Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Латвия объявила Россию страной — «спонсором терроризма»
Мир
В МО заявили о ликвидации половины личного состава двух бригад ВСУ
Мир
Арестович рассказал о просьбах европейцев «добить Россию»
Общество
Парламентарии предложили повысить МРОТ до 30 тыс. рублей
Армия
Российские десантники осуществили захват опорного пункта ВФУ
Мир
МИД РФ назвал обстрелы ЗАЭС со стороны ВСУ актом ядерного терроризма
Мир
Боррель призвал европейцев быть готовыми «заплатить» за поддержку Украины
Мир
Эстония закроет границы для россиян с шенгенскими визами
Мир
Турция отказалась подключаться к санкциям против РФ в области энергетики
Мир
Москва назвала шовинизмом призывы прекратить выдачу россиянам шенгенских виз
Мир
Politico призвало Зеленского признать факты преступлений ВСУ
Экономика
Шольц призвал Россию забрать турбину для «Северного потока»

Планы на настоящее

Экономист Антон Табах — о том, какие возможности есть у ЦБ в условиях волатильности на рынках
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В пятницу состоится заседание совета директоров Банка России, на котором будет решаться вопрос о ключевой ставке. В отличие от последней встречи в июле с предсказуемым итогом и относительно нейтральным внешним фоном, теперь и решение, и заявления ЦБ будут изучать под микроскопом. А от их взвешенности будет зависеть стабильность российской финансовой системы.

Важно понимать, что турбулентность на валютном и долговом рынках в последние несколько недель в основном случилась по причинам, находящимся вне контроля Банка России. Пошедшая вразнос ситуация в экономиках Аргентины и Турции и более быстрое, чем ожидалось, повышение ставок в США привели к распродаже активов на развивающихся рынках и «бегству в доллар». Россия уже много лет готовилась к кризису такого рода, рекордные доходы от экспорта и разные «кубышки» обеспечивают запас прочности. Но попадать в такие ситуации всё равно неприятно. Эмоции и риски новых санкций, в том числе на оборот российских гособлигаций, усилили отток с рынка иностранцев и резкий рост доходности по ОФЗ. Распродаваемые на страхах бумаги давят на рынок, гонят вверх ставки и ослабляют рубль, а выводимые из страны средства уже привели к увеличению вывоза капитала.

В теории, Банк России мог бы не обращать внимание на неблагоприятный фон. Бюджет находится в очень хорошем состоянии, погашения долга не слишком велики, правительство может себе позволить не занимать на рынке. В отличие от 2014 года рубль в свободном плавании — поэтому специально поддерживать его бессмысленно, особенно если считать, что резкое ослабление — эмоциональное и временное, и в разумные сроки всё вернется на круги своя. Согласно принципам «инфляционного таргетирования» регулятора должен волновать не курс или ставки на рынке, а только уровень инфляции. А прогнозы по ней могут быть истолкованы самым разным образом.

Уже больше года — с июля 2017 года — инфляция находится ниже целевого уровня ЦБ в 4% в год. После рекордных минимумов первых месяцев этого года она ускорилась, но всё еще очень далека от целевого показателя. Потребительский спрос остается низким, а ослабление рубля также значительно слабее влияет на цены, чем это было четыре или 10 лет назад — импортозамещение и контрсанкции привели к определенным результатам. Рост инфляции, в том числе в связи с повышением НДС, был заложен в прогнозы ЦБ. Более того, распродажа облигаций уже резко повысила стоимость привлечения средств банками и реальным сектором. Волна заявлений о повышении ставок по ипотеке — только первая ласточка последствий для населения и бизнеса.

Именно доходность по ОФЗ, а не ключевая ставка влияет на ставки по депозитам, стоимость кредитов и ипотеки. Рост рыночных ставок сам по себе охлаждает кредитную активность и ведет к антиинфляционным последствиям. Поэтому темп усиления инфляции, скорее всего, будет достаточно умеренным — на фоне тряски остальных рынков. Реальная процентная ставка в России остается одной из самых высоких в мире, особенно если базировать ее на данных рынка госдолга, а монетарная политика — сверхжесткой, даже при некотором росте инфляционных ожиданий.

Именно поэтому повышение ключевой ставки вслед за зарубежными коллегами будет довольно бесполезным решением — для охлаждения эмоций этого мало, а в способности ЦБ быть жестким в своей политике никто не сомневается. Наоборот, после повышения ставки инвесторы, особенно спекулятивные, почуют запах крови и усилят атаку на рубль и ОФЗ. И тогда возможно повторение событий конца 2014 года — с внеочередными резкими повышениями ставок для охлаждения излишне разыгравшихся спекулянтов, но с высокой ценой для реального сектора.

Проблемой является не неуверенность в регуляторе, а страхи отсутствия механизмов стабилизации рынка в случае наиболее жесткого варианта санкций и бегства нерезидентов. Именно поэтому уверенность в наличии инфраструктуры и готовности ЦБ и российских банков переварить сбрасываемые облигации крайне важна для стабильности рынка. Сохранение жесткой риторики в заявлениях и ключевой ставки на высоком уровне уже заложено в ожидания участников рынка. А для снижения нервозности хотелось бы видеть план действий на случай новых атак на рынок долга. Без этого надо опасаться, что кредитное сжатие приведет к удару по кредитованию и снижению темпов роста еще до вступления в силу новых налогов, которое не очень сложно предотвратить упреждающими мерами.

Автор — управляющий директор по макроэкономическому анализу и прогнозированию «Эксперт РА»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Читайте также
Реклама
Прямой эфир