Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Захарова указала на тревогу Запада на фоне многократных провалов ВСУ
Мир
Республиканцы надели на уши повязки в знак солидарности с Трампом
Мир
Европарламент утвердил фон дер Ляйен главой Еврокомиссии на второй срок
Интернет и технологии
В Совфеде не ожидают блокировки YouTube в России
Мир
СМИ заявили об уверенности демократов в выходе Байдена из президентской гонки
Спорт
Сборная Испании поднялась на пять мест в рейтинге ФИФА после победы на Евро
Спорт
КХЛ изменила ряд правил игры на сезон-2024/25
Мир
Мезенцев отметил важность гумсотрудничества в рамках Союзного государства
Мир
На Украине создали петицию о разблокировке выдачи паспортов за границей
Армия
ВС РФ уничтожили замаскированную позицию украинской станции П-18
Армия
Минобороны показало кадры уничтожения безэкипажных катеров ВСУ в Черном море
Наука и техника
В мессенджере WhatsApp может появиться функция перевода сообщений на другой язык
Мир
Захарова предрекла мобилизацию на Украине лиц младше 18 лет
Мир
Военный эксперт оценил вероятность ввода войск НАТО на Украину
Мир
Лихачев сообщил о пусконаладочных работах на энергоблоке АЭС «Аккую» в Турции
Мир
Лидер французской партии назвал позором переизбрание фон дер Ляйен
Мир
Мезенцев рассказал о формировании новых программ проектов Союзного государства
Мир
Депутата от Румынии вывели с заседания ЕП в наморднике

«Это просто традиционное киевское вранье»

Писатель и общественный деятель Захар Прилепин — о причастности Киева к гибели главы ДНР Александра Захарченко
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

К убийству главы ДНР Александра Захарченко в любом случае причастен Киев, однако мотивы могли быть самыми разными: в его гибели могли быть заинтересованы как военные, потерпевшие поражение в ходе недавних боевых действий, так и политики, желавшие использовать теракт для дестабилизации ситуации в Донбассе. Об этом «Известиям» заявил писатель Захар Прилепин, участник боевых действий в ДНР и ЛНР, в недавнем прошлом — советник погибшего лидера самопровозглашенной республики. 

— Некоторые эксперты и политики в России заявили, что убийство Александра Захарченко создает серьезную угрозу реализации Минских соглашений — вплоть до их «обнуления». Что вы думаете по этому поводу?

— Не согласен. Российских политиков можно условно разделить на два лагеря: один лагерь дипломатически-переговорческий, настроенный на долгое поэтапное разрешение вопроса, а второй — ну, ястребами мы их не назовем, но они настроены более радикально. Но ни тот ни другой лагерь не допускает «слива» Донбасса, о котором с ликованием заявляет сейчас Украина, сдуру подумавшая, что всё идет к этому. А к этому ничего не идет.

— Сразу после гибели Александра Захарченко МИД России заявил, что «есть все основания полагать, что за его убийством стоит киевский режим». Вы тоже думаете, что без «руки Киева» тут не обошлось?

— Здесь в любом случае не обошлось без Украины, без Киева, а интересы могут быть самые разные — политические, финансовые, военные, а может быть средоточие и тех, и других, и третьих интересов. Но количество людей, которые на Украине точили зуб на Захарченко, колоссально — от отдельных фанатиков и его «кровников», которые потерпели поражение от него на полях битвы, до политиков, которые были уверены, что так можно дестабилизировать ситуацию в Донбассе, и до олигархата, который хотел бы там властвовать, как это было раньше.

— Удастся ли Киеву дестабилизировать ситуацию в республике?

— Уже не удалось. Были попытки посеять панику, хаос, но в тот же день стало понятно, что республика под контролем. Всё будет так, как оно и есть сейчас. Ни о каком мирном русле говорить не приходится, конечно. Будут столкновения на передовой, но о масштабном наступлении Украины тоже речь не идет совершенно. Они боятся это делать и делать этого не будут.

— Что вы думаете о назначении Дмитрия Трапезникова и.о. главы ДНР?

— Конечно, я знаю Дмитрия Трапезникова. Я много времени провел с ним, и в книге «Всё, что должно разрешиться… Хроника идущей войны» есть много разговоров с ним, его воспоминаний о том, как он пришел к своим взглядам, где он находился во время майдана, как воевал. Там же всё окружение Захарченко — действующие офицеры ДНР, все участвовали в боевых действиях.

Трапезников занимал ведущие политические должности и отвечал за очень разнообразные задачи — от экономических до медийных. Это человек с большим опытом, профессионал. Осознавая, что найти полноценную замену Захарченко практически невозможно, о Трапезникове могу сказать, что это очень действенный, собранный, четкий и последовательный человек.

— Версия Киева о том, что Захарченко мог быть убит в результате криминальных разборок, связанных с неким перераспределением бизнеса, имеет под собой хоть малейшие основания? По вашим данным, у Захарченко были конфликты с бизнесом в регионе?

— Киев прекрасно знает, кто это сделал, знает, на ком эта кровь. Конечно, они хотят выглядеть в глазах мирового сообщества не террористами, коими они на самом деле являются, а приличными людьми. Потому что никто в мире так не борется с политическими противниками — таким бессовестным и безумным образом.

Что касается Донбасса и его экономической повестки, все внутренние экономические противоречия были завершены уже в 2014 году. Это — одна из заслуг Захарченко. В стране, расколотой гражданской войной, где одни предприятия оставались в ведении полевых командиров, другие — в юрисдикции Киева, третьи — еще где-то, он всё это собрал в течение полутора месяцев. Всё было зацементировано. Четыре года прошло с тех пор, как в Донбассе всё существует без каких-то криминальных разборок.

То же самое говорили в Киеве и про Гиви, и про Моторолу (погибшие командиры Донбасса. — «Известия»), которые вообще никогда ни в каком бизнесе не участвовали. Это просто традиционное киевское вранье, никакого отношения к реальности не имеющее.

У Захарченко были достаточно умеренные политические оппоненты, которые не во всем были с ним согласны и занимали дистанционную позицию, да и вообще никакого отношения к экономике не имеют. Но эти политические разногласия ни в какой клинч не переходили. Нет, и еще раз нет.

— На процессе обмена пленными это убийство скажется?

— Это никак не скажется на обмене пленными. Этот процесс и так идет плохо и никак не связан со случившимся.

 

Прямой эфир