерал-майор Александр Фролов, почти в половине территориальных отделений МВД сотрудники УР всё чаще отказывают в возбуждении уголовного дела. С 2014 по 2018 год они отменили более 1,2 млн постановлений, а возбудили лишь 216 тыс. уголовных дел, которые в основном были приостановлены из-за отсутствия доказательной базы.

«Сложившаяся негативная практика противоречит правилу регулирования уголовно-процессуальных отношений, закрепленному в ст. 41 УПК РФ, которое запрещает производство дознания лицам, проводившим оперативно-разыскные мероприятия по раскрытию преступлений», — сообщил Александр Фролов.

Он подчеркнул, что с этим соглашаются и в Генпрокуратуре (постановление от 25 мая 2016 года № 69-21-2016). Там тоже считают, что для полицейских «процессуальная деятельность не является основной по должности».

Наказаны за ошибки

То, что с оперативников необходимо снять процессуальные функции, показал и опрос, проведенный Главным управлением уголовного розыска МВД России вместе с ФГКУ «ВНИИ МВД России», результаты которого привел Александр Фролов. В исследовании принимали участие более 1,2 тыс. сотрудников УР в Чувашской Республике, Краснодарском, Приморском и Камчатском краях, а также в Амурской, Астраханской, Рязанской, Смоленской, Омской и Ярославской областях.

Опрос показал, что 85% оперативников ежедневно тратят до 70% рабочего времени на доследственную проверку, что мешает им раскрывать преступления, осуществлять оперативно-профилактическое наблюдение за ранее судимыми и выявлять лиц, вовлекающих несовершеннолетних в преступную деятельность.

И это при том, что каждый год с учета по истечении срока давности снимается более 1,5 млн уголовных дел по преступлениям прошлых лет, 97% — без установления преступника. Под наблюдение оперативников попадает лишь каждый третий, находящийся под административным надзором. А несовершеннолетних к уголовной ответственности привлекают в 26 раз чаще, нежели взрослых, которые толкали их на преступления.

Кроме того, согласно опросу, у 41% сотрудников УР нет необходимой квалификации для принятия процессуальных решений, поэтому 80% из них уже были наказаны за ошибки. С 2014 года число оперативников, привлеченных к дисциплинарной ответственности за необоснованное вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, увеличилось на 15% (более 14 тыс. человек). 73% сотрудников полагают, что сложившаяся практика системных нарушений при вынесении постановлений ощутимо снижает уровень общественного доверия к работе полиции.

Также это формирует негативный морально-психологический настрой у молодых сотрудников УР, которые с первых же дней службы ориентируются не на выявление и раскрытие преступлений, а на их укрытие, чтобы создать видимость позитивных результатов, полагает Александр Фролов.

По назначению

Процессуальные функции действительно не являются профильными для сотрудников УР и ЭБиПК, согласен председатель общественного совета при МВД РФ, адвокат Анатолий Кучерена.

— Всегда выступал за то, чтобы сотрудники правоохранительных органов занимались исключительно своими обязанностями, чтобы несвойственные им функции были отданы в подразделения, которые должны ими заниматься. Если Александр Фролов тоже так считает, я буду его всячески поддерживать. Знаю, что и позиция министра и соответствующих подразделений МВД аналогичная. Там уже работают над этим, хотят разгрузить ряд подразделений, которые выполняют не свойственную им работу, — рассказал «Известиям» Анатолий Кучерена.

«Известия» направили запрос в МВД РФ, но оперативный ответ получить не удалось.

В данном вопросе важно услышать также мнение смежных ведомств — Следственного комитета, Верховного суда, Генпрокуратуры, отметил депутат Госдумы РФ, член центрального штаба ОНФ Михаил Старшинов.

— Пока неясна их оценка. Это серьезное предложение, которое требует детальной проработки, — подчеркнул он.

Сейчас на каждое возбужденное уголовное дело приходятся десятки постановлений об отказе о его возбуждении, сообщил председатель МКА «Адвокаты и бизнес» Дмитрий Штукатуров. Оперативные подразделения отбрасывают огромный массив пустых заявлений и лишь 10% превращают в уголовные дела, отметил адвокат.

— Если не возбуждено уголовное дело, то нет преступления, и когда оно не раскроется, у них не ухудшится статистика раскрываемости. Следователи более компетентны и не заинтересованы лишь в раскрытии преступления, поскольку их работу оценивают по другим критериям. А управления экономической безопасности и борьбы с коррупцией, где срок проверки ограничен 30 сутками, а иногда и десятью, выносят так называемые технические отказные, когда оперуполномоченный видит, что преступление есть, но за месяц не успеет собрать все документы, провести почерковедческие экспертизы и т.д., — рассказал Дмитрий Штукатуров.

Оценивая инициативу, адвокат отметил, что правильнее было бы менять инструменты статистической отчетности и усилить работу с личным составом оперативников.

Прямой эфир

Загрузка...