Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Полтриллиона за господство в воздухе: сколько стоит партия Су-57
2019-05-16 21:57:31">
2019-05-16 21:57:31
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Решение президента России Владимира Путина о корректировке госпрограммы вооружения с целью закупки 76 истребителей пятого поколения Су-57 стало одной из главных военных новостей года: еще совсем недавно сообщалось о намерении военного ведомства ограничиться закупкой до 2027 года всего 15 серийных самолетов. «Известия» оценили перспективы новейшего российского истребителя и возможную стоимость программы.

Боевые возможности

Необходимость закупки нового самолета очевидна: предстоящие в следующем десятилетии поставки истребителей пятого поколения F-35 странам-союзникам США в Европе могут серьезно изменить баланс сил не в пользу России. Этот аспект прокомментировал для «Известий» заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко. «Поставкой небольшого числа современных машин можно создать локальное преимущество в воздухе, чего допустить нельзя, учитывая вполне реальные перспективы появления F-35 в странах Восточной Европы, — отметил он. — В начале 1980-х годов поставкой относительно небольшого числа F-16 США помогли Пакистану обеспечить локальное превосходство в воздухе над южными районами Афганистана, примыкающими к афгано-пакистанской границе, сильно осложнив действия ВВС СССР в этих районах. Допустить повторения подобной ситуации в приграничных с Россией районах — например, над Прибалтикой, Украиной, Белоруссией — мы не имеем права, и это, возможно, важнейший аргумент в пользу закупок Су-57».

Истребитель пятого поколения F-35

Американский многофункциональный истребитель-бомбардировщик пятого поколения F-35

Фото: REUTERS/Pascal Rossignol

Если бы Су-57 поставлялся в войска исходно запланированными темпами, то острота проблемы была бы куда меньшей: в рамках ГПВ 2011–2020 ранее предполагалась поставка для ВВС России 52 машин этого типа до конца 2020 года. К данному моменту (май 2019 года) военные получили бы, скорее всего, уже около 40 машин, а самолет был бы освоен в серийном производстве, что позволяло бы сейчас планировать уже новый, более крупный, контракт и увеличение темпов серийного производства — например, до 15–20 машин в год в следующем десятилетии.

Этого не произошло: с марта 2015 года, о чем «Известия» уже писали, объем закупок Су-57 начал сокращаться, а ожидаемый срок — съезжать вправо, что в итоге привело к планам закупки двух серийных истребителей в 2019 и 2020 годах и 13 — в 2021–2027-м. Вряд ли имеет смысл гадать о мотивах, которые побудили президента России изменить эти планы, сообщив о намерении закупить до 2027 года 76 самолетов для оснащения трех авиаполков, но в принципе уже называвшиеся выше перспективы появления американских машин пятого поколения в Европе являются вполне достаточным основанием для такого решения.

76 истребителей Су-57 сами по себе не будут способны изменить соотношение сил между Россией и НАТО в целом, но этого от них и не требуется. Если рассматривать роль этих самолетов в составе ВВС, то фактически это машины «качественного усиления», способные резко повысить боевые возможности уже имеющейся авиационной группировки. С учетом оборонительного характера российской военной доктрины, такая группировка, включающая, помимо Су-57, модернизированные машины четвертого поколения и опирающаяся на соответствующие силы обеспечения — от наземной инфраструктуры до летающих танкеров и самолетов ДРЛО, а также на средства ПВО и ПРО, может успешно противодействовать даже превосходящему в численности противнику.

Истребители Су-57, сопровождающие «борт номер один» при заходе на посадку, над аэродромом 929-го Государственного летно-испытательного центра имени В. П. Чкалова Воздушно-космических сил РФ

Истребители Су-57, сопровождающие «борт номер один» при заходе на посадку, над аэродромом 929-го Государственного летно-испытательного центра имени В. П. Чкалова Воздушно-космических сил РФ

Фото: РИА Новости/Алексей Никольский

Вариант «дешевой» победы малыми силами в гипотетическом конфликте в этом случае исключается, и любому вероятному противнику придется задуматься о цене возможной эскалации конфликта и ее последствиях — включая возможное применение ядерного оружия.

Очевидно, эта партия будет не последней: общая потребность ВВС России в Су-57 оценивается в диапазоне 200–250 машин, и, скорее всего, поставки этого объема растянутся примерно до середины 2030-х годов даже с учетом ожидаемого роста темпов производства по мере освоения машины и совершенствования техпроцесса.

Вопрос цены

Цена современных истребителей постоянно растет — по мере роста их возможностей и усложнения конструкции. Первые оценки уже прозвучали: «Коммерсант» предположил, что 76 Су-57 обойдутся примерно в 170 млрд рублей, что означает стоимость самолета приблизительно 2,23 млрд. Вместе с тем есть опасение, что эта оценка может оказаться слишком оптимистичной.

Ожидаемая стоимость истребителя Су-57 в серии, по данным источников «Известий» в авиапроме, составляла в 2014 году около 2,5 млрд рублей, и сегодня, с учетом влияния инфляции за прошедшие годы, достигает свыше 3 млрд рублей. С учетом объявленного Владимиром Путиным 20-процентного снижения промышленностью цены на новые истребители итоговая стоимость контракта может действительно оказаться близкой к названному значению, однако не стоит воспринимать эту цифру как конечную цену системы вооружения.

В экспортных контрактах, предусматривающих обычно, помимо поставок собственно авиатехники, еще и подготовку летчиков, а также поставку боеприпасов, наземной техники и другого оборудования, цена самолетов самих по себе может составлять меньше половины от итоговой суммы контракта. В «домашних» закупках поставки самолетов, дополнительного оборудования и подготовка персонала обычно проводятся по разным статьям бюджета разных управлений Минобороны, но никуда не деваются.

С учетом того что для Су-57 потребуется закупка сразу целого ряда новых образцов вооружения, адаптированных к применению из внутренних отсеков истребителя, а также необходимого наземного оборудования, доля этих затрат может оказаться куда выше, а суммарная стоимость данной конкретной программы вооружения со всеми необходимыми дополнительными расходами может достичь, по некоторым оценкам, 450–500 млрд рублей.

В дальнейшем, на последующих контрактах, она может и упасть — опять же, по мере освоения новых систем в производстве и накопления запасов оборудования, комплектующих и боеприпасов новых образцов. Вместе с тем, могут появиться и факторы, способствующие росту цен: например, в 2021-22 году ожидается готовность к серийному производству "двигателя второго этапа", известного пока как "изделие 30", который должен заметно повысить характеристики машины. Ожидаемая цена нового мотора в серии пока неизвестна. Неизвестно и то, как изменится цена бортовой электроники, которую в следующем десятилетии уже придется модернизировать.

Эти цифры, как и их возможные колебания, не должны пугать и подавно не должны служить ни причиной, ни поводом для отказа от серийного производства Су-57: в данном случае ключевым становится уже не вопрос финансов, а вопрос национальной безопасности. Вместе с тем реальная оценка стоимости программы (в том числе и серьезная экспертиза цены самолета как такового) необходима, во избежание повторения истории с контрактом 2012 года на поставку 39 самолетов Ил-76МД-90А суммарной ценой в 140 млрд рублей. Как оказалось впоследствии, цена была сильно заниженной, что привело в дальнейшем к срыву контракта: серийные поставки нового транспортника для ВВС РФ фактически тоже начались только в последние месяцы и пока очень далеки от исходно ожидавшихся темпов.

Но если срыв поставок военно-транспортных самолетов еще можно провести по разряду терпимых неприятностей, то аналогичное развитие событий с боевыми машинами может иметь куда более серьезные последствия. Остается надеяться, что это понимают на всех уровнях принятия соответствующего решения.

Загрузка...