Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Экономика
Правительство расширило субсидии и гранты для животноводов и сельхозпроизводителей
Мир
Будапешт назвал потолок цен на нефть РФ вредным для европейской экономики
Мир
В нескольких областях Украины объявили воздушную тревогу
Спорт
Сборная Аргентины обыграла Австралию и вышла в четвертьфинал ЧМ-2022
Спорт
Месси побил рекорд Марадоны и Роналду по количеству голов на чемпионатах мира
Армия
Связисты под шквалистым огнем боевиков эвакуировали раненых сослуживцев
Спорт
Исмаилов одержал победу над Шлеменко
Мир
Ирландский политик призвал главу ЕК поспособствовать приближению мира на Украине
Мир
Зеленский назвал установленный ЕС ценовой потолок на нефть из РФ в $60 несерьезным
Мир
Ракета выпущена из сектора Газа в сторону Израиля
Мир
Лукашенко заявил о нежелании войны
Мир
В США предрекли Украине потерю юга и левобережья Днепра

Пьер Безухов в Skype: «Апология заблуждений» сталкивает стили и идеи

Выставка Московского музея современного искусства посвящена постсоветским художественным явлениям
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Какой путь прошло отечественное искусство за постсоветский период? Какое будущее рисуют современные художники и каким видят прошлое? Попытку ответа на эти вопросы предлагает Московский музей современного искусства, представивший последний масштабный выставочный проект 2018 года: «Апология заблуждений». Впрочем, даже четвертьвековая дистанция не позволяет определить, что же из этих заблуждений было истиной.

Весь третий этаж здания на Петровке, 25 отдан под картины и арт-объекты российских художников — начиная с нонконформистов-шестидесятников (Владимир Янкилевский, Михаил Рогинский, Владимир Немухин) и заканчивая молодежью, только выходящей на мировую арт-сцену (Ольга Солдатова, Анастасия Кузнецова-Руф). Большинство произведений — из собрания галереи «Файн Арт» и частных коллекций.

По идее кураторов, каждый зал должен представлять какое-либо стилевое направление: абстракционизм, соц-арт, постмодернизм... Но пытаясь «рассортировать» явления в своем сознании, зритель сталкивается с принципиальной невозможностью разложить все по полочкам. Картина вырисовывается слишком пестрая и в то же время монолитная в плане самого отношения к жизни и искусству.

Прежде всего можно говорить о тотальной иронии, объединяющей вещи, подчас совершенно разные по технике и эстетике. Где-то она явная — например, в серии Дмитрия Шорина «Война и мир» (2009): события романа Толстого там представлены как скриншоты рабочего стола компьютера с перепиской Наташи Ростовой, Андрея Болконского и Пьера Безухова в Skype. А где-то ощущение несерьезности образа — лишь подспудное, но оттого и более интересное. Прекрасный холст «По волне моей памяти» (2010) Александра Виноградова и Владимира Дубосарского с нарочито изящным изображением девушки, проходящей мимо припаркованных машин, выглядит оммажем оттепельным полотнам Юрия Пименова. Но присущая арт-дуэту глянцевость мешают принять это за чистую монету. Скорее — за попытку пародии на советский стиль и одновременно на мир модных журналов.

Здесь нельзя упустить еще одну тенденцию. В «Апологии заблуждений» авторы пытаются разобраться с прошлым, найти в образах минувших дней ключ к чему-то важному. Порой через отрицание — нагромождение черных деревянных блоков в работе Игоря Шелковского «Отравленная атмосфера» (2013) складывается в серп и молот. Местами через пародию: «Девочка с персиками» Гоши Острецова (2005) переводит сюжет Валентина Серова на язык комиксов, а Александр Савко в работе 2015 года заменяет девочку «Утра» Татьяны Яблонской (1954) розовой пантерой.

Стремление снова и снова осмыслять советские мотивы, образы, жизненные реалии естественно — все участвующие в экспозиции художники родились еще в СССР. Но вырастают ли из этой рефлексии новые смыслы, новая эстетика, сопоставимая по значимости и выразительности с тем же соцреализмом? Каждый зритель может ответить для себя сам. Однако на этом фоне более самобытно и самодостаточно выглядят немногие работы, лишенные социального и исторического подтекста, постмодернистской фиги в кармане.

Целая стена в экспозиции отдана абстракционисту Игорю Вулоху, и его небольшие холсты и листы, пульсирующие цветом и завораживающие танцем линий, вступают в диалог с размытой фигуративностью архитектурных образов Валерия Кошлякова, карточными играми Владимира Немухина, цветочными композициями Лаврентия Бруни... И в подобной выключенности из актуального контекста видится попытка шагнуть не в прошлое и даже не в будущее, а в вечность. Пусть даже это и заблуждение.

 

Читайте также
Реклама
Прямой эфир