Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Портрет коррупционера: энергичный, образованный 40-летний семьянин

В Генпрокуратуре провели исследование, которое выявило основные черты взяточников
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Люди, склонные к коррупции, в большинстве своем активны, коммуникабельны, стрессоустойчивы, имеют высшее образование и состоят в браке. Чаще всего это мужчины старше 40 лет, которые не злоупотребляют алкоголем и не склонны к нарушению общественного порядка. К такому выводу пришли авторы исследования социального портрета коррупционера, проведенного в Генпрокуратуре РФ. Эксперты отмечают, что это описание пассивного коррупционера — того, кто берет взятки. Его следует дополнить портретом тех, кто эти взятки дает.

Приятные во всех отношениях

Как рассказал «Известиям» начальник Управления взаимодействия со СМИ Генпрокуратуры РФ Александр Куренной, расхожее мнение, будто коррупционеры — меркантильные и жадные люди, стремящиеся к статусу, престижу и власти, — не вполне соответствует действительности. На самом деле, наиболее значимые черты характера, которые присущи гражданам, совершившим коррупционные преступления, — это энергичность, инициативность, высокие работоспособность и стрессоустойчивость, выраженные организаторские навыки.

Такие люди, как правило, прагматичны и отличаются устремленностью к конкретным результатам. Им также свойственны готовность жестко отстаивать свои интересы и эгоизм.

— Для коррупционеров характерно наличие специфических социально-демографических признаков, отличающих их от остальных преступников, — пояснил Александр Куренной. — Так, должностные преступники, как правило, старше по возрасту, чем лица, осужденные за другие правонарушения. Средний возраст взяточника — около 40 лет. Большинство преступлений коррупционной направленности совершается мужчинами. Вместе с тем доля женщин среди лиц, совершивших преступления коррупционной направленности, почти в два раза выше, чем среди других категорий преступников.

По словам официального представителя Генпрокуратуры, 84% взяточников имеют высшее образование. Как правило, у них есть жилье, они состоят в браке, у большинства есть дети. 67% осужденных коррупционеров, участвовавших в исследовании, заявили, что для них главная ценность — семья.

— Типичный коррупционер, как правило, не злоупотребляет спиртными напитками, не принимает наркотики, в быту ничем отрицательным не выделяется, не склонен к нарушению общественного порядка, — сказал Александр Куренной.

Корыстная мотивация — главное, что толкает этих людей на преступление. Но только треть из них пожаловалась на изначально низкое материальное положение. Нередко мотивами к противоправным действиям были потребность в самоутверждении, повышении своего авторитета, обладании властью, а также месть за несправедливость со стороны руководства и корпоративная солидарность. Лишь четверть коррупционеров считают, что к преступлениям такой направленности толкают низкие морально-нравственные качества.

Сами осужденные за взятки ставят коррупцию на второе место среди главных проблем России, тогда как остальные граждане отводят ей лишь девятое место.

— Отчасти этот факт можно объяснить лучшей осведомленностью коррупционеров о масштабах проблемы в стране, — сказал «Известиям» Александр Куренной.

Интересно, что более трети таких людей уверены в целесообразности совершения преступления при сохранении за ними прав на имущество, добытое коррупционным путем. Даже несмотря на наказание в виде лишения свободы.

Недооцененная проблема

Завкафедрой основ правоохранительной деятельности РАНХиГС Александр Романов объяснил столь «положительный» портрет коррупционера тем, что взятки берут люди, которые могут воспользоваться своим должностным положением. Но этого положения еще нужно достичь — как раз с помощью тех качеств, которые попали в описание.

Эксперт отметил, что в европейской гражданско-правовой конвенции о взяточничестве есть понятия, которые у нас еще не устоялись, — пассивная и активная коррупция. Составленный портрет соответствует образу пассивного коррупционера — того, кто берет взятку.

— Активные коррупционеры — это граждане, дающие взятки, но их портрет мы не составляем, — сказал Александр Романов. — Такой срез очень однобокий. Активная коррупция — это самый примитивный и простой, но очень действенный способ населения контролировать власть. Гораздо сложнее это делать через выборы, формирование общественного мнения, выставление требований в рамках Конституции. Граждане смотрят в зеркало и видят себя очень хорошими и приличными, потому что плохие — взяточники, на которых сливается социально-психологический негатив.

Исходя из этого, по мнению Александра Романова, бороться с взяточничеством нужно как с социальным явлением.

Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов считает, что полученный портрет — усредненный и скорее соответствует образу среднестатистического чиновника.

— Социальный портрет коррупционеров в разных сферах будет различаться. Один — для таможенников и налоговиков, которые большинстве своем образованные, интеллигентные люди с семьями, другой — для руководителей сферы ЖКХ, которые как будто вышли из 1990-х годов, — сказал эксперт «Известиям».

По его мнению, довольно часто коррупционеры не очень хорошо воспитаны, а их образование — купленное.

— Коррупционеры не похожи между собой, как и всё наше общество. Но по большей части они хамоватые, самонадеянные и самовлюбленные, ведут себя нескромно в одежде, в быту, а нормально держатся только перед вышестоящим начальством, — добавил Кирилл Кабанов.

Эксперт напомнил, что президент России назвал коррупцию угрозой национальной безопасности — наравне с терроризмом. По мнению Кирилла Кабанова, граждане недооценивают проблему коррупции, так как не понимают, что она за собой влечет большую часть социальных недугов. Россияне воспринимают коррупцию как взятку, а не как бизнес. Они не осознают, что это нарушение конкуренции, которое приводит к удорожанию любого проекта, начиная с лекарств и заканчивая стоимостью жилья.

 

Прямой эфир