Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Проблема» и наказание: В РАМТе столкнули эгоизм с альтруизмом

По пьесе британского драматурга Тома Стоппарда
0
Фото: ramt.ru/Сергей Петров
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Если вас волнуют современные теории о происхождении и природе сознания, стоит сходить в РАМТ на спектакль «Проблема». Пьесу Тома Стоппарда поставил Алексей Бородин. «Известия» выяснили, что скрывается за научными беседами сотрудников института изучения мозга и почему британская теория не работает в стране Достоевского.

Крикетные биты

Худрук РАМТа уже вынес на суд зрителей две пьесы знаменитого британца («Берег утопии» и «Рок-н-ролл») и продолжает наслаждаться его мастерством. «Я стараюсь писать так, как мастерят крикетные биты: чтобы слова пружинили и мысль не увязала», — говорит о себе Стоппард, для которого «Проблема», оконченная в 2015-м, пока последнее сочинение. Со словами и мыслями здесь всё в порядке. Материал безупречно выстроен (распределение зон напряжения и расслабления — идеальный образец для драматургов) и не чужд разумных манков (чего стоит начало пьесы про ученых: «Тебе дадут всего два года… У полиции нет ни одного доказательства, что ты побывала на месте преступления»). Кроме того, имеются разрежающие сухую научную конкретику лирические моменты и неожиданный финал. Вместе с тем в рамтовской трилогии «Проблема», пожалуй, самое предсказуемое произведение, ибо автор со старта уверен в исходном постулате.

В двух движущих силах человечества — эгоизме и альтруизме (именно их изучают сотрудники) — главенство второго для Стоппарда безусловно. Эгоизм помогает человечеству выживать, но автор более всего ценит иррациональную способность к самоотречению, которая, по сути, не что иное, как связь с божественным. Все персонажи спектакля так или иначе балансируют между эгоизмом и альтруизмом, и вот что выясняется.

Миллионер Джерри Коул (Илья Исаев), финансирующий институт, на первый взгляд занят сугубой прагматикой, в частности, инициирует изучение слюны игроков в покер (она, оказывается, может подсказать реакцию рынка на положение банков), но одновременно финансирует явно убыточные исследования. Практикантка Бо (Татьяна Матюхова), желая сделать приятное своей руководительнице, подделывает результаты исследования, ставя под удар свою научную карьеру. Руководительница по имени Хиллари (Ирина Таранник) берет вину подчиненной на себя, рискуя быть уволенной. Глава отдела Лео (Андрей Бажин) в результате всех покрывает и никого не наказывает. Свои уступки альтруизму имеются у не склонной к сентиментальности Урсулы (Нелли Уварова) и даже у инструктора по фитнесу Джулии (Александра Розовская).

Единственным безусловным эгоистом среди ученых выглядит Спайк, бойфренд Хиллари. Он никогда не действует в ущерб себе и фонтанирует сентенциями типа: «Образ Мадонны — лишь символ стремления женщины максимизировать выживаемость своих генов». Однако и этот ходячий рупор облагораживает актер Петр Красилов, преподносящий высказывания своего героя с неприкрытой иронией. Что он на самом деле думает, остается неизвестным.

Польза и сомнения

От победного шествия к конечному выводу (альтруизм — всё, эгоизм — ничто) в спектакле ничто не отвлекает. Актеры с легкостью жонглируют сложными терминами, как будто всю сознательную жизнь только и говорили на темы психической саморегуляции. Декораций и аксессуаров — минимум. На место событий (сам институт и европейские города, куда заносит его сотрудников по служебной надобности) указывают видеопроекции на стеклянной стене. Оркестрик, перемещающийся в поисках лучшей акустики, сопровождает действие джазовым саундом. Дамы непринужденно носят стильные костюмы. В целом зрелище выглядит респектабельно-содержательным и предоставляет отличную возможность провести вечер с максимальной интеллектуальной пользой.

В то же время скептиков гложет с каждой минутой нарастающее сомнение. Согласитесь, как-то неудобно доказывать гражданам страны Достоевского, что человек — создание сложное и в нем сочетается буквально всё — от низости до самопожертвования, причем последнее может восторжествовать в самый неожиданный момент или остаться невостребованным. Режиссер этот дискомфорт чувствует и старается преобразить дидактический текст. Зачем, например, вроде бы атеистка Хиллари каждый вечер молится? Оказывается, у нее есть тайна. Девушка в 15-летнем возрасте родила дочь и теперь не знает, где ее девочка.

По британским законам при отсутствии взрослого опекуна ребенка несовершеннолетней автоматически, не спрашивая мать, отдают на усыновление, но режиссер предусмотрительно не акцентирует этот факт. Пропиши он его, и альтруистка Хиллари предстала бы чуть ли не святой, безвозвратно утратив к себе интерес. Однако зритель, не знакомый с зарубежной юриспруденцией, до финала пребывает в уверенности, что Хиллари — образ противоречивый. Бросила ребенка и теперь мучается. Найдя дочь, совершает совсем не логичный для матери поступок. А вот искусственный интеллект, над созданием которого также работают сотрудники института, при всем своем совершенстве на такие душевные сложности не способен.

В общем, чем больше в нас намешано, тем более полной жизнью мы живем. Чистый, без всяких примесей альтруизм вряд ли сделает нас счастливыми, равно как и беспредельный эгоизм. С этим режиссерским выводом трудно не согласиться.

Прямой эфир

Загрузка...