Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
Число пострадавших при опрокидывании автобуса на Кубани возросло до 15
Политика
Госдума приняла закон о зачислении в колледжи инвалидов после военной травмы
Мир
Во Франции блок левых выдвинул единого кандидата на пост премьер-министра
Экономика
Госдума приняла законопроект о борьбе с финансовыми пирамидами
Экономика
В Wildberries и Russ заявили о стабильной работе на фоне заявлений о захвате
Мир
Макрон отказался назначать нового премьера и правительство до середины августа
Общество
СК сообщил о росте более чем в три раза совершенных нелегалами преступлений
Экономика
Российские банки сообщили о досрочном повышении ставок по вкладам вплоть до 19%
Мир
В Белом доме заявили о вере Байдена в готовность Харрис стать президентом США
Мир
Семь профсоюзов США призвали Байдена прекратить военную помощь Израилю
Армия
Военные рассказали о работе секретной мастерской FPV-дронов армии РФ в зоне СВО
Политика
Путину подарили дамасский меч в честь 80-летия дипотношений с Сирией
Мир
Лечащий врач Байдена заявил о его излечении от симптомов коронавируса
Экономика
В Кремле прокомментировали ситуацию вокруг Wildberries
Мир
Экс-сотрудники органов нацбезопасности Израиля пожаловались США на Нетаньяху
Политика
ГД приняла закон о статусе ветерана СВО для Запорожской и Херсонской областей
Спорт
Польского прыгуна в высоту отстранили от участия в Олимпиаде-2024 за допинг
Происшествия
В Белгородской области мужчина проник за ограждения и подорвался на ВОП

Возвращение «Одиссеи»

В российском прокате — отреставрированная версия главного шедевра Стэнли Кубрика
0
Фото: Getty Images/Corbis/Sunset Boulevard
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат через 50 лет после создания выходит один из ключевых фильмов XX века — «2001 год: Космическая одиссея» Стэнли Кубрика. К юбилею картину отреставрировали под руководством Кристофера Нолана («Интерстеллар») с оригинальной 70-миллиметровой пленки и перевели в формат IMAX. Не зря: огромный экран идеален для безупречного визуального ряда и соразмерен философскому масштабу произведения.

Удивительно, но фантастическая лента полувековой давности сегодня не кажется устаревшей. Напротив, ее форма по-прежнему поражает (много ли мы вспомним блокбастеров, где за первые полчаса не звучит ни одного слова?), каждый кадр воспринимается как произведение искусства, а идеи, заложенные Кубриком и соавтором сценария Артуром Кларком, сохраняют актуальность. И вряд ли когда-то ее потеряют.

«Космическая одиссея» — это не про 2001 год, в котором разворачивается действие основной части фильма, и даже не про будущее в целом. Это — про вечное. Почему происходит эволюция? Существует ли во Вселенной разум, превосходящий человеческий? Что есть первооснова жизни? В отличие от Нолана, иллюстрировавшего в «Интерстелларе» реальную научную гипотезу, Кубрик не дает ответов. Вместо физики у него — метафизика, вместо гимна познанию — декларация принципиальной непознаваемости мира.

Можно усматривать в «Космической одиссее» связь с реальными событиями (фильм предвосхитил высадку первого человека на Луну), можно — дискутировать о религиозных мотивах, на что намекнул сам Кубрик в одном из интервью. Но буквальной трактовке картина не поддается. «Космическая одиссея» — цепочка символов, художественных метафор, большинство из которых оказались столь емкими и выразительными, что давно уже начали жить отдельно от фильма.

Монолит в пустыне и младенец в космосе, красный «глаз» компьютера HAL9000 и космический корабль, «танцующий» под вальс Иоганна Штрауса... Бесконечные цитаты, пародии, реклама и клипы «по мотивам» сделали образы «Одиссеи» поистине народными, хотя сама картина народной никогда не была.

Первые зрители были смущены непонятностью происходящего на экране. И своим мировым успехом в прокате фильм был обязан не новаторскому содержанию и экспериментальной киноформе, выстроенной по оперным принципам, а невиданным в те годы спецэффектам. За них Кубрик и получил единственный в своей карьере «Оскар» (по сути, глубоко второстепенная номинация), а вовсе не за режиссуру или сценарий.

Впрочем, влияние картины на кинематограф оказалось столь сильным, что никакие премии не смогли бы стать его адекватным отражением. «Космическая одиссея» проложила дорогу «Солярису» Тарковского и «Звездным войнам» Лукаса, франшизе про Чужого и всей кинофантастике Стивена Спилберга (включая «Искусственный разум», задуманный самим Кубриком и переданный им младшему товарищу «по наследству»). В последнее десятилетие эстафету подхватили Дени Вильнев («Прибытие») и уже упомянутый Нолан.

Но годы идут, а кубриковский шедевр по-прежнему возвышается, как загадочный монолит, на фоне более или менее удачных попыток создать нечто сопоставимое. Дело в том, что остальных режиссеров интересует человеческое, Кубрика же — сверхчеловеческое. Недаром тема из симфонической поэмы «Так говорил Заратустра» Рихарда Штрауса так хорошо подошла к начальным и финальным кадрам фильма. Правда, искать ключи к сюжету в ницшеанстве, да и в любых других философских, научных, теософских концепциях — столь же бессмысленно, как пытаться объяснить магию черной стелы. Остается только завороженно наблюдать за открывающим новые горизонты полетом «Одиссеи» и — радоваться очередному ее возвращению на нашу орбиту.

 

Прямой эфир