Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Меня полюбили за музыкальную мешанину»
2019-02-11 14:33:08">
2019-02-11 14:33:08
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Под ее музыку невозможно усидеть на месте, хочется вскочить и танцевать. Ее называют новой Эдит Пиаф, она же считает себя ни на кого не похожей. Французская певица Изабель Жеффруа, известная под псевдонимом ZAZ, недавно представила в Москве и Петербурге новую концертную программу и рассказала «Известиям» об отношении к нашей стране и стереотипах, от которых нужно избавиться.

— Перед концертом в Москве вы рассказывали, что новое шоу в поддержку альбома Effet Miroir, с которым вы отправились в мировой тур, сильно отличается от всех предыдущих: яркое, необычное, много света…

— Всё верно, но, в первую очередь, новая программа знаменательна музыкой, которую мы играем. В моем последнем альбоме много рока, попа, он заряжен такой сильной энергией, что, внимая ей, просто невозможно усидеть на месте, каждый раз хочется танцевать. Конечно, я не смогла отказать себе и в джазовых композициях.

В Effet Miroir вообще очень много различных жанров замешано. Люди в разных странах полюбили меня за эклектику, владение многими стилями, музыкальную мешанину. Больше всего я не люблю повторяться, поэтому всегда нахожусь в поиске новых звуков. Стиль ZAZ — это эксперименты, много экспериментов (смеется)!

 Изабель Жеффруа певица Zaz

Певица Изабель Жеффруа

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Когда я получаю песни, они всегда подвергаются изменениям, часто многочисленным, и редко предстают перед зрителями в своем первозданном варианте. Я меняю слова, меняю мелодию. Был случай, когда я взяла и уехала в Квебек к Патрику Уотсону — одному из моих самых любимых канадских музыкантов. Вместе мы искали правильную оболочку для музыки, другими словами, плотно работали над звуком. Он помогал мне в том числе и в работе над новым шоу. Теперь я с полной уверенностью, как бы пафосно это ни звучало, могу утверждать: в новой программе отражены все грани моей личности.

Также мы провели огромную работу со светом, сценой, включили в шоу видео. Я даже сделала то, чего никогда раньше не делала: поработала над своими концертными платьями со стилистом. Рассказала ему все, чего хочу, и мы создали наряды, в которых я всегда мечтала выступать. 

— Интересно, что бы вы сказали, увидев шоу российских исполнителей. Концертные программы наших звезд ничем не уступают цирку «Дю Солей»: 300 костюмов, 200 т декораций, певицы летают над зрительным залом на тросах…

— Начинка шоу зависит от вкусов артиста, умений его команды, плюс немаловажную роль играет бюджет. Если у тебя в распоряжении астрономические суммы, почему бы не закатить целое представление?

Что касается меня, я не сторонник всего этого. Человек может просто петь на улице, и джинсы у него будут дырявые, а песня западет вам в душу, заставит остановиться, просить спеть еще. Мое творчество — про это. Мне хочется дать зрителям красивый живой вокал, сделать акцент на качественной музыке, а не на ярком шоу.

— Публика с вами солидарна. На концерте в Москве была сумасшедшая энергетика.

— Да, это был очень сильный прием. Русские зрители подарили мне столько любви! Вы видели, как они пели мои песни? Они знали их на французском! Мне хотелось плакать от любви.

Эмоции, подобные тем, что я испытала на концертах в Москве и Петербурге, дают невероятный чувственный опыт. Меня вдохновляют люди, которые тратят на концерт деньги, часто трудно заработанные, а потом всецело отдаются музыке. Их энтузиазм помогает мне становиться лучше, находиться в гармонии с собой.

Певица Изабель Жеффруа во время концерта

Певица Изабель Жеффруа во время концерта

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— Когда-то вы пели на улицах Монмартра, а сейчас собираете многотысячные залы по всему миру. Такой успех любому может вскружить голову. Признайтесь, хотя бы раз чувствовали симптомы звездной болезни?

— Что? Звездная болезнь? Да бросьте, мне кажется, это такая глупость! Да, я понимаю, что очень популярна, да, у меня теперь больше денег, потому что я даю больше концертов. Но внутри меня ничего не изменилось. Раньше меня мучили внутренние терзания, и теперь мучают. Меня знают люди по всему миру, но я все та же. Это трудно объяснить, скажу так: меняется взгляд других людей на меня, но не я.

Рада, что за мной осталась привилегия, за которую я боролась с первых шагов на сцене. Привилегия играть ту музыку, которую я люблю, не идти на поводу у требований шоу-бизнеса. Когда у тебя есть свои слушатели, это прибавляет уверенности в правильности избранного пути. У нас с моими зрителями уже довольно длительные отношения. Я всегда об этом мечтала, и — вуаля (смеется)!

— Вы отыграли двухчасовой концерт, а в вас столько энергии, будто месяц отдыхали.

— Вы даже не представляете, насколько велик мой энергетический заряд. Я вообще не могу усидеть на месте. И еще я очень выносливая, репетировать могу часами, наверное, иногда это не нравится тем, кто вокруг...

— Что придает вам силы и как вы их поддерживаете?

— Моя работа, конечно же! Если бы я ее так самозабвенно не любила, то никогда не смогла бы столько гастролировать. Что касается поддержки сил, то всячески стараюсь не курить, хотя француженкам это не свойственно.

— В интервью, датированном 2012 годом, вы говорили: «Мы стали какими-то бесчувственными. Нам требуется не быть, а казаться. Мне кажется, что скоро мы вернемся к прежним ценностям, потому что все немного устали от блеска и гламура». Прошло семь лет, вам не кажется, что ничего не изменилось?

— Я думаю, что сейчас мы все живем в мире образов и стереотипов. Постоянно сравниваем себя с другими, сравниваем людей друг с другом. Пытаемся соответствовать более успешным или более, как нам кажется, счастливым. Это одна из самых больших глупостей, которую только можно придумать. Нельзя терять себя, свою индивидуальность. Важно чувствовать, что на самом деле нужно тебе. А чтобы быть, как все, не требуется никаких душевных затрат.

Я хочу, чтобы люди всегда и во всем начинали с себя, понимали и слышали друг друга, делали то, что им действительно по душе. Мы всегда можем изменить окружающий мир, а уж свои недостатки тем более поддаются исправлению. Не нужно говорить: «Я такой, какой я есть, и меняться я не собираюсь». Только от нас зависит, какую жизнь мы проживем и чем ее закончим.

Певица Изабель Жеффруа

Певица Изабель Жеффруа

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— Вы, например, в свое время сначала остались на второй год, а потом и вовсе бросили школу. Получается, что не всегда нужно быть, условно говоря, хорошей девочкой?

— Все индивидуально. То, что хорошо для меня, может быть плохо для других. Нельзя сказать: «Я сделала так, и я советую делать так всем». Каждый должен отвечать за себя, свои поступки, слушать себя и свою интуицию. Испытания, которые нам встречаются, тоже могут стать способом решения проблем. Преодолевая трудности, мы получаем новый опыт, который впоследствии помогает нам на жизненном пути. Главное — получать удовольствие от жизни. Если вы его имеете, всё будет хорошо.

— Вы объехали нашу страну вдоль и поперек, даже прокатились по Транссибирской магистрали, чем не может похвастаться подавляющее большинство россиян. Вам нравится Россия?

— Когда я общаюсь с журналистами из Москвы и Петербурга, они нередко удивляются, что я, француженка, побывала и в Комсомольске-на-Амуре, и в Иркутске, и в Новосибирске, и даже на озере Байкал. Ваша страна очень богатая, а вы, ее жители, такие разные... Люди во Владивостоке совсем не похожи на людей в Москве, например.

Русские мне нравятся. В первую очередь я хочу отметить ваш романтизм, чувствительность и глубину души. Когда при общении спадают маски, я вижу, насколько вы добрые и открытые. Русские очень образованные, культурные и любознательные. Считаю, это очень важно. В вашей душе есть некая поэзия… Как и в русской литературе, ваши эмоции скрыты где-то глубоко, но когда вы раскрываетесь, начинаете относиться к человеку с доверием, то расцветаете.

— Это очень приятно слышать.

— Я действительно так думаю!

Справка «Известий»

Изабель Жеффруа училась в Центре информации и музыкальной деятельности Бордо (Centre d’information et d’activités musicales, CIAM). Музыкальную карьеру начала в блюзовой группе Fifty Fingers.

Участвовала в ансамблях, выступала в составе баскского эстрадного оркестра Izar-Adatz и группе Don Diego, исполняющей латинский рок. В 2006 году певица переехала в Париж, пела в барах и на улицах. В 2010 году издала первый студийный альбом ZAZ, который был продан тиражом 400 тыс. экземпляров. Всего артистка выпустила четыре альбома.