Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Симфония Си: что даст России сопряжение «Пояса и пути» с ЕАЭС

В рамках китайского мегапроекта будут построены логистические центры и транспортные узлы
0
Фото: TASS/AP/Andy Wong
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сопряжение инициативы Китая «Один пояс — один путь» (ОПОП) с Евразийского экономического союза (ЕАЭС) сулит возможность перспективных инфраструктурных проектов. К примеру, речь идет о создании транспортно-логистических центров и развитии ключевых транспортных узлов. Об этом «Известиям» рассказал председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Тигран Саркисян. В Пекине 25 апреля открывается международная конференция, посвященная «Поясу и пути». Форум соберет представителей 150 государств мира, включая лидеров 37 стран. Несмотря на подключение к китайскому мегапроекту, всё большего числа участников, есть и те, кто по-прежнему выступает резко против и старается максимально вставлять ему палки в колеса.

Успехи сопряжения

Несколько лет назад китайский председатель Си Цзиньпин метафорично заметил, что продвигаемый его страной грандиозный инфраструктурный проект «Один пояс — один путь» — «это не соло Китая, а симфония заинтересованных сторон». К 2019 году, времени проведения Второго форума по теме ОПОП, таких заинтересованных набралось на целый оркестр: о своей поддержке этой инициативы в той или иной степени заявили 126 стран и 29 международных организаций, отрапортовал на прошлой неделе глава китайского МИД Ван И.

25–27 апреля в Пекине соберутся около 5 тыс. представителей из 150 стран мира, включая лидеров 37 государств — участниц ОПОП. В их числе и российский президент Владимир Путин, прибывающий на мероприятие со встречи с северокорейским лидером Ким Чен Ыном во Владивостоке. В связи с этим на двусторонней встрече с председателем Си тема КНДР обещает стать основной, но, разумеется, и по заглавной повестке международного мероприятия лидерам будет что обсудить.

Еще в 2015 году Китай и ЕЭК договорились о сопряжении ОПОП с ЕАЭС, и, как заверил «Известия» Тигран Саркисян, за прошедшие четыре года сторонам удалось достичь заметных успехов на этом пути. Первым конкретным шагом в этом процессе стало подписанное в мае 2018 года соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР, которое создает юридические рамки взаимодействия.

— Следует отметить и то, что в рамках сопряжения создаются принципиально новые форматы сотрудничества по отраслевой повестке. И здесь — с учетом транзитного потенциала ЕАЭС — крайне перспективны инфраструктурные проекты: строительство новых дорог и модернизация существующих, создание транспортно-логистических центров и развитие ключевых транспортных узлов, — сказал Тигран Саркисян.

В практической плоскости состыковка двух проектов нашла отражение в строительстве шоссе западный Китай — западная Европа через территории России и Казахстана, а также в возведении железнодорожного мостового перехода Тунцзян–Нижнеленинское и моста Хэйхэ–Благовещенск над Амуром.

Кто влез, кто по дрова

Деньги на проекты, осуществляемые под знаменами «Пояса и пути» (а таких набралось порядка 1800), — преимущественно китайские. По данным председателя Экспортно-импортного банка Китая Чжана Цинсуна, на данный момент кредиты, выданные странам — участникам инициативы ОПОП, превышают 1 трлн юаней (порядка $149 млрд).

Впрочем, встречное движение в эти годы тоже наблюдалось: по данным представителя министерства коммерции КНР Суна Лихуна, с 2013 по 2018 год Китай привлек в общей сложности $40 млрд в виде инвестиций из стран — участниц ОПОП.

Но если многие государства — прежде всего азиатские и африканские — приветствуют китайские инвестиции в свою инфраструктуру, то есть немало и тех, кто относится к финансовым вливаниям из КНР с осторожностью. Даже страны вроде Малайзии и Пакистана, изначально с радостью принявшие китайские деньги, позднее стали сомневаться в целесообразности излишне сильной завязки на китайские вложения. Хотя до отказа от осуществления проектов с Пекином дело не дошло.

Одну из самых острожных позиций в отношении флагманского проекта КНР занимает Евросоюз. Брюссель опасается, что, руководствуясь логикой «кто платит, тот и заказывает музыку», Китай вместе с инвестициями будет активно насаждать и свое политическое влияние. Этой весной ЕС даже впервые обозначил КНР в своей стратегии не партнером, а «систематическим соперником».

Но благодаря Италии пассивное сопротивление Евросоюза китайской экономической экспансии дало брешь. В конце марта в ходе визита Си Цзиньпина в Рим эта третья по размеру европейская экономика заявила о своем присоединении к мегапроекту «Один пояс — один путь». На этой неделе аналогичное решение можно ждать и от Швейцарии, президент которой Ули Маурер еще зимой заявлял о намерении подписать меморандум о взаимопонимании относительно «Нового Шелкового пути», как иногда именуют ОПОП.

Кому с «Поясом» не по пути

Однако есть и те, кто не просто открыто выступает против дальнейшего развития инициативы Пекина, но и пытается всеми силами ей противодействовать, не стесняясь отговаривать союзников от танца под китайскую дудку. Речь идет о США, активно продвигающих мысль, что участие в ОПОП — прямая дорога к долговой яме.

Как пояснил «Известиям» эксперт программы «Китайская инициатива» Центра политики глобального развития Бостонского университета Алвин Камба, критика КНР и ее мегапроекта американцами — единственное, в чем несогласные во всем остальном акторы в США единодушно сходятся. Хотя и по разным причинам.

— Политическое руководство США не до конца смирилось с упадком американской экономики, который особо отчетливо ощущается на фоне растущего присутствия Китая в мире через ОПОП. Обеспокоенность тех, кто верит в либеральный порядок, основанный на правилах, связана с тем, что КНР меняет основы глобального управления, которые могут поощрять авторитаризм и подрывать демократию. Для американских транснациональных корпораций проблема заключается в усилении конкуренции на развивающихся мировых рынках из-за «Пояса и пути», — пояснил Алвин Камба.

Не в восторге от ОПОП и Индия. Она, как и два года назад, вновь отклонила китайское приглашение на форум на фоне недовольства тем, что один из участков «Пути» пройдет по спорной территории в Кашмире. Но при этом, как пояснил «Известиям» содиректор Вашингтонского института анализа глобальной безопасности Галь Люфт, даже Дели, уже являющийся одним из главных бенефициаров инвестиций из КНР, может многое выиграть от этой инициативы.

Пока экономическую ценность транснациональных инфраструктурных проектов оценить сложно. Первыми дивиденды — в виде расширения торговли — получат страны, расположенные в коридорах Китай–АСЕАН, вдоль экономического коридора Китай – Индокитайский полуостров, а также участники коридора Бангладеш, Китай, Индия, Мьянма, считает эксперт.

Прямой эфир

Загрузка...