Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Экономика
Правительство РФ увеличило размер прожиточного минимума на 2025 год
Мир
ICAN сообщила о наличии у Израиля не менее 90 ядерных боеголовок
Мир
ЕС создал комиссию по борьбе с хищениями западного финансирования на Украине
Мир
Британская газета назвала Зеленского премьер-министром Украины
Мир
Певца Рода Стюарта освистали за портрет Зеленского на концерте в Лейпциге
Авто
Российский электрокар «Атом» будут собирать из китайских комплектующих
Наука и техника
В Центре Гамалеи сообщили о разработке нового препарата для терапии ботулизма
Мир
В Одессе парень ограбил женщину в надежде получить судимость и не служить в ВСУ
Мир
В Германии заявили о риске третьей мировой войны из-за НАТО
Авто
Lada Granta Cross поступила дилерам после перезапуска производства
Мир
МИД Китая уличил США в распространении ложных сведений о других странах
Общество
Дело об оправдании терроризма возбудили в отношении Татьяны Лазаревой
Мир
Армия Чехии сообщила о взрыве боеприпасов на полигоне на востоке страны
Политика
Путин посетит с визитом КНДР 18-19 июня
Мир
Во Франции заявили о неспособности Украины победить Россию
Мир
Активисты из Палестины разгромили израильское оружейное предприятие в Британии
Мир
В Турции указали на возможность БРИКС предложить миру политическую альтернативу

Правила подземелья: шахты обрастают технологиями

Как меняется добыча угля в Кемеровской области
0
Фото: РИА Новости/Александр Кряжев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

26 августа в России отметили День шахтера. Профессия тяжелая, но уже не самая опасная, утверждают на кемеровской шахте. Там наравне с мужчинами трудится женщина, отвечающая как раз таки за то, чтобы коллеги не забыли о мерах осторожности. Подробнее о жизни шахтерского региона — в материале iz.ru.

Угольная гора

День шахтера — особо значимый праздник для Кемеровской области. Кузбасс по праву считается главным угледобывающим регионом страны — здесь производится порядка 60% всего отечественного угля. На нем плотно завязана экономика сибирского региона, в особенной степени — расположенных в нем моногородов.

Целый ряд территорий Кемеровской области сосредоточен вокруг предприятий СУЭК — для них они выступают градообразующими, рассказывает директор по связям и коммуникациям компании Сергей Григорьев. Жители моногородов остро чувствуют перемены на угольном рынке — снижение спроса и снижение цен на топливо. Однако в последние годы удалось создать базу, которая позволяет оградить население от скачков на рынке. Во-первых, этот фундамент закладывает компания, во-вторых, поддержка идет от государства — не первый год реализуются программы по поддержке моногородов, благодаря которым там создают новые производства и, соответственно, источники прибыли.

По словам Сергея Григорьева, СУЭК не допустила ни одного сокращения и смогла сохранить все действующие социальные программы по поддержке сотрудников. «Когда, например, шахта «Имени 7 Ноября» (была закрыта в 2016 году. — Iz.ru) заканчивала отрабатывать свой ресурс, мы дополнительно купили участок недр и перевели туда весь коллектив», — привел пример директор по связям и коммуникациям компании Сергей Григорьев. Таким образом, удалось по сути сохранить все рабочие места, несмотря на закрытие шахты.

В ногу со временем

Если не внедрять новейшие IT-технологии и заниматься роботизацией производства, угольная промышленность Кемеровской области не сможет составить конкуренцию на мировом рынке, подчеркивает врио губернатора региона Сергей Цивилев. Для сибирского региона — напомним, главного угледобывающего в стране — это вопрос первоочередной важности.

Масштабный учебный центр, оборудованный по последнему слову техники, открылся в городе Ленинске-Кузнецком. Там СУЭК планирует обучать сотрудников совершенно иначе, нежели в советское время. И хотя новый профстандарт для шахтеров еще не готов (а его разработка, как считают в компании, завершится в ближайшее время), уже есть представление, каким должен быть специалист в эпоху цифрового развития. Раньше он развивался постепенно, обретая всё новые навыки — например, проходя путь от машиниста подземных установок до машиниста горно-выемочных машин. Сейчас нужен несколько иной подход, считают в компании: это изначально должен быть оператор, способный одновременно заниматься управлением механизированной горной крепью и передовым комбайном, при этом досконально знать, что такое проходка шахт, поясняет замдиректора по производственным операциям СУЭК Сергей Волков.

Безотходное производство

Новейшие технологии внедряются уже вовсю. Например, на нескольких очистных забоях установлено оборудование, благодаря которому можно проводить выемку угля практически без участия людей. По словам технического директора «СУЭК-Кузбасс», с управлением техникой легко справляется один человек.

На предприятиях компании научились извлекать выгоду из метана, который есть во всех шахтах. Этим процессом занимается специально созданное подразделение — Управление дегазации и утилизации метана. На шахте им. С.М. Кирова, например, после откачки метана его преобразовывают в тепловую и электрическую энергию. За сутки благодаря газогенераторам удается получить порядка 20–32 мегаватт электроэнергии. Ее передают в городскую электросеть, а оттуда — обратно на шахту.

В Германии и Польше целые поселки отапливаются газом, добытым из шахт — только вот уже неработающих, отмечают в управлении дегазации «СУЭК-Кузбасс». Компания же применяет метод, за счет которого можно использовать метан из действующих шахт.

Новые технологии в СУЭК решили применить и для откачки воды. Осенью прошлого года на шахте «Талдинская Западная», в частности, запустили мобильные очистные сооружения, которые в настоящее время работают на мощности 450 кубов в час. Так, из воды удаляют взвешенные вещества, угольную пыль, железо. Очищенная вода используется для технологических нужд, в том числе пожарного оборудования. Неизрасходованную — пускают в реку.

Прежде чем внедрять новшество, компания изучила множество имеющихся разработок. «Раньше существовала только механическая очистка. Сейчас мы воду доочищаем химическим способом. Всё это происходит в одном контейнере», — объясняет главный эколог «СУЭК-Кузбасс» Елена Могилева.

На сегодняшний день такими мобильными установками оборудованы четыре из семи шахт компании, к 2023 году охват будет полным. Это лишь один из пунктов экологической программы компании, инвестиции в которую оцениваются в 5 млрд рублей. В рамках нее планируется среди прочего модернизировать котельные и организовать переработку отходов производства для рекультивации земель. В 2018-м году СУЭК, например, выпустила в реку Томь 1,5 млн мальков рыб.

Страх на благо

Но, конечно, больше всего технологий внедряется для безопасности шахтеров. На шахтах повсеместно установлены датчики и видеокамеры, изображение с которых идет в диспетчерско-аналитические центры. А там отслеживают информацию обо всем происходящем в подземных выработках. При нештатной ситуации тревога срабатывает моментально: сигнал получает не только диспетчер, но и руководство предприятия, компании.

При появлении газа оборудование автоматически отключается — так настроена современная система безопасности. Это исключает возможность возникновения искры. Шахтеры на экстренный случай обеспечены так называемыми самоспасателями: благодаря им при задымлении во время ходьбы можно дышать час, а сидя — 300 минут.

«На самом деле шахтеры перестали возглавлять рейтинги самых опасных профессий. Модернизация делает свое доброе дело», — признает технический директор «СУЭК-Кузбасс» Анатолий Мешков. Сорок лет назад 1 млн т добытого угля стоил одной человеческой жизни. Сейчас таких цифр нет и в помине, подчеркивает Мешков. В 2015 году, по данным статистики Ростехнадзора, при добыче 18,6 млн т угля погибал один шахтер. Сейчас по большей части несчастные случаи происходят из-за неосторожности человека или несоблюдения правил безопасности.

Соблюдать их помогает страх, признается машинист горно-выемочных машин на шахте В.Д. Ялевского Евгений Косьмин. Бояться нормально, хотя и никто не признается в этом, спускаясь под землю: «Как трус не играет в хоккей, так трус никогда не будет работать в забое».

Евгений — потомственный шахтер, как и горно-технический инспектор Марина Козакова, с которой пообщалась «Российская газета». Женщина, мать троих детей наравне с коллегами-мужчинами работает в три смены по восемь часов под землей. Ее обязанность — следить за тем, придерживаются ли шахтеры правил. Иногда, признается собеседница, требуется крепкое словцо, а иначе хватает и доброй беседы. Марина рассказывает, что следит за коллегами не только по инструкции, но и «по-человечески: беседуем, объясняем, что пренебрежение мерами безопасности может стоить жизни».

 

Прямой эфир