Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Это просто традиционное киевское вранье»

Писатель и общественный деятель Захар Прилепин — о причастности Киева к гибели главы ДНР Александра Захарченко
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

К убийству главы ДНР Александра Захарченко в любом случае причастен Киев, однако мотивы могли быть самыми разными: в его гибели могли быть заинтересованы как военные, потерпевшие поражение в ходе недавних боевых действий, так и политики, желавшие использовать теракт для дестабилизации ситуации в Донбассе. Об этом «Известиям» заявил писатель Захар Прилепин, участник боевых действий в ДНР и ЛНР, в недавнем прошлом — советник погибшего лидера самопровозглашенной республики. 

— Некоторые эксперты и политики в России заявили, что убийство Александра Захарченко создает серьезную угрозу реализации Минских соглашений — вплоть до их «обнуления». Что вы думаете по этому поводу?

— Не согласен. Российских политиков можно условно разделить на два лагеря: один лагерь дипломатически-переговорческий, настроенный на долгое поэтапное разрешение вопроса, а второй — ну, ястребами мы их не назовем, но они настроены более радикально. Но ни тот ни другой лагерь не допускает «слива» Донбасса, о котором с ликованием заявляет сейчас Украина, сдуру подумавшая, что всё идет к этому. А к этому ничего не идет.

— Сразу после гибели Александра Захарченко МИД России заявил, что «есть все основания полагать, что за его убийством стоит киевский режим». Вы тоже думаете, что без «руки Киева» тут не обошлось?

— Здесь в любом случае не обошлось без Украины, без Киева, а интересы могут быть самые разные — политические, финансовые, военные, а может быть средоточие и тех, и других, и третьих интересов. Но количество людей, которые на Украине точили зуб на Захарченко, колоссально — от отдельных фанатиков и его «кровников», которые потерпели поражение от него на полях битвы, до политиков, которые были уверены, что так можно дестабилизировать ситуацию в Донбассе, и до олигархата, который хотел бы там властвовать, как это было раньше.

— Удастся ли Киеву дестабилизировать ситуацию в республике?

— Уже не удалось. Были попытки посеять панику, хаос, но в тот же день стало понятно, что республика под контролем. Всё будет так, как оно и есть сейчас. Ни о каком мирном русле говорить не приходится, конечно. Будут столкновения на передовой, но о масштабном наступлении Украины тоже речь не идет совершенно. Они боятся это делать и делать этого не будут.

— Что вы думаете о назначении Дмитрия Трапезникова и.о. главы ДНР?

— Конечно, я знаю Дмитрия Трапезникова. Я много времени провел с ним, и в книге «Всё, что должно разрешиться… Хроника идущей войны» есть много разговоров с ним, его воспоминаний о том, как он пришел к своим взглядам, где он находился во время майдана, как воевал. Там же всё окружение Захарченко — действующие офицеры ДНР, все участвовали в боевых действиях.

Трапезников занимал ведущие политические должности и отвечал за очень разнообразные задачи — от экономических до медийных. Это человек с большим опытом, профессионал. Осознавая, что найти полноценную замену Захарченко практически невозможно, о Трапезникове могу сказать, что это очень действенный, собранный, четкий и последовательный человек.

— Версия Киева о том, что Захарченко мог быть убит в результате криминальных разборок, связанных с неким перераспределением бизнеса, имеет под собой хоть малейшие основания? По вашим данным, у Захарченко были конфликты с бизнесом в регионе?

— Киев прекрасно знает, кто это сделал, знает, на ком эта кровь. Конечно, они хотят выглядеть в глазах мирового сообщества не террористами, коими они на самом деле являются, а приличными людьми. Потому что никто в мире так не борется с политическими противниками — таким бессовестным и безумным образом.

Что касается Донбасса и его экономической повестки, все внутренние экономические противоречия были завершены уже в 2014 году. Это — одна из заслуг Захарченко. В стране, расколотой гражданской войной, где одни предприятия оставались в ведении полевых командиров, другие — в юрисдикции Киева, третьи — еще где-то, он всё это собрал в течение полутора месяцев. Всё было зацементировано. Четыре года прошло с тех пор, как в Донбассе всё существует без каких-то криминальных разборок.

То же самое говорили в Киеве и про Гиви, и про Моторолу (погибшие командиры Донбасса. — «Известия»), которые вообще никогда ни в каком бизнесе не участвовали. Это просто традиционное киевское вранье, никакого отношения к реальности не имеющее.

У Захарченко были достаточно умеренные политические оппоненты, которые не во всем были с ним согласны и занимали дистанционную позицию, да и вообще никакого отношения к экономике не имеют. Но эти политические разногласия ни в какой клинч не переходили. Нет, и еще раз нет.

— На процессе обмена пленными это убийство скажется?

— Это никак не скажется на обмене пленными. Этот процесс и так идет плохо и никак не связан со случившимся.

 

Прямой эфир