Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Оперное преодоление: Юлия Лежнева дала сольный концерт в БЗК

В программе из музыки XVIII века певица продемонстрировала высокий класс несмотря ни на что
0
Фото: Александра Муравьева
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Большом зале консерватории состоялся сольный концерт сопрано Юлии Лежневой. Самая известная отечественная исполнительница барочной музыки, покорившая ведущие мировые сцены, для главной российской площадки подготовила программу из произведений эпохи классицизма. Но то ли из-за капризной московской погоды, опасной для голоса, то ли из-за непривычного репертуара Лежневой удалось покорить публику не без боя.

Совсем недавно певица выступала в «Зарядье» — с программой из арий Карла Генриха Грауна. Аккомпанировал ей ансамбль исторических инструментов La Voce Strumentale под руководством Дмитрия Синьковского. В БЗК тот же дирижер встал за пульт камерного оркестра Musica Viva. Смена коллектива логична: венские классики, особенно Бетховен, требуют иного состава, чем музыка барокко. Ну а вокалу Лежневой комфортно в любой «огранке» — он не только виртуозный, но и яркий по всему диапазону.

Концертные арии (фактически, развернутые вокальные сцены) Berenice che fai? Гайдна и Ah perfido Бетховена позволили оценить это сполна: каждая фраза в речитативных эпизодах звучала выразительно, убедительно, с безупречным вкусом. В кантиленах голос и вовсе расцветал. Однако как только доходило до верхних нот — появлялась нетипичная для Лежневой сухость, даже сиплость. Звук не летел, не блестел, хотя ничего «заоблачного» в выбранных номерах не было, в третью октаву певице забираться не пришлось.

Ощущение, что с голосом в этот вечер было не всё ладно, появилось уже во время первого выхода Юлии — финальная каденция в арии из редко исполняемой оперы-оратории Моцарта «Освобожденная Ветулия» прозвучала смазанно. И решение ограничиться одним-единственным бисом (тогда как раньше у Лежневой бывало и пять) тому свидетельство. Недостаточно теплым приемом такую скупость не объяснить — аплодировал зал прилежно. Да и усталостью певицы — тоже: в общей сложности она спела до этого всего пять номеров.

С другой стороны, назвать вечер неудачным никак нельзя. Даже будучи не в лучшей форме, Лежнева демонстрирует такой уровень, который доступен лишь немногим оперным звездам. Филигранная техника (в пассажах слышна каждая нота!), точность и безупречный вкус, красота тембра, наконец, редкое обаяние — не самовлюбленной примадонны, но скромной, открытой девушки — заставляли простить отмеченные огрехи.

Пожалуй, по-настоящему артист проверяется именно тогда, когда не всё получается, а вовсе не в моменты триумфа: умение вопреки всему не ударить в грязь лицом и всё же дать публике то, за чем она пришла, — свидетельство высокого профессионализма. Лежнева обладает им сполна. Впрочем, достойной подмогой в этот вечер выступил оркестр, «удельный вес» которого в программе был ничуть не меньше, чем у певицы.

Увертюра к «Идоменею» Моцарта, Симфония № 6 Гайдна, увертюра «Кориолан» Бетховена и популярные фрагменты из «Орфея» Глюка прозвучали изящно и благородно, с выверенным инструментальным балансом и точными духовыми. Разве что чересчур шумные вздохи дирижера могли немного смутить, но такова уж манера Дмитрия Синьковского.

Выстроилась и общая драматургия: от менее известных, но крупных произведений в первой части программы — к лаконичным «хитам» во второй. И можно ли было предположить, что главным подарком меломанам станут вовсе не огромные концертные арии, изобилующие вокальными сложностями, а подкупающая простотой и светлой грустью ария Орфея «Потерял я Эвридику», прозвучавшая уже ближе к завершению вечера? Пожалуй, только ради нее стоило поддержать Юлию финальными «браво!» — пусть даже в этот раз они и выглядели «утешительным призом».

Прямой эфир

Загрузка...