Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Власти Маврикия не выявили холеры после карантина на круизном лайнере
Наука и техника
На Земле началась неожиданная магнитная буря
Экономика
В МИД Бразилии сообщили о расширении поставок мяса и рыбы в Россию
Происшествия
ПВО сбила три беспилотника над Белгородской областью
Мир
Хуситы заявили о непричастности к повреждениям кабелей в Красном море
Общество
В Смоленской области арестовали организатора и 11 членов созданной в 1990-х ОПГ
Мир
Британия заявила об отсутствии планов по «широкомасштабной» отправке войск на Украину
Экономика
Стоимость биткоина превысила $57 тыс. впервые с 1 декабря 2021 года
Армия
Минобороны РФ подтвердило уничтожение первого танка Abrams в зоне СВО
Мир
Лавров заявил, что РФ не оправдывает атаки хуситов на суда
Мир
Власти Литвы признали угрозой нацбезопасности почти 400 россиян
Мир
В Варшаве 10 тыс. фермеров вышли на марш в центре города
Мир
Беженцев в Германии решили привлечь к выполнению общественных работ
Авто
В Белоруссии начнут выдавать водительские права сроком на 20 лет
Армия
Российские силы за неделю выбили ВСУ из трех населенных пунктов в ДНР

Три апельсина и 33 удовольствия: опера Прокофьева вернулась в МАМТ

Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко устроил меломанам интеллектуальный квест
0
Фото: stanmus.ru/Олег Черноус
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Музыкальный театр на Большой Дмитровке возобновил оперу Сергея Прокофьева «Любовь к трем апельсинам». Показы прошли в рамках приуроченного к 100-летию труппы фестиваля сочинений композитора. Режиссер Александр Титель, художник Владимир Арефьев и дирижер Александр Лазарев превратили спектакль в интеллектуальный квест.

Рисуя персонажей оперы, авторы спектакля создают микс из всех слоев современного общества. Король Треф у Тителя напоминает успешного бизнесмена, Принц — драматического актера. Команда недоброжелателей в составе Леандра, Клариче и Фаты Морганы — мафиозную группировку. В роли трагиков и комиков выступают строители, пожарные, полицейские, врачи скорой помощи и журналисты.

— Мы хотели отразить жанровое многообразие партитуры, поиграть во все игры, предложенные композитором. Воспринимая музыку и сценическое действие, зритель получает удовольствие от наложения пластов, смыслов и исторических параллелей, — рассказал «Известиям» Александр Титель.

Стилистического разнообразия постановке и правда не занимать. Действительность в ней соседствует с художественными отсылками ко времени создания оперы. А именно — к конструктивизму 1920-х годов. Причастность эпохе ощущается не только в геометрии сценического пространства (главными инструментами Владимира Арефьева стали круги и прямоугольники). Аллюзии на известные шедевры мелькают то там, то здесь. Режиссер подает их в качестве опознавательных знаков, вплетая в развитие действия.

В танцовщице на круглом постаменте, развлекающей Принца-ипохондрика, опознается «Девочка на шаре» Пикассо. Изломанные позы полуобнаженных принцесс «сошли» с «Натурщицы» Татлина. А разлетающаяся фигура в начале спектакля — имитация «Черного квадрата» Малевича.

Во втором акте спектакля конструктивизм сменяет урбанизм (еще одна параллель с временем рождения оперы). В путешествии за апельсинами Принц пользуется новейшими достижениями технического прогресса тех лет. До владений Креонты герой добирается на пароходе с поршневым двигателем и винтовом самолете. Жаркую пустыню пересекает с помощью железного вентилятора. В замок короля влюбленные возвращаются на знаменитом историческом поезде «Голубой экспресс».

Другой стилистический пласт представлен авторским текстом Тителя на интерактивное табло. Сатирические афоризмы, комментирующие действие, апеллируют к советским лозунгам. Некоторые, по словам режиссера, перекликаются с агитационными плакатами «Окон РОСТА» Маяковского. Как, например, вывод создателей: «Смешно!», загорающийся на табло ближе к концу оперы.

С финальным резюме можно поспорить: погружаясь в художественно-исторический контекст постановки, зритель отвлекается от комедийных хитросплетений сказки. Многообразие отсылок, параллелей, смыслов побуждает, скорее, к интеллектуальному восприятию, чем к развлечению. И здесь на помощь приходит музыка Прокофьева, блестяще интерпретированная артистами театра.

Искрометные пассажи струнных, переливы деревянных духовых, фанфары меди, тонко обыгранные оркестром под управлением Александра Лазарева, взаимодействуют в спектакле с яркими характерными голосами. Александр Нестеренко (Принц) отличился причудливым, фантастическим тембром в комических эпизодах. Наталья Мурамыдова (Фата Моргана) — бравурными колоратурами в высоком регистре. Героем вечера стал Валерий Микицкий (Труффальдино), впечатливший публику виртуозной буффонной скороговоркой.

 

Прямой эфир