Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Пища для размышлений: ни один голодающий арестант не добился своего
2019-03-21 15:30:43">
2019-03-21 15:30:43
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В 2018 году в местах лишения свободы, СИЗО и исправительных колониях 760 заключенных объявляли голодовку. Об этом «Известиям» сообщил заместитель директора ФСИН Валерий Максименко. По его словам, все голодающие протестовали против решений судов и действий следователей. Однако повлиять на суд и следствие такими методами невозможно, поэтому отказ от пищи можно считать бессмысленным самоистязанием, заявил «Известиям» председатель СПЧ Михаил Федотов. С его точкой зрения согласны и в Общественной наблюдательной комиссии Москвы.

Тюбики для голодающих

По словам замдиректора ФСИН Валерия Максименко, каждый случай голодовки рассматривается индивидуально и за жизнь заключенного, отказавшегося от пищи, идет настоящая борьба.

— Правила такие: как только человек объявляет голодовку, мы его переводим в отдельное помещение — как правило, в медсанчасть. С ним начинают работать психологи, врачи, каждый день медики снимают жизненно важные показатели, — пояснил он. — Во время длительных голодовок заключенные получают питательные смеси. На них космонавты работают на околоземной орбите по году и более. Смеси у нас, поверьте, хорошие, импортные — те самые, «из тюбика».

Валерий Максименко особо подчеркнул, что принудительным кормлением тюремные медики не занимаются. По требованию Совета Европы такие процедуры, как принудительное питание, можно проводить лишь в условиях стационара под наблюдением врача-анестезиолога, пояснил чиновник.

тюрьма еда
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— В том случае, если, например, в Москве кто-то решит наотрез отказаться от пищи, мы его переведем в городскую клиническую больницу № 20. То есть полностью передадим в руки гражданского здравоохранения, где его и будут лечить, — объяснил Валерий Максименко.

Он также заверил, что в 2018 году ни одна голодовка в системе ФСИН не была связана с условиями содержания.

— Ни одного случая голодовки из-за того, что человека якобы бьют или не дают лекарств, у нас не было, — отметил он. — Люди отказываются от пищи, считая себя невиновными, протестуя против несправедливого, по их мнению, ареста или предвзятого следствия. Смертельных случаев тоже не было, все рано или поздно прекратили голодовки.

Советская практика

Члены Общественной наблюдательной комиссии Москвы (ОНК) посетили в тюремной больнице СИЗО «Матросская Тишина» четверых заключенных, помещенных сюда после объявления голодовок.

— Все они проходят по разным делам, никак не связаны между собой и все объявили голодовки из-за несогласия с действиями следователей и решениями судов, — пояснил член комиссии, журналист «Известий» Борис Клин. — Другие голодавшие заключенные московских СИЗО, с которыми я общался за время работы в комиссии, тоже протестовали против приговоров судов и действий следователя, хотя это вовсе не значит, что условия столичных изоляторов можно назвать идеальными.

СИЗО «Матросская тишина»

СИЗО «Матросская Тишина»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Последним заключенным, скончавшимся в нашей стране в результате отказа от пищи, считается диссидент Анатолий Марченко. Он умер в 1986 году после 117-дневной голодовки.

Председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Михаил Федотов считает голодовки заключенных в современных условиях бессмысленными.

— Голодовки использовали в СССР правозащитники, политзаключенные, потому что тогда это имело определенный результат: информация попадала в западные СМИ, из них становилась известна у нас, и всё это портило светлый облик Советского Союза, что вызывало недовольство советского руководства, — напомнил он в беседе с «Известиями». — Кроме того, в то время не было никаких правозащитных институтов, не было ни омбудсмена, ни СПЧ, ни ОНК, да и международные обязательства по защите прав человека у советского государства были очень эфемерные.

Советы правозащитников

Михаил Федотов рассказал, что ему лично несколько раз удавалось убедить заключенных прекратить голодовки.

— В свое время вместе с членом СПЧ, известной правозащитницей Елизаветой Глинкой мы 16 раз посещали голодавшую в СИЗО «Матросская Тишина» украинскую летчицу Надежду Савченко. Это был тяжелый процесс, но она все-таки прекратила голодовку. К слову, мы никогда не говорили с ней о политике, тем более не склоняли к признанию вины и сотрудничеству со следствием, — обратил внимание глава СПЧ.

В 2018 году, по словам Михаила Федотова, ему довелось убеждать прекратить голодовку бывшего главу Серпуховского района Московской области Александра Шестуна.

Бывший глава Серпуховского района Подмосковья Александр Шестун (на экране по видеосвязи из СИЗО) во время заседания Мосгорсуда по рассмотрению жалобы на продление ареста

Бывший глава Серпуховского района Подмосковья Александр Шестун (на экране по видеосвязи из СИЗО) во время заседания Мосгорсуда по рассмотрению жалобы на продление ареста

Фото: ТАСС/Антон Новодережкин

— Сейчас он опять голодает уже более 40 дней, это серьезный срок, я был у него недавно, и он обещал прекратить голодовку, — проинформировал председатель СПЧ.

Он также отметил, что ряд проблем, о которых говорил Шестун, удалось решить с администрацией СИЗО. В частности, заключенному были возвращены ранее изъятые рукописи, переданы письма от родных, а также глюкометр и тонометр.

По мнению Михаила Федотова, есть куда более действенные методы борьбы за свои права, чем голодовки. В частности, он призывает заключенных обращаться к уполномоченным по правам человека, в СПЧ и далее — вплоть до Европейского суда по правам человека.