Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Крыша едет, роддом стоит: врачи ушли не только из-за «смешных» зарплат
2019-03-28 15:33:24">
2019-03-28 15:33:24
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Башкирии врачи массово увольняются из перинатального центра, который недавно оказался в центре скандала. Руководитель медучреждения на встрече с представителем СПЧ при президенте РФ рассказала о беспрецедентно высоком уровне зарплат персонала. Медики, присутствующие на встрече, рассмеялись, услышав отчет о своем заработке. По словам врачей и акушерок, они получают вдвое меньше озвученных руководством сумм. О том, для чего руководство роддома решило устроить показное завышение зарплат, — в материале «Известий».

В среднем по больнице

«У врачей в роддоме 61,2 тыс., у неонатологов — 66,5 тыс., у акушерок — 35,4, у детских медсестер — 29,5, а младший персонал — 21,3», — рассказала глава перинатального центра Салавата Альбина Фатахова. Отчет руководства вызвал хохот и аплодисменты среди сотрудников. После собрания многие признались, что их ежемесячный заработок вдвое, а то и втрое меньше.

С апреля 2018 года из перинатального центра ушло около 30 человек. Произошло это после вступления в силу концессионного соглашения с ЗАО «Генус», к которому медучреждение перешло в рамках государственно-частного партнерства. Контроль за его реализацией осуществляют региональный минздрав и минимущество. Однако проблемы в медучреждении начались с самого начала: у врачей пропали надбавки за выслугу лет, а также медицинский стаж. Из-за этого многие решили переезжать в соседние города, потому что этот перинатальный центр — единственный в Салавате.

Сотрудники перинатального центра на встрече руководителя медцентра с представителем СПЧ при президенте РФ

Сотрудники перинатального центра Салавата на встрече руководителя медцентра с представителем СПЧ при президенте РФ

Фото: РЕН ТВ

«Уходят медсестры с большим стажем, которых в городе по пальцам можно пересчитать. С начала года ушли пять докторов, еще два человека дорабатывают 14-дневный срок. Переезжают в соседние города. Финансовый директор Хаматнурова Светлана Николаевна утром в четверг, 28 марта, сказала, чтобы все писали заявления на увольнение до 10 апреля. Но в тот же день приходил прокурор и сказал, что никаких бумаг мы писать не должны», — рассказала «Известиям» заведующая отделением реанимации перинатального центра Лилия Хасанова.

После массового ухода нагрузка на оставшийся медперсонал возросла в разы. Замещать эти ставки попросту некому. Желающих трудиться в больнице круглые сутки за более чем скромную зарплату осталось немного.

Палата перинатального центра Салавата

Палата перинатального центра Салавата

Фото: РЕН ТВ

«В родильном зале должно быть пять врачей, а работает одна. В отделении патологии беременности вместо четырех врачей работает лишь двое. В детском отделении из 10 врачей осталось всего два, причем одна из них на учебе. В реанимации осталось три человека на семь ставок. В гинекологии четыре врача из шести. В консультации 15,5 ставки, но работают шесть врачей, причем двое старше 70 лет. Молодых практически нет. Неонатолог Давлетшина работает полностью полтора суток через ночь, во время которой ее могут вызвать на дежурство. То есть человек фактически живет на работе. Одновременно она смотрит за отделениями реанимации новорожденных, патологии новорожденных, общим отделение плюс УЗИ новорожденным и одновременно принимает роды, делает кесарево — это всё на одном человеке», — добавила заведующая отделением реанимации.

От вложений остались долги

Изначально инвестор обязался вложить 286 млн рублей в модернизацию материальной базы. Но после наспех проведенного ремонта в открывшихся платных палатах начала протекать крыша. Сейчас протечки заметны и в общих палатах, и операционной, и послеродовом отделении, и гинекологии, и в отделении реанимации.

«Там, где течет, разумеется, плесень и невозможно оперировать. Народ начал уезжать. Мы ни одному больному не отказали, принимаем всех. Работали при этом по двое-трое суток, не выходя из роддома. Лишь бы только не было ни материнской смертности, ни младенческой. Потому что это же ужас будет. С 2005 года у нас не было ни одного случая материнской смерти. Это очень страшная вещь. Девчонки-санитарки моют, убирают всё, какая бы разруха ни была. Носим тряпки из дома и мешки для мусора. 50 млн рублей вложили в покупку аппаратуры, часть из них уже бывшая в употреблении. У нас огромные долги из-за того, что компания не платила ни за вывоз мусора, ни за стирку белья. За год ничего не оплачено», — отмечает Хасанова. В качестве медицинской ветоши, необходимой для санитарной обработки помещений роддома, концессионеры привезли мешки со старой одеждой, в том числе поношенными мужскими трусами.

Потолок одной из операционных перинатального центра Салавата

Потолок одной из операционных перинатального центра Салавата

Фото: РЕН ТВ

После подписания соглашения о переходе роддома в руки частного инвестора сменилось и руководство больницы. Главного врача уволили, а его место заняла директор Альбина Фатыхова, которая совмещает обе руководящие должности. Вскоре после скандала она назвала произошедшее «выступлением на публику», но оставила подчиненным право «выражать свои эмоции».

Изначально получать прибыль рассчитывали за счет появления в перинатальном центре отделения экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). Однако до реализации этой идеи так и не дошло. 27 марта представители компании заявили о прекращении концессии по соглашению сторон. Процесс, по словам представителя УК «Медма» Екатерины Телиной, займет несколько месяцев.

«Инвестор предлагал такое решение уже давно, отлично, что оно наконец принято. Инвестиции данной компании из республики не уйдут, всё будет хорошо», — написала Телина в своем Facebook.

Плесень на окнах перинатального цента Салавата

Плесень на окнах перинатального центра Салавата

Фото: РЕН ТВ

Незадолго до объявления решения о разрыве концессионного соглашения представители компании публично обвинили врачей в том, что во время их работы стало пропадать большое количество обезболивающих и наркотических средств. Врачи намерены подавать иск о клевете.

«До включения в концессию медсестры зарабатывали на 68 тыс. больше, у врачей падение в пределах 30 тыс. даже при совмещении нескольких ставок. Люди работали без трудовых договоров и штатного расписания. Вся аппаратура, которую концессия закупила, не стоит на балансе роддома, то есть при желании всё закупленное частная компания забирает с собой», — подчеркнула заведующая отделением реанимации перинатального центра. Сейчас она практически всё время проводит на работе, а зарабатывает при этом ощутимо меньше, чем два года назад.

«Баламуты» от медицины

Сами концессионеры склонны винить в скандалах вокруг роддома в Салавате общественников, которые, по их мнению, устраивали саботаж и «мутили воду». Основной противник перехода государственного роддома в частные руки — Национальная медицинская палата, которая последовательно выступала за то, чтобы решение было оспорено. Внимание общественников привлекли многочисленные жалобы медперсонала на ухудшение условий работы. После проверки, проведенной Росздравнадзором, в роддоме закрыли три помещения на 90 дней, а также выписали восемь административных штрафов — во всех случаях виновными в нарушениях были признаны медсестры.

«Когда приезжал Леонид Рошаль, он пытался поднять этот вопрос на уровне руководства республики. С января месяца дали задание отраслевому министерству быстро разобраться. Но внутри ведомства также шли кадровые перестановки. В начале марта терпение коллектива лопнуло, и они начали увольняться, чтобы уезжать в соседние города. Почти год они прожили на мизерной зарплате, а минздрав республики совершенно не управлял этим. Хотя они должны были сопровождать этот проект», — пояснила «Известиям» глава медицинской палаты Башкортостана Дамира Сабирзянова.

Мешки со старой одеждой, привезенные в перинатальный центр для использования в качестве ветоши

Мешки со старой одеждой, привезенные в перинатальный центр для использования в качестве ветоши

Фото: Лилия Хасанова

Зарплата медиков была значительно ниже, прописанной в «дорожной карте». При этом часть населения была лишена доступа к медицинской помощи. Например, женщины, содержащиеся в исправительных колониях, не могут обслуживаться частной медицинской организацией.

«Конечно, существуют «дорожные карты», которые должны выполнить. Но та зарплата, которую должны получать врачи и медсестры, не должна исполняться любыми путями. Потому что врачи в итоге работают сверхурочно на нескольких ставках, чтобы заработать на свой минимум по планам. Всё делается лишь бы рапортовать, но лучше говорить горькую правду, чем потом получить протестные движения», — добавила Сабирзянова.

При всех преимуществах государственно-частного партнерства выбирать объекты стоит с большой осторожностью и соблюдая принцип открытости, добавляет президент национальной медицинской палаты Башкортостана. Сначала автономный роддом включили в состав многопрофильной больницы в 2016 году, а уже затем передали по концессии. Мнением медиков по поводу этих переводов никто не интересовался.

«Врачам урезали зарплаты, а объем работы только увеличивался. Зато росло число новых начальников: появились должности коммерческого директора, хозяйственного директора и так далее. А эти люди зарабатывали не 11 тыс. рублей. Из-за постоянных конфликтов и смены руководителей психологический климат в коллективе испортился. Это вызывало раздражение населения, из-за которого люди стали уезжать рожать в соседние города», — пояснила глава медицинской палаты Башкирии.

Загрузка...