Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В обращении Владимира Путина к россиянам, посвященном изменениям в пенсионной системе, ряд прозвучавших предложений напрямую адресован нашим женщинам.

Первое касается снижения возраста выхода на пенсию с 63 до 60 лет — таким образом, разница с мужчинами составит пять лет. Второе — смягчение требований к стажу, дающему право выхода на досрочную пенсию, — для женщин 37 вместо заявленных 40 лет.

Сделано это было по одной простой причине, с которой наверняка согласится подавляющее большинство россиян. Как справедливо отметил глава государства: «В нашей стране отношение к женщинам особое, бережное. Мы понимаем, что они не только трудятся по основному месту работы, на них, как правило, весь дом, забота о семье, воспитание детей, хлопоты о внуках».

И, наконец, еще одна инициатива, незаслуженно оставшаяся на втором плане при обсуждении президентских решений, — это существенные льготы для тех женщин, кто имеет трех и более детей в своей семье. Речь идет о том, что если у женщины трое детей, то она сможет выйти на пенсию на три года раньше срока. Если четверо детей — на четыре года раньше. А для тех, у кого пять и более детей, пенсионный возраст наступит раньше на целых 10 лет — в 50.

Переоценить данную меру поддержки сложно. Это, со всей очевидностью, справедливо по отношению к таким женщинам: родить и поднять на ноги одного ребенка — уже тяжелый труд. Трех и больше — настоящий подвиг. Разумеется, здесь я имею в виду именно тех матерей, которые пошли на этот шаг осознанно и прикладывают реальные усилия по воспитанию своих детей.

Кроме того, эта инициатива президента подразумевает и расширение мер, направленных на решение демографических проблем в России. Стоит ли отдельно упоминать, что они и стали одной из главных причин пенсионной реформы? 

По сути, сегодня мы получаем новый элемент сформировавшейся за многие годы целой системы поддержки материнства и повышения рождаемости. Системы, которая включает в себя защиту трудовых прав беременных и многодетных матерей. К примеру, не допускается расторжение трудового договора по инициативе работодателя с женщиной, занимающейся воспитанием трех и более малолетних детей.

На протяжении более 10 лет работает программа материнского капитала, которой воспользовались миллионы наших сограждан. Если в 2007 году было выдано 313,8 тыс. сертификатов, то в 2017-м их количество составило уже 725 тыс.

Стоит отметить и новые формы поддержки многодетных семей, которые заработали с начала 2018 года. Здесь и ежемесячная денежная выплата при рождении первого ребенка и до достижения им полутора лет, и расширение возможностей использования уже упомянутого материнского капитала. Тут и запуск специальной программы ипотечного кредитования, предполагающей субсидирование процентной ставки свыше 6% для семей со вторым или третьим ребенком, — по оценкам Минстроя, в ближайшие пять лет эта программа может охватить свыше 500 тыс. семей. И, что немаловажно, ликвидация очередей в яслях — за два года планируется создать, только вдуматься, свыше 326 тыс. мест.

О различных программах, мерах и формах поддержки можно писать еще достаточно долго. Как и о том, что на них ежегодно тратятся сотни миллиардов бюджетных рублей. И это целевые деньги, которые в большинстве своем идут напрямую в российские семьи.

Но главное заключается в том, что, несмотря на объективную экономическую ситуацию и весьма ограниченные ресурсы, государство не только не отступает от своих обещаний, но и наращивает усилия в этой сфере. Всё это делается для того, чтобы молодые семьи знали: они не останутся наедине с теми проблемами и вопросами, которые возникают при рождении детей. Чтобы молодые мамы понимали, что им помогут и финансово, и с обеспечением жильем и местами в дошкольных учреждениях, и по многим другим направлениям. Включая заслуженный досрочный выход на пенсию.

Тем более что запрос на такую поддержку будет только расти. Как говорят социологи, если в 2014 году в России считали нормой иметь трех детей в семье только 28% сограждан, то сейчас таких уже 43%. Притом что доля тех, кто полагает, что в семье должен быть только один ребенок, снизилась за четыре года с 10 до 3%.

Автор — политолог

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир