Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Для меня концерты — главное в жизни»

Народный артист СССР Юрий Башмет — о верности профессии, экспериментах с рок-звездами и оркестре мечты
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

17 октября в московском концертном зале «Зарядье» будет показана музыкально-драматическая постановка «Страсти по Пиковой даме». Автор идеи и концепции этой фантазии на тему оперы Чайковского — альтист, художественный руководитель и главный дирижер занятого в спектакле оркестра «Новая Россия» Юрий Башмет. В преддверии столичного выступления народный артист СССР рассказал «Известиям» о творческом эксперименте с классикой и воспитании новых поколений музыкантов.

— «Страсти по Пиковой даме» — вольная адаптация оперы Чайковского для драматической сцены. Как вы пришли к этому жанру?

На протяжении уже семи лет мы каждый год создаем полноценную постановку оригинального музыкально-литературного спектакля. Пишется сценарий, собирается музыкальная основа, делаются большие декорации, шьются костюмы, приглашаются режиссеры, композиторы и т.д. И каждый раз на основе известного сюжета рождается нечто новое.

Премьеры проходят в рамках Зимнего международного фестиваля искусств в Сочи, там мы экспериментируем. А затем спектакли демонстрируются и в других городах. Я очень рад, что новый концертный зал «Зарядье» решил в течение одного сезона показать в Москве всю серию наших спектаклей. До Нового года это будут «Страсти по Пиковой даме», «Фантастическая Кармен» и «Евгений Онегин». А в 2019-м, я надеюсь, мы покажем москвичам и остальные наши постановки.

— Народная артистка СССР Ирина Богачева поет Графиню не только в вашем спектакле «Страсти по Пиковой даме», но и на сцене Мариинского театра. Как вам с ней работалось? И сразу ли она откликнулась на ваше предложение?

— Для меня работа с этой певицей, актрисой, фантастическим музыкантом — просто огромная радость, невероятное счастье и удовольствие. Мы давным-давно знакомы с Ириной Петровной. И она с радостью откликнулась на мое приглашение участвовать в «Страстях по Пиковой даме». Меня восхищает то, как каждый раз она готова к репетициям. Своей собранностью, профессионализмом она всем нам показывает, что такое настоящая оперная певица, серьезная школа. И это дорогого стоит.

— Глядя ваши спектакли, понимаешь: вы человек с чувством юмора и даже немного хулиган. В спектакле «Севильский цирюльник» Евгений Стычкин готовит пасту, угощает ею зрителей, а потом еще и вина наливает. Эффектный ход оправдан для постановки?

— Спектакль «Севильский цирюльник» мы поставили с Виктором Крамером. Женя Стычкин нужен нам был как драматический актер. Но могу точно сказать: всё, что он делает на сцене, — готовит ли пасту, наливает ли вино, — придумано совершенно не для того, чтобы расположить публику.

Когда мы занимались постановкой этого спектакля, то попробовали пойти по очень непростому пути в плане драматургии. Мы решили, что каждая ария, каждая сцена должны быть самостоятельными номерами, но в результате всё должно было сложиться в единое целое. И такие вещи, как приготовление пасты, нам нужны, чтобы выдержать драматургию всего спектакля.

— Сейчас завоевать публику не так просто. Приходится ли идти ей навстречу, придумывать интересные ходы, приглашать медийных лиц?

— Публике нужно давать искренность и настоящие эмоции. Общаться с душами людей, с их внутренним миром. Именно это для меня ценно. И я уверен, зрители ждут именно этого. Искусство должно делать людей лучше, а не просто поверхностно развлекать. Обращать внимание только на внешнюю сторону процесса — значит идти против искусства, обманывать людей.

— В последнее время стало модно устраивать совместные проекты и выступления эстрадных и классических музыкантов. Игорь Крутой писал музыку для Дмитрия Хворостовского, Робби Уильямс и Аида Гарифуллина пели дуэтом на открытии Чемпионата мира по футболу, вы же играете с Дианой Арбениной. Зачем нужны подобные тандемы?

— Для меня это возможность попробовать что-то необычное, интересное. Но важно, чтобы это было профессионально с обеих сторон. Мы делаем концерт не ради самого факта выступления с музыкантом из другого жанра, а для того, чтобы результат нашей совместной работы был творчески состоятельным и содержательным.

— Несколько лет назад у вас был цикл концертов, где музыканты оркестра «Солисты Москвы» играли на инструментах определенного мастера: Страдивари, Гварнери, Вильома... Вы бросили эту традицию?

— Откуда взялась информация, что мы бросили эту традицию? Вот буквально в этом январе, на одном из концертов оркестра «Солисты Москвы» в рамках моего юбилейного фестиваля, мы играли на инструментах итальянских мастеров из собрания Государственной коллекции музыкальных инструментов России.

Конечно, мы никогда не делали это часто. Получить такое количество высококлассных инструментов одновременно — непростое дело. Но как минимум раз-два в год мы подобные концерты проводим. И не только в Москве, но и в городах России. Помимо этого, у нас есть целая серия таких выступлений в зарубежных столицах.

— Вашему альту работы Тестори в этом году 260 лет. Многие музыканты воспринимают свой инструмент как живой. А вы чувствуете что-то подобное?

— Я всю свою жизнь играю на этом альте, с первого курса консерватории. И для меня он абсолютно живой организм. Он может расстроиться, даже чуть-чуть ненадолго обидеться на меня. Но при этом мы с ним сохранили невероятную заботу друг о друге.

— Вы любите кино, дружите с известными кинематографистами. Но лишь Сергей Соловьев дал вам роль в своих картинах «2-АССА-2» и «Анна Каренина». Неужели больше никто из режиссеров не хотел задействовать вас?

— Нет, было огромное количество предложений и до, и после съемок у Сережи. Например, я должен был вместе с Олегом Янковским сниматься в «Крейцеровой сонате». Но только Сережа, приглашая меня сниматься, не то что обхитрил меня, но лучше всех подготовился. Мы дружим, наверное, 100 лет. Однако он пришел на встречу со мной не просто с желанием убедить, а с моим репетиционным и концертным графиком. И распланировал дни съемок так, чтобы они не пересекались с моими концертами. Этим меня и подкупил.

У меня не нашлось возможности сказать ему нет. Ведь единственное, на что я мог сослаться при отказе — это на мой концертный график. Все-таки для меня главное в жизни — концерты. И их я отменять ради съемок никогда не буду. 

— У вас был телевизионный проект «Оркестр будущего», посвященный поиску талантливых детей по всей стране. Откуда появилась эта идея?

— Проект стал одним из этапов существования Всероссийского юношеского симфонического оркестра. Мы придумали этот коллектив еще в 2012 году. Проехали по всей России, прослушали огромное количество талантливых ребят. После чего впервые создали коллектив, объединяющий молодых музыкантов в возрасте от 10 до 22 лет из разных городов нашей страны.

А два года назад, мы решили совместно с телеканалом «Культура» сделать на базе отбора, репетиций и турне серию передач «Оркестр будущего». Сейчас мы уже практически сняли второй цикл — «Оркестр будущего 2». Надеюсь, его покажут сразу после Нового года.

— Вы следите за тем, как складывается судьба этих ребят после вашего проекта?

— Мы внимательно следим за их судьбами, всячески помогаем им, поддерживаем их творческое становление. Это вопрос важный для меня и совершенно не сиюминутный. Сохранение и развитие профессионального музыкального образования в нашей стране, самого понятия «русская исполнительская школа» играет в моей жизни сейчас просто колоссальную роль. Это моя личная ответственность за будущее профессионального музыкального искусства в нашей стране.

— Вы объехали весь мир, играли в самых престижных концертных залах. Чем вас можно удивить? Чем вы готовы восхищаться?

— Я все так же удивляюсь, радуюсь, волнуюсь, одним словом, испытываю всю гамму чувств в каждом городе, концертном зале, на любом выступлении. И для меня важно сохранять это уникальное ощущение эмоций, рождающихся на сцене.

 

Читайте также
Прямой эфир