Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В минувшее воскресенье Молдавия избрала себе новый парламент. И, как это часто происходит в парламентской республике в отсутствие доминирующей политической силы, граждане страны, фигурально выражаясь, всего лишь дали карты в руки лидерам преодолевших проходной барьер партий. Сама же политическая игра после закрытия избирательных участков и подсчета голосов только начинается.

Впереди у страны сложный процесс формирования правящей коалиции — так называемая коалициада. От ее исхода в решающей мере зависит, сможет ли Молдавия вырваться из заколдованного электорального круга фактического двоевластия или же сохранит статус-кво — противостоящие друг другу на грани открытой вражды ветви власти в лице проевропейской парламентско-правительственной коалиции и проевразийского президента.

По итогам голосования 24 февраля Молдавия получила классический «подвешенный парламент»: в высший законодательный орган страны прошли четыре партии, ни одна из которых не имеет достаточного числа голосов для самостоятельного формирования кабинета министров. Формально победившие социалисты во главе с действующим главой государства Игорем Додоном оказались в сложном положении ввиду того, что остальные партии — лидеры избирательной гонки имеют явно выраженную проевропейскую ориентацию. При этом формирование очередной прозападной коалиции также является весьма проблематичным, поскольку евро-атлантическое трио «Демократическая партия»–ACUM–ШОР представляет собой скорее лебедя, рака и щуку, чем скованный общей идеологической цепью политический блок.

Ситуация осложняется и тем фактом, что половина парламента впервые избрана по мажоритарной системе, что в молдавских реалиях означает ощутимо большую гибкость депутатского корпуса в плане партийно-политической лояльности. В новое законодательное собрание вошли только три независимых члена парламента, которые теперь могут распорядиться своими мандатами без оглядки на какую-либо фракцию.

Однако остальные депутаты, формально связанные партийной дисциплиной и обязательствами, на практике могут повести себя самым неожиданным образом. Легче всего таким существенным обстоятельством могут распорядиться те участники переговоров, которые имеют наибольший финансовый ресурс. Не случайно председатель Демократической партии Молдовы, олигарх Владимир Плахотнюк уже поспешил заявить о своей готовности сформировать правящую коалицию.

В течение ближайших 45 дней — именно столько отведено законом на формирование парламентского большинства — станет ясно, смогут ли представители победивших на выборах антагонистических партий вступить в некое подобие политического «брака по расчету». Или же президенту страны всё же придется распустить недееспособный законодательный орган и назначить новые выборы.

Теоретически молдавская электоральная «сансара» может продолжаться бесконечно. Между тем очевидно, что стране сейчас как воздух необходимы политическая определенность и хотя бы минимальная стабильность. Находящиеся в постоянном конфликте ветви власти просто не могут обеспечить бесперебойную работу государственной машины. Особенно в отсутствие консенсуса относительно геоэкономического вектора развития республики.

Победа проевразийски настроенных социалистов могла бы поставить точку в затянувшемся политическом кризисе. Нормализация отношений Молдавии с Россией позволила бы республике получить эксклюзивный доступ на огромный рынок Евразийского союза и значительные российские инвестиции. При этом Москва не ставила условием такого сближения отказ от наработанных Молдавией связей с Евросоюзом. У Кишинева была возможность сделать то, что в свое время так и не удалось Киеву, — реализовать себя в качестве стратегически важного моста между Востоком и Западом — Российской Федерацией и Европой — ЕАЭС и ЕС.

К сожалению, по итогам прошедших 24 февраля выборов этот уникальный шанс, по всей видимости, снова упущен. Социалисты заняли первое место, но не победили. А значит, вместо давно назревшего определения единых политических параметров развития государства на ближайшую перспективу Молдавия вступает в очередной период политической турбулентности. Таким образом, в подвешенном состоянии оказывается не только парламент. Но и вся страна.

Автор — руководитель аналитического центра «СтратегПРО»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир